Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

М.В. Быстров — Партизанские будни (боец партизанского отряда «За Родину»).

Участники

Страна: СССР, Карелия 
Быстров Михаил Васильевич (1902 г р). Член КПСС. До вступления в партизанский отряд работал в сети потребительской кооперации в г. Череповце. Награжден тремя медалями Советского Союза.
Вот уже целый год длилась Великая Отечественная война... В руках врага оказались многие города и села нашей страны. Пылало небо багряно-красными языками, стонала земля от взрывов и под тяжестью железа ... Жил я тогда в Череповце. Работал директором универсальной базы Вологодского облпотребсоюза. Дело нужное, но сердце рвалось к другому. Решение вступить в партизанский отряд пришло очень быстро. Узнав, что Вологодский обком партии подбирает людей в партизанский отряд для действий в тылу врага в Карелии, я поехал в Вологду. На исходе был июль. Стояли солнечные погожие дни. Зашел я в обком, сказал о своем желании. Получив положительный ответ, стал готовиться в дорогу. В августе 1942 года бойцы будущего партизанского отряда «За Родину съезжались в Вологду. Сборным пунктом было местечко Чехолдино, где уже проводилась боевая учеба. Наконец, наступил прощальный вечер. Мы обещали честно служить Родине, отважно бороться с врагом, мужественно переносить все трудности партизанской жизни. Вскоре мы прибыли в город Сегежу — пункт назначения. Здесь была объявлена тревога. Вышли из вагонов и растянулись вдоль забора. Переждали. К вечеру устроились в лесу, в бараках, а также в домах, оставленных местными жителями. Начались занятия. Проводили их военные специалисты. Они знакомили нас с различными видами отечественного и иностранного оружия, снарядами, минами, учили ориентироваться в лесу. Занятия продолжались три месяца. В ноябре я был вызван в Беломорск, в штаб партизанского движения. Меня, как работника, знающего вопросы снабжения, назначили помощником командира отряда по материальному обеспечению. В штабе мне указали место дислокации отряда, сообщили, где следует получать продовольствие, одежду, вооружение и т. п. В помощь дали пять бойцов. Отряд ушел пешком на базу — в Авдеево, расположенную в тридцати километрах от Онежского озера. А мы, получив все необходимое, отправились туда же на машинах. Предстояло преодолеть свыше трехсот километров. Ехали ночью, без фар. Днем стояли в лесу — выжидали, так как дорога непрерывно патрулировалась вражескими самолетами и подвергалась артобстрелу. Колонна машин растянулась на длинной дорожной ленте. На четвертые пятые сутки остановились в лесу, расположившись на ночлег в заброшенном сарае. Пока подошла лишь часть машин. Где то остальные? Недалеко от сарая на берегу озера вырисовывалась группа домов. Было уже темно и в одном из них зажегся свет. Решили зайти. От хозяина дома узнали, что до Авдеева 3—4 километра. Сразу же выехали и прибыли туда еще до рассвета. На базе нас уже ждали. В течение двух следующих ночей подошли остальные машины. Все было в порядке. Отряд прибыл в Авдеево лишь через несколько дней. Местных жителей в селе осталось немного. Большинство крестьянских изб пустовало. В них и разместились партизаны. Снова началась боевая учеба. В январе 1943 года отряд вышел на первую боевую операцию для разгрома трех финских гарнизонов — Тамбицкий маяк, Крестовая губа и Линдома. В этом походе мне не удалось участвовать. По приказу командования я и некоторые бойцы остались в Авдееве. Оставшиеся очень тревожились за отряд, но вместе с тем делали свое скромное, но необходимое дело для встречи уставших партизан. Приводили в порядок избы, топили печи, ремонтировали обмундирование, заготовляли продукты. За первой операцией последовала вторая, третья... Были большие и маленькие походы, диверсии и разведки — словом все то, из чего складывалась боевая жизнь партизан и партизанские будни. 3 мая 1943 года я вместе с Асташовым, связным комиссара Борисова, выехал в Вологду. Нужно было получить праздничные подарки для бойцов. В обкоме партии встретили нас радушно. Долго и подробно расспрашивали о боевых делах и партизанской жизни. Обратно выехали 9 мая. Оказалось, что отряд из Авдеева уже ушел на один из разъездов железнодорожной линии Волховстрой — Петрозаводск. Погрузив оставшиеся продукты и имущество на машины, мы покину ли базу. Догнали отряд километрах в пятнадцати от разъезда. Партизаны расположились в лесу на вынужденный отдых — было светло, продвигаться по дороге опасно. Передали комиссару пакет из обкома партии, партизанам — письма от родных и подарки. Среди подарков находились шерстяные костюмы для наших девушек, телогрейки, сапоги, а также продукты. Сколько было радости! Все были тронуты вниманием и заботой вологжан. В очередном походе отряд находился двадцать дней. Партизаны устали, а главное — кончились продукты. Связались по рации со штабом. Получив распоряжение об отходе, мы направились обратно. Выбившись из сил, бойцы с трудом продвигались вперед. Пришлось остановиться в лесу. В это время я съездил за продуктами в Сегежу и снова возвратился обратно. Мне предстояло сменить место дислокации с Сегежи на Лехту. Отряд ушел на Березово. Это село находилось на нейтральной территории, километрах в ста от Лехты. Нашим бойцам было дано задание выручить соседний партизанский отряд, которым командовал наш бывший начальник штаба Самсонов. Поиски оказались длительными. Когда, наконец, отряды встретились, выяснилось, что запасы продуктов иссякли. Об этом по рации было сообщено в штаб партизанского движения. Штаб предложил мне связаться с авиачастью и сбросить с самолетов тюки с продовольствием в район на хождения партизан. Получив задание, я срочно выехал на станцию Сосновец. Договорился с командованием авиачасти о предоставлении двух самолетов и начал готовить продовольствие. Хотелось положить туда всего побольше, гак как знал, что товарищи наголодались. Но приходилось считаться с возможностями... Всего собрал 6 тюков по 80 килограммов — по три тюка на самолет. Наконец, самолеты, поднявшись в воздух, взяли назначенный курс. С волнением я ожидал их возвращения. Успокоился лишь тогда, когда летчики сообщи ли, что продовольствие доставлено. Доложив об этом в штаб, я вернулся в Лехту, чтобы подготовиться к встрече участников похода. Хотелось все приготовить так, чтобы партизаны почувствовали себя дома. Чего только не придумывали для этого! Партизаны возвратились дней через 10—12. На базе они отсутствовали больше месяца. Вместе с нашим отрядом в Лехту пришел и отряд Самсонова. В этот вечер всем долго не спалось. Вспоминали дни похода, читали письма родных, пели любимые песни. Около пяти часов утра вдруг началась бомбежка. Полусонные и полураздетые партизаны выбегали из домов. Одни бросились к озеру, другие рассыпались по лесу. Налетело сразу девять самолетов. Бомбы падали одна за другой. Сбросив груз, бомбардировщики бреющим полете стали обстреливать местность из пулеметов. В течение двух часов они сделали четыре захода. Когда все стихло, выяснилось, что у нас были убитые и раненые. Горько было сознавать, что люди только что вернулись из тыла врага, где все время ходили около смерти, но остались живы, а здесь, на своей территории, их жизнь так нелепо оборвалась. Сознание этого ожесточало партизан, удесятеряло силы. Отдых был сорван. Сделав необходимые приготовления, отряд направился в новый поход. Наступила осень 1943 года. В октябре прибыл командир отряда И. Я. Чертков. На нас он сразу же произвел хорошее впечатление — выдержанный, подтянутый, боевой. В это время место дислокации отряда находилось в Петрушевской Сельге. Партизаны готовились к очередному походу через Онежское озеро, в район финского гарнизона Конда. Операция прошла удачно. Наши бойцы захватили большие трофеи и трех военнопленных, которых мне поручили отвезти в Беломорск, в штаб партизанского движения. В помощь дали трех бойцов. Сдав военнопленных, мы возвратились на базу. В июле 1944 года было получено распоряжение сменить место дислокации отряда на Юшкозеро. Партизаны выступили прямо на Юшкозеро, а я вместе с шестью бойцами отправился в Кемь для получения продуктов и снаряжения. Попасть в Юшкозеро с большим грузом можно было только по рекам. В Кеми нам дали три резиновые лодки. Погрузив продовольствие и снаряжение в эти лодки, мы двинулись в плавание. Путешествие оказалось нелегким. В пути пришлось преодолевать пороги, разгружать лодки и переносить груз на руках. Когда прибыли в Юшкозеро, отряд был уже на месте. Вскоре в связи с заключением с Финляндией перемирия военные действия против финнов были прекращены, и отряд «За Родину» стал расформировываться. Сдав все оружие и имущество отряда, в конце ноября 1944 года я выехал в Вологду и получил назначение на прежнее место работы. Идут годы... Внешне мы уже не те, что были почти двадцать лет назад. У многих погрузнели тела и по-серебрились волосы, но, как прежде, мы верны партизанской дружбе. Помним друг о друге. Помним и о тех, кто навсегда остался в карельской земле, защищая любимую Родину. Источник: (1961) Тропами борьбы (Вологодский партизанский отряд «За Родину») - Стр.99-104
 
74

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных