Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Фостий Михаил Васильевич — 20 месяцев я просидел в тюрьмах интервентов.

Фостий Михаил Васильевич — 20 месяцев я просидел в тюрьмах интервентов.

Участники

Страна: СССР, Карелия Родился в 1884 г. вс. Чепоносах, Хотинского уезда, Бессарабской губернии. В 1914 г. призван в армию, служил рядовым железнодорожного батальона. С 1916 г. работал на Мурманской железной дороге. В августе 1917 г. стал членом большевистской партии. Явился одним из организаторов борьбы за революционные Советы в Сороке и Карельском Поморье. Был заместителем председателя, потом председателем Сорокского Совета и секретарем Сорокскои партийной организации, а с мая 1918 г.— членом Кемского уездного исполкома и уездным военным комиссаром. В июле 1918 г. арестован интервентами и до февраля 1920 г. содержался в тюрмах и концлагерях. С 1920 г. находился на административно-хозяйственной работе. В настоящее время М. В. Фостий — персональный пенсионер, живет в Киеве. Уже в начале 1917 года станция Сорока представляла собой довольно крупный железнодорожный узел. Рядом со станцией находились два лесопильных завода, принадлежавшие крупному лесопромышленнику Беляеву. Третий лесозавод, расположенный на острове Молчанова, принадлежал англичанину Стюарту. Здесь же на станции Сорока стояли и воинские части: рота железнодорожного батальона и рабочий батальон. Будучи солдатом железнодорожного батальона, я в 1916 году работал на постройке Мурманской железной дороги, а с 1917 года — слесарем в Сорокском железнодорожном депо. О победе Февральской революции и свержении царского самодержавия рабочие Сорокского железнодорожного депо узнали из телеграммы, полученной из Петрограда. Эту телеграмму я зачитал и солдатам железнодорожного батальона. В это время к собравшимся солдатам подошел командир роты поручик Комаров. Узнав содержание телеграммы, он сначала было растерялся, весь задрожал, но потом, видимо, немного пришел в себя и стал агитировать за царя. В конце своего выступления он приказал, чтобы солдаты, которые стоят за революцию, отошли в сторону, а те, кто против, остались на месте. Против революции проголосовали только двое: сам командир роты поручик Комаров и старший унтер-офицер Сапожников. В первые же дни после Февральской революции рабочие Сорокского железнодорожного узла разоружили полицию и жандармерию на станции Сорока и сами вооружились. Вскоре после революции, наряду с государственными органами власти, возникли новые демократические органы: на железной дороге — комитет профсоюза железнодорожников, на лесопильных заводах — завкомы, в воинских частях — ротные и батальонные комитеты. На митингах и собраниях обсуждались события, происходившие в Петрограде. О них рабочие узнавали разными путями: из газеты «Правда», которая хотя и редко, но все-таки доходила до Сороки, а также от пассажиров, прибывавших с Петроградскими поездами. Когда до Сороки дошли сведения об июльских событиях 1917 года в Петрограде, на Сорокском железнодорожном узле и на лесопильных заводах состоялись митинги, на которых возмущенные рабочие протестовали против действий Временного правительства и заявили о своей солидарности с рабочими Петрограда. Среди железнодорожников Сорокского узла имелась группа меньшевиков, которую возглавлял машинист Сорокского депо Лютов. Несколько меньшевиков и эсеров было и среди солдат железнодорожного батальона. И в самой Сороке тоже существовала группа меньшевиков во главе с Аникеевым и Мешковым. Аникеев возглавлял волостную земскую управу. После июльских дней среди рабочих лесопильных заводов и железнодорожников выявился актив передовых рабочих, которые боролись против соглашателей и твердо отстаивали линию большевиков. Во второй половине июля 1917 года я собрал наиболее сознательных рабочих и внес предложение — организовать большевистскую ячейку. Предложение было принято. Сразу же записалось в ячейку восемь товарищей, среди которых, кроме меня, были: А. Каменев, П. Логинов, К. Паршуков, Н. Степанов и другие. Каждый из нас рассказал свою автобиографию. На этом собрании товарищи избрали меня председателем ячейки. Вскоре подали заявления и были приняты в парторганизацию рабочий столяр В. П. Солунин и мать машиниста Степанова. Создание большевистской организации в Сороке имело большое значение для борьбы за победу революции в Поморье. Возникновение и деятельность партийной ячейки содействовали росту политической сознательности и революционной активности рабочих и служащих железнодорожного узла, лесопильных заводов, а также крестьянской бедноты Сороки. В дни корниловского мятежа, когда ЦК партии призвал трудящихся дать вооруженный отпор контрреволюции, Сорокская большевистская ячейка организовала в районе железнодорожного узла митинг, в котором приняли участие рабочие и служащие железной дороги, рабочие сорокских лесопильных заводов, солдаты воинских частей и местные крестьяне. Собравшиеся заявили, что окажут помощь Петроградскому пролетариату в его борьбе с контрреволюцией. Во время выборов в Учредительное собрание большинство рабочих железнодорожного узла и лесопильных заводов отдали свои голоса за список большевиков. Когда в октябре 1917 года победило вооруженное восстание в Петрограде и телеграф известил об этом Сороку, меньшевики стали распространять всевозможные провокационные слухи и расклеили по селу воззвания, в которых призывали «протестовать против кучки узурпаторов, захвативших в свои руки власть народа». На состоявшемся в связи с победой Октябрьской революции многолюдном митинге в Сороке центральным вопросом был вопрос о признании нового рабоче-крестьянского правительства во главе с В. И. Лениным. Мне пришлось председательствовать на этом митинге. Надо было видеть, с какой яростью и клеветой обрушились меньшевики и эсеры на партию большевиков, в особенности на В. И. Ленина; они с пеной у рта настаивали на том, чтобы не присоединяться к Петроградским рабочим и вынести протест против Октябрьского восстания. Но рабочие поддержали большевиков. Собрание приняло следующую резолюцию: «Рабочие и все трудящиеся Сороки присоединяются к рабочим Петрограда в борьбе за социалистическую революцию и приветствуют первое рабочее правительство во главе с товарищем Лениным». Это решение в тот же день было передано по телеграфу в Петроград. 13 ноября 1917 года в Сороке состоялось собрание представителей железнодорожников, рабочих лесозаводов, солдат и крестьян села Сороки. Собрание переизбрало Сорокский Совет, в составе которого до этого были меньшевики и эсеры. Во вновь избранный Совет вошли А. Каменев, В. Солунин, К. Паршуков, П. Логинов, Л. Исаков, М. Фостий, Н. Степанов и др. Вскоре Сорокский Совет по инициативе рабочих и крестьян вынес решение о ликвидации земской управы, «комитета спасения родины» и о создании рыбацких и рабочих кооперативов. В декабре 1917 года Совет принял решение о передаче управления сорокскими заводами в руки рабочих, а также постановил выслать с территории заводов тех чиновников заводчика Беляева, которые занимались саботажем. Совет обложил налогом местную буржуазию — судовладельцев и купцов. Сорокские богатеи послали В. И. Ленину телеграмму с просьбой отменить решение Совета, но Владимир Ильич телеграфом через Сорокский Совет ответил, что решение Совета правильное и остается в силе*. 10 — 18 января 1918 года в Петрограде в Таврическом дворце состоялся III Всероссийский съезд Советов. От трудящихся Сорокского района я был избран делегатом на этот съезд. Съезд открылся в дни невиданного торжества рабочего класса. Советская власть утверждалась по всей стране. Но над страной уже вырисовывалась грозная опасность. Германские империалисты готовились к разбойничьему нападению на Советскую республику. Создатель Советского государства В. И. Ленин, предвидя надвигающиеся испытания, уже всесторонне продумывал вопрос об организации Красной Армии и посвятил этому значительную часть своего доклада. По возвращении из Петрограда я сделал доклад о III Всероссийском съезде Советов на общем собрании рабочих и служащих Сорокского железнодорожного узла, сорокских лесопильных заводов и крестьян Сороки. В марте 1918 года хорошо подготовленные отряды белофиннов вторглись на территорию Советской Карелии; они двигались к Мурманской железной дороге, на Кемь и Сорокский железнодорожный узел в надежде захватить эти важнейшие пункты. Узнав о вторжении белофиннов, Сорокская партийная организация немедленно приступила к подготовке вооруженного отпора финским белогвардейцам. Одновременно как в Сороке, так и в Кеми были созданы военные коллегии, которые срочно начали создавать рабочие отряды и принимали меры по обороне Кеми и Сорокского железнодорожного узла. Наши отряды, организованные из рабочих лесопильных заводов и железнодорожников, а также отряд финских красногвардейцев успешно отразили наступление белогвардейских финских банд на Кемь. В апреле 1918 года захватчики были отброшены от Мурманской железной дороги к границе. В мае 1918 года в Кеми был созван I уездный съезд Советов. Съезд избрал членами уездного исполнительного комитета Каменева, Логинова, Семенова, Никулина, Сенцова, Вицупа, Малышева, В. Степанова, Мосорина, Фостия и других. Председателем исполкома был избран А. И. Мосорин, меня избрали уездным военным комиссаром. В первых числах июня была начата организация уездного военного комиссариата, а также волостных военных комиссариатов. Одновременно при Кемском уездном военном комиссариате велась запись в Красную Армию. В мае 1918 года Кемский исполком получил просьбу Петроградского Совета помочь Петроградскому пролетариату хлебом. Хлеба в Петрограде тогда не было, рабочие сидели на голодном пайке. В связи с тем, что хлебные ресурсы в Кемском уезде были крайне незначительны, исполком вынес решение: просить Соловецкий монастырь выделить часть хлеба из своих запасов для отправки в Петроград. Исполком уполномочил меня поехать в Соловецкий монастырь, договориться с монахами и привезти хлеб. В конце июня на небольшом пароходе я отправился в Соловецкий монастырь. Монахи вначале отказались дать хлеб, ссылаясь на то, что запасы у них небольшие, а время очень тревожное. И только после долгих переговоров монахи с трудом согласились дать пятьсот пудов хлеба. Они сами погрузили его на пароход. Когда пароход вернулся в Кемь, в порт Попова Острова, и как только я сошел на берег, на меня набросилась вооруженная группа белогвардейских офицеров. Они избили и обезоружили меня и отправили в кемскую тюрьму. В тюрьму уже были брошены члены Кемского исполкома: Сенцов, Вячеслав Степанов, Никулин и другие. От них я узнал, что англо-американские войска подошли к Кеми и захватили город. 3 июля интервенты расстреляли членов исполнительного комитета Каменева, Вицупа и Малышева, разогнали Кемский уездный Совет и разгромили все советские организации. Англо-американо-французские империалисты под предлогом защиты Северного края от возможного нападения немецких вооруженных сил начали интервенцию. 20 месяцев я просидел в тюрьмах интервентов, много мук и издевательств пришлось испытать мне и моим товарищам-заключенным. От верной смерти нас избавила Красная Армия, освободившая Советский Север от гнета оккупантов. * Приводимый автором факт не получил отражения в известных нам документальных источниках или в печати. — Ред. Источник: (1957) В борьбе за власть советов. Воспоминания участников борьбы за установление Советской власти в Карелии - Стр.221-226
 
46

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных