Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Журавлёв Петр Иванович — Участвовал в боях против белофиннов в 1919 г.

Журавлёв Петр Иванович — Участвовал в боях против белофиннов в 1919 г.

Участники

Страна: СССР, Карелия Родился в 188-1 г. в д. Сармяги, Коткозерской волости, Олонецкой губернии, в семье крестьянина-карела. До 1915 г. работал в крестьянском хозяйстве. По возвращении с фронта первой мировой войны на родину в 1918 г. стал членом большевистской партии, был секретарем партийной ячейки в д. Сармяги. Участвовал в боях против белофиннов в 1919 г. В последующие годы находился на партийной и советской работе. В настоящее время П. И. Журавлев — персональный пенсионер, работает председателем Вагвозерекого сельсовета, Олонецкого района, Карельской АССР. В дни Великой Октябрьской социалистической революции я находился на фронте, служил рядовым в 6-й роте Грязовецкого полка 74-й дивизии. За три года пребывания на фронте изведал все ужасы войны, все тяготы окопной жизни. Скажу лишь о том, как у меня, да и у многих тысяч других солдат, открылись глаза, и мы поняли, за чьи интересы воюем. В нашей роте служил прапорщик революционер. Очень жаль, что я никак не могу припомнить его фамилии. Хороший был человек. Он то и стал нашим первым просветителем. Еще до Февральской революции, несмотря на большие строгости, он вел с нами беседы на политические темы, а потом из наиболее сознательных солдат создал кружок и систематически объяснял нам текущие события. После Февральской революции эту работу он повел еще шире. От него мы услышали ответ на многие интересовавшие нас вопросы. Он же организовывал митинги, на которых знакомил нас с революционными событиями в стране и с лозунгами большевистской партии. Митинговали тогда чуть ли не каждый день. Интересно то, что когда приезжали представители Советов, партии большевиков, все до одного приходили на митинг, очень внимательно слушали, просили приезжать почаще. Когда же приезжали агитаторы Временного правительства, выступавшие за войну «до победного конца», к концу митинга оставалось человек с десяток. А было и так, что оратор оставался в единственном числе. Однажды солдаты даже заявили оратору так: «С таким выступлением к нам больше не приходите; мы стоим за Советскую власть, стремимся к миру, а вы нас все к войне призываете». За революционную работу, которая велась в наших воинских частях, многие поплатились. Для подавления «крамолы» в войсках у Временного правительства имелись специальные карательные отряды, которые обыкновенно приезжали ночью и оцепляли «крамольную» часть, затем выявляли организаторов и расправлялись с ними. Бывали и такие случаи, когда революционно настроенные части вступали в вооруженное столкновение с карательными отрядами, чтобы отбить революционеров-организаторов от палачей. Хорошо запомнился приезд к нам на фронт Керенского в мае 1917 года. Наш полк тогда стоял в местечке Козово (Галиция). К 15 мая, ко дню приезда Керенского, стянули сюда всю 74-ю дивизию, пулемётные и другие части — всего больше 20 тысяч человек. Керенского сопровождало несколько генералов, в том числе командующий фронтом. Назначен был митинг. Солдаты пришли с лозунгами: «Долой войну!», «Вся власть Советам!», «Да здравствует мир!». Вот на трибуну поднялся глава Временного правительства. Он призывал нас к новому наступлению. Генералы и офицеры встретили его речь аплодисментами, солдаты же угрюмо молчали. Наступление все-таки было предпринято в июне 1917 года, но оно с треском провалилось. Озлобление у солдат было страшное. Дисциплина окончательно рухнула. Никакие увещевания начальства не действовали. Боеспособность армии была утрачена раз и навсегда. Всех нестерпимо тянуло домой. Жадно ловили мы доходившие до нас слухи о жизни революционного Петрограда. Большевистские лозунги: «Долой войну!», «Долой министров-капиталистов!» были особенно близки сердцу солдат. В конце 1917 года 250 солдат нашего полка выехали самовольно, без документов, домой, в числе их был и я. На большой узловой станции Жлобин поезд наш задержали корниловцы. Станция была забита эшелонами. Здесь произошел настоящий бой между корниловцами и эшелоном матросов. Чтобы мы не вышли на подкрепление матросам, корниловцы и наш поезд стали обстреливать. Жертв у нас в поезде было много, но еще больше их было среди гражданских пассажиров. Наконец, нам удалось прорваться, и мы уехали. Был уже конец ноября 1917 года, когда мы высадились в Петрограде, а оттуда выехали в Олонец. 15 декабря 1917 года я приехал домой в свою родную деревню Сармяги. Здесь меня удивило прежде всего то, что наши богачи Сечкины живут себе, как ни в чем не бывало, по-прежнему перед ними крестьяне ломают шапки. То же самое было и в других деревнях. В Коткозере все в своих руках держали Кошелевы, Лукины и другие богатеи. В Кондосельге на своих местах были Михаил и Николай Крякиевы — самые злостные эксплуататоры, угнетавшие бедняков-карел, вывозившие в Финляндию кожи и хлеб и привозившие оттуда контрабанду. По прибытии в деревню я с большим жаром взялся за выполнение данного мне в Олонце уполномоченным Петроградского комитета партии поручения по организации собрания и проведению выборов делегатов на уездный крестьянский съезд. Прежде всего я собрал всех фронтовиков и надежных бедняков, и мы вместе обсудили вопрос о наших задачах по проведению собрании. На второй день провели общее собрание граждан четырех деревень. Сказалась предварительная работа. Собрание прошло очень удачно. После моего выступления началось выдвижение делегатов на съезд. Большинством голосов были избраны фронтовики: М. П. Захаров, Д. Т. Блохин и я. Уездный съезд крестьянских депутатов состоялся в середине января 1918 года. Съехалось около 130 делегатов. На повестке дня стояли следующие вопросы: 1) образование и задачи Советской власти; 2) выборы уездного Совета и уездного исполнительного комитета. С докладом по первому вопросу выступил уполномоченный Северного областного комитета партии. По его докладу разгорелись бурные премия. От меньшевиков за созыв Учредительного собрания выступил Шишкин. Пришлось дважды проводить голосование по вопросу о признании Советской власти. В первый раз за признание Советов голосовало 115 человек, против 200, тогда как делегатов было всего 130. Оказалось, что в голосовании участвовали не только делегаты, но и присутствовавшие на съезде кулаки и торговцы. Голосование было проведено вторично, голосовали по мандатам; за признание Советской власти было подано 119 голосов, за Учредительное собрание— 3 голоса, остальные воздержались. После этого съезд приступил к выборам исполкома. Под влиянием прибывающих с фронта революционно настроенных солдат бедняки стали сплачиваться и постепенно начинали понимать, что Советская власть - власть рабочих и крестьян, узнали, кто такие большевики и вождь революции Ленин. Беднота потянулась к большевикам. К осени 1918 года начали формироваться партийные ячейки. В волости организатором партийных ячеек был Зузан, хороший, энергичный товарищ, приехавший из Олонца. Всех ячеек в нашей волости в это время было три: 12 партийцев в деревне Сармяги, 16— в Утозере, 25—в Коткозере, всего 53 человека*. Я состоял в Сармягской ячейке и долгое время оставался ее руководителем. Партийные ячейки сплачивали вокруг себя бедноту, направляя ее политическую активность на борьбу против кулачества. Были организованы комитеты бедноты. На первых порах комбеды оказались ненадежными. Кулакам удалось провести туда своих прихвостней. Мы начали исправлять положение, очищать комбеды, и дело стало налаживаться. Произвели также чистку своей партийной ячейки от случайных элементов, оставив лишь верных и надежных товарищей, таких как П. Журавлев, П. Максимов, П. Савельев, Д. Гвоздев, Баранов, Г. Сидоров, И. Зайцев, А. Молоков, П. Молоков, Т. Андреев и др. Объединение партийных сил и бедняцкого актива позволило нам успешно провести обложение налогом кулачества и собрать чрезвычайный денежный налог. Перед тем, как приступить к сбору налога, была организована волостная чрезвычайная комиссия в составе 5 человек, в нее вошли П. Савельев, Г. Сидоров, Н. Киселев, И. Максимов и я. Самого крупного эксплуататора С. Сечкина мы обложили налогом в 40 тысяч рублей, других — от 2 до 4 тысяч рублей. Когда решение налоговой комиссии было доведено до сведения кулаков и торговцев, они остервенели от ярости. Но мы собрали полностью все, что было намечено. Вскоре я вступил в образцовый полк деревенской бедноты, сформированный в Петрограде. Весной 1919 года я участвовал в боях против вторгшихся в Олонецкий уезд белофиннов в составе Коммунистического отряда под командованием Ф. Егорова и не расставался с винтовкой до тех пор, пока белофинская авантюра не была ликвидирована. * Автор считает как членов партии, так и сочувствующих.— Ред. Источник: (1957) В борьбе за власть советов. Воспоминания участников борьбы за установление Советской власти в Карелии - Стр.138-142
 
22

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных