Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Сивков Иван Иванович — В Кемском порту, на лесозаводе и железнодорожной станции мы начали организовывать отряды Красной Гвардии.

Сивков Иван Иванович — В Кемском порту, на лесозаводе и железнодорожной станции мы начали организовывать отряды Красной Гвардии.

Участники

Страна: СССР, Карелия Сивков Иван Иванович родился в 1891 г. в Кеми. Восьми лет начал работать у частных лесопромышленников, а в 1904 г. стал рабочим кемского лесозавода. В годы первой русской революции участвовал в стачечной борьбе, подвергался репрессиям со стороны царских властей. В 1915—1918 гг. находился на фронте. В июне 1917 г. вступил в ряды большевистской партии. В 1918 г. был избран председателем Поповоостровского Совета, членом исполкома Кемского уездного Совета. Один из активных участников борьбы против интервентов на Севере. В последующие годы находился на профсоюзной и административно-хозяйственной работе. Умер в марте 1957 года. В июне 1917 года в Старой Руссе, где находилась часть, в которой я служил, полковой комитет принял меня в члены партии большевиков. Вскоре наша часть была расформирована за выступление против Временного правительства и отправлена на фронт. Находясь на фронте, я вел большевистскую агитацию, распространял среди солдат революционную литературу, был членом полкового комитета. После победы Октябрьской революции партийная организация выдвинула меня комиссаром города Полоцка. В феврале 1918 года я был демобилизован и вернулся на родину. Поступил на работу в Кемский торговый порт рабочим. Власть в уезде тогда находилась еще в руках уездной земской управы, возглавляемой Алферовым, Сосниным, Давидовичем и другими. Наряду с нею существовал Кемский уездный Совет, эсеро-меньшевистский по своему составу. Весной 1918 года трудящиеся избрали меня председателем Поповоостровского Совета. Хотя прошло уже несколько месяцев после Октябрьской революции, на местах не ясно представляли себе значение совершившегося переворота. Многие декреты Советской власти волостными и уездными управителями скрывались от рабочих и крестьян. В волостях, особенно населенных карелами, по-прежнему верховодили земские управы. Беднота находилась в зависимости у кулаков. Я связался с кемскими большевиками А. И. Мосориным, В. Н. Степановым и другими. И мы договорились о совместных действиях по изгнанию эсеров и меньшевиков из уездного Совета. В начале марта 1918 года в Сороке состоялась конференция представителей Советов Кемского уезда. На ней присутствовало около 50 делегатов. Интересны были доклады с мест. Сорочане рассказали об организации Советской власти в Сороке и об осуществлении рабочего контроля на лесозаводах. Поморы-рыбаки говорили о необходимости развития рыбных промыслов, о постройке карбасов, о снабжении Поморско-Мурманского берега продовольствием, а также орудиями лова. Представители от карельских волостей рассказали о тяжелом продовольственном положении в деревнях. Все делегаты говорили о необходимости объединения власти в руках одного уездного Совета. Кроме Кеми и Сороки, Советы в уезде уже существовали в Кандалакше, Энгозере, на Поповом Острове, в Шуерецкой, Сумском Посаде, Нюхче и ряде других волостей. Конференция пополнила состав Кемского уездного исполкома и поручила ему упразднить волостные управы, создать повсеместно волостные Советы и проводить в жизнь декреты Совета Народных Комиссаров. Эта конференция сыграла важную роль в установлении Советской власти в уезде. Кемский уездный исполком, в состав которого вошли большевики: А. Мосорин, А. Каменев, В. Степанов, Р. Вицуп, А. Груздев и другие, активно включился в работу. На места были направлены уполномоченные Совета. Они помогали в организации новых органов власти, в подавлении контрреволюционных элементов, в осуществлении декретов Советского правительства. В то время в уезде имелось несколько партийных организаций (на Поповом Острове, при уездном исполкоме, на станциях Кемь, Сорока, Энгозеро), но уездного комитета партии еще не было. Всеми партийными силами в уезде руководила большевистская фракция уездного исполкома. В марте 1918 года нам стало известно, что белофинны готовят наступление на Карелию с целью перерезать Мурманскую железную дорогу и захватить Беломорское побережье. По решению Совета в Кеми была создана военная коллегия. В Кемском порту, на лесозаводе и железнодорожной станции мы начали организовывать отряды Красной Гвардии. Я был назначен начальником Поповоостровского отряда Красной Гвардии. В конце марта беженцы из карельских деревень принесли в Кемь вести о том, что белофинские банды Мальма и Валенниуса появились в районе Ухты, Ребол и Соколозера. Положение было тревожным, мы располагали небольшими плохо вооруженными отрядами красногвардейцев. На вооружении Красной Гвардии было полторы сотни винтовок старого образца да около сотни японских винтовок. Мы связались с Архангельским губисполкомом и комитетом партии насчет снабжения нас оружием. Оттуда сообщили, что к нам направляется с вооружением ледокол «Микула Селянинович». Одновременно мы телеграфировали в Петроград о создавшейся обстановке. Местные красногвардейские отряды (Кемский, железнодорожный, Поповоостровский), совместно с подошедшими красногвардейскими отрядами из Сороки, Энгозера, Кандалакши, и отряды финской Красной Гвардии заняли оборону на подступах к Кеми. 6 апреля 1918 года из Архангельска пришел ледокол «Микула Селянииович», доставивший винтовки, пулеметы и патроны. На нем прибыл отряд Красной Гвардии в количестве 120 человек. Из-за необычайно крепкого льда ледокол не смог войти в порт и остановился у острова Пялуды, в 7 километрах от Попова Острова. Мы мобилизовали всех лошадей и вывезли оружие с ледокола. Оно было доставлено на позиции и роздано красногвардейцам. 8 апреля 1918 года белофинны напали на железнодорожный барак вблизи станции Кемь, обстреляли и сожгли его. Рабочие, жившие там, отстреливаясь, отошли к городу. 8—10 апреля на подступах к городу завязался ожесточенный бой. Белофинны пытались пробиться к железнодорожному полотну и взорвать путь. Но все попытки врага были отбиты. В это время подошедший к Попову Острову ледокол «Микула Селянинович» из имевшихся на нем двух пушек стал обстреливать противника. Белофинны отступили. Вслед за отступающим неприятелем был направлен отряд Красной Гвардии, который преследовал врага до Подужемья. После изгнания белофиннов Кемский, уисполком приступил к работе по выполнению директив Советского правительства. В мае 1918 года состоялся Кемский уездный съезд Советов. На нем присутствовали представители из самых далеких карельских волостей, от всех Советов уезда. С докладом о деятельности Кемского уездного Совета выступил А. И. Мосорин. После него отчитывались о проделанной работе заведующие отделами исполкома. По каждому докладу развертывались прения. Особенно оживленно прошло обсуждение вопроса об отношении к Мурманскому Совету. А. Мосорин в своем выступлении сказал: «Мы знаем Мурманский Совдеп, знаем его соглашательство с империалистами. Теперь он хочет распространить власть на наш уезд. Надо отвадить его от этого и дать резкий ответ». Делегаты отвергли притязания Мурманского Совета на территорию Кемского уезда. В Мурманск была послана телеграмма, клеймящая позором поведение Совета. На съезде был избран новый уездный исполком в основном из большевиков. Председателем Совета стал А. И. Мосорин. Уездный исполком проводил большую работу по налогообложению и изысканию продовольствия. По решению Совета крупные купцы Кеми: Антонов, Ремягин, Елисеев, Куриков, Белоусов, Шуттиев и другие были обложены налогом. Обнаруженные у купцов излишки продовольствия отбирались и распределялись среди нуждающихся. Имевшиеся у купцов суда были национализированы. В Кемском порту имелось три продовольственных склада, в которых хранились мука, жиры, консервы, привезенные из-за границы для снабжения царской армии. Поповоостровский Совет установил охрану этих складов. Учитывая тяжелое положение с продовольствием в центре страны, мы по телеграмме В. И. Ленина половину продовольствия (около 10—15 вагонов) направили в Петроград, а половину распределили среди местного населения, главным образом среди крестьян карельских волостей. Но недолго пришлось нам работать в мирной обстановке. Весной 1918 года в Мурманске высадился десант англо-франко-американских войск. При пособничестве Мурманского Совета, который возглавлял изменник Юрьев (Алексеев), интервенты оккупировали в июне 1918 года весь район от Мурманска до Кандалакши. 2 июля в Кемь прибыли сербы. 3 июля отряд сербов под командованием капитана Мещерина ворвался в здание Совета и арестовал членов исполкома Интервенты вывели арестованных и поставили в ряд. Каменева, Вицупа и Малышева отвели в сторону и около собора на берегу реки расстреляли. Я в то время находился на Поповом Острове и ничего не знал о событиях в Кеми. Связь с городом была прервана. Вечером в порт прибыл бронепоезд с белыми. Явившись в Поповоостровский Совет белогвардейцы предложили сдать оружие. Незадолго до этого мы спрятали около 200 винтовок и 2 пулемета, которые удалось сохранить до изгнания интервентов. Я сказал, что оружия у нас нет. Меня и еще нескольких товарищей арестовали. Белые искали оружие у рабочих, но не нашли. Нас, нескольких арестованных, перевезли на тральщик и бросили в угольную яму. Через трое суток тральщик подошел к берегу. Бандиты решили отправить нас на Север. Провожало нас все население Попова Острова. В Кеми мы были втиснуты в вагон и отправлены в Мурманск. В Энгозере к нам присоединили арестованных большевиков Парахина, Сироткина и Волкова (расстреляны интервентами в 1918 г.). В Мурманске мы были наскоро допрошены, а затем отвезены на тральщике в печенгскую тюрьму. В этой тюрьме вместе со мной находились А. Мосорин, Батюшков, М. Фостий, Фирсов, Пахомов, Дмитриев, Аникиев. Интервенты заставляли арестованных выполнять тяжелые земляные работы. Однако по требованию поповоостровских рабочих интервенты в августе 1918 года были вынуждены освободить 18 заключенных, в том числе и меня. По приезде домой я решил бежать из зоны оккупации через линию фронта. Морем доехал до деревин Сухое, а потом пошел пешком до Койкиниц, переехал на лодке через озеро и высадился на станции Сегежа. В это время там находился красноармейский отряд под командованием Спиридонова. Я вступил добровольцем в этот отряд и до полного освобождения Севера сражался в рядах Красной Армии. Источник: (1957) В борьбе за власть советов. Воспоминания участников борьбы за установление Советской власти в Карелии - Стр.227-232
 
123

Дополнительные материалы

Сивков И.И. (слева), директор шпалозавода п. Баб-губа. 1936 годСивков И.И. с семьей 1940 годСивков И.И. с сотрудниками Баб-губского шпалозаводаСивков И.И .1934 годСивков Иван Иванович с товарищамСивков Иван ИвановичСивков И.И. – бывший командир отряда кемских рабочих, разбивших белых в апреле 1918 года на подступах к городу Кеми. 1955 год.Сивков И.И. – бывший командир отряда кемских рабочих, разбивших белых в апреле 1918 года на подступах к городу Кеми. 1955 год.Сивков И.И. – бывший командир отряда кемских рабочих, разбивших белых в апреле 1918 года на подступах к городу Кеми. 1955 год.Участники борьбы за власть Советов в Кемском уезде. 1930 год.
 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных