Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Трошин Василий Александрович — Воспоминания старого учителя.

Трошин Василий Александрович — Воспоминания старого учителя.

Гражданские

Страна: РСФСР, Карелия Трошин Василий Александрович  - родился в 1882 г. в Петрозаводске, в семье служащего. С 1899 г. работал народным учителем в земских школах Карелии. Принимал участие в революционных событиях 1905— 1907 гг. в Олонецкой губернии. Участник первой мировой войны. В 1918—1920 гг.— учитель, заведующий отделом внешкольного образования Карельского областного отдела народного образования, председатель областного комитета Союза работников просвещения Карельской Трудовой Коммуны. В последующие годы находился на педагогической, культурно-просветительной и профсоюзной работе. В настоящее время — персональный пенсионер. После демобилизации из армии я вернулся в Повенец и был назначен заведующим уездным отделом народного образования. В Повенце, где до первой мировой войны я проработал 15 лет, встретился со своими старыми друзьями — учителями Ф. И. Григорьевым, П. С. Корзиным, Н. П. Ивановым, С. М. Фесфитиняновым, В. Т. Гурьевым и др. Это были прогрессивно настроенные люди и активные общественные работники, в свое время связанные с политическими ссыльными. Многих из них после революции народ избрал своими представителями в органы Советской власти. Так, В. Т. Гурьев был выдвинут председателем Повенецкого уезд-исполкома, Ф. И. Григорьев — его заместителем, С. М. Фесфитинянов — членом Совета. Гурьев и Фесфитинянов являлись активными организаторами партизанских отрядов, которые успешно вели борьбу с иностранными интервентами в карельских волостях уезда. П. С. Корзин, как заместитель председателя уездной ЧК, участвовал в подавлении мятежа шунгского кулачества. Особенно хочется рассказать о крестьянине-бедняке села Гимолы, Повенецкого уезда Николае Петровиче Гарлоеве. Революция выдвинула его на передний край борьбы за Советскую власть в уезде. Первый раз я встретился с Гарлоевым в Гимолах, где учительствовал в 1909—1914 гг. Н. П. Гарлоев очень интересовался деятельностью школы, всегда помогал ей, в школе учились и его дети. Он всецело меня поддерживал в создании кооператива, добровольной пожарной дружины, в организации общественных опытных запашек, в проведении культурно-просветительных мероприятий. Я давал Гарлоеву нелегальные политические брошюры, которые он читал с большим интересом. Вначале, правда, после прочтения брошюры В. Либкнехта «Пауки и мухи» он расширил глаза и сказал, что ведь эта книга — «незаконная», как же так. Но потом вошел во вкус и сделался проводником революционных идей среди жителей деревни. Во время войны Н. П. Гарлоев был мобилизован в армию и в одном из боев тяжело ранен. После демобилизации из армии он вернулся в родную деревню и стал одним из активных организаторов Совета в Поросозерской волости. На первом Повенецком уездном съезде Советов он был избран в состав исполкома уездного Совета. Когда в августе 1918 года в Повенце была создана первая партийная организация, в нее в числе других вошли Гурьев, Корзин и Гарлоев. Вскоре исполком и партийная организация направили Н. П. Гарлоева в Поросозерскую волость, чтобы отобрать у кулаков хлеб и раздать его бедноте. В это время в волости орудовала белофинская агентура; враги Советской власти вели в деревнях усиленную агитацию за присоединение Поросозерской волости к Финляндии. С белофиннами были связаны члены Поросозерского волостного Совета Потапов и Семенов. В декабре шайка диверсантов произвела налет на Поросозеро и захватила его. Бандиты злодейски убили нескольких волостных советских работников. Гарлоеву удалось бежать. Когда он пробирался лесными тропами в Повенец, его подкараулили и тяжело ранили совдозерские кулаки. Гарлоев умер в петрозаводской больнице. Так погиб стойкий большевик, честный и скромный человек. Впоследствии узнал я и о судьбе моих бывших учеников из Ругозерской школы — о П. И. Агафонове — председателе Ругозерского Совета, который был убит кулаками за то, что решительно проводил аграрную реформу, и В. В. Маркове — председателе Ругозерского комитета, убитом при перераспределении кулацкого хлеба. Весной 1919 года, ввиду наступления интервентов на Севере, советские учреждения из Повенца были эвакуированы в Петрозаводск. Петрозаводский уездный отдел народного образования направил меня заведующим Деревянской школой (в 24 км от Петрозаводска). После реформы бывшая земская школа была преобразована в трудовую школу первой ступени. Школа представляла собой большое, неуклюжее здание. Классы производили удручающее впечатление. Голые, серые, грязные, бревенчатые стены, закопченный потолок, потертые, замызганные полы, грубо сколоченные парты. На стенах никаких портретов, картин. Не было ни атласов, ни географических карт, ни других учебных пособий. Вот что оставила после себя в наследство старая школа. Вот на какой материальной базе нужно было создавать новую советскую школу. Педагогический коллектив состоял из заведующего и трех учительниц. В школе имелось четыре класса и намечалось открыть в следующем году 5-й класс. Здесь уже было известно решение Совета народного образования при Комиссариате просвещения Олонецкой губернии о единой рабоче-крестьянской школе и более позднее положение Комиссариата просвещения РСФСР «О единой трудовой школе», однако перестройка работы еще не была произведена. В школе отсутствовали новые программы и учебники, не имелось и указаний, какими методами заниматься, как вести учебное дело по-новому. Прежде всего решили организовать при школе огород, на котором силами учащихся произвести опыты разведения различных огородных и ягодных культур. Поскольку Деревянский волисполком отвел для школы довольно большой участок земли, мы наметили посадить такое количество овощей и картофеля, чтобы их хватило для приготовления школьных завтраков. В основу учебного плана школы было положено изучение сельского хозяйства. Так, например, на уроках арифметики и геометрии мы задавали ученикам задачи на сельскохозяйственную тематику; при изучении ботаники — знакомили учащихся с огородными и полевыми растениями, произрастающими в условиях Карелии; на занятиях по зоологии — особое внимание обращали на ознакомление с вредителями сельскохозяйственных культур и способами борьбы с ними и т. д. Учащиеся помогали в работе крестьянам, имевшим маломощное хозяйство, трудились в организованной при школе столярной мастерской, принимали участие в озеленении и благоустройстве деревни, проводили опыты, наблюдения, занимались коллекционированием, совершали экскурсии и т. д. Конечно, все это еще не разрешало проблемы трудового и политехнического образования детей. Это был лишь первый опыт перехода от словесно-схоластической школы к школе, которая должна обучение и воспитание детей строить на основе тесной связи с жизнью. Но даже и та перестройка, которая проводилась тогда в школе, у большинства учителей вызывала большие затруднения. Они привыкли учить ребят только по книгам и учебникам. Например, учителя этой школы никогда не проводили экскурсий и не знали, как это делается. Они высказали сомнение в том, что родители разрешат детям работать на школьном огороде, что ребята, мол, и дома работают. Да и не все учителя еще в достаточной степени понимали, что в данном случае труд на пришкольном участке будет применяться с педагогической целью, как средство воспитания. Для того, чтобы родители учащихся поняли цель организации опытного огорода при школе, передовые учителя провели среди них большую разъяснительную работу. Коллектив школы проводил в деревне культурно-просветительную работу. Совместно с красноармейской частью в школе устраивались спектакли, перед которыми ставились доклады о текущем моменте. Население деревни с большой охотой посещало школьные спектакли. (Когда нужно было устроить в школе сцену, то жители деревни быстро отозвались и в ближайшее же воскресенье соорудили ее.) Учебную работу по-новому приходилось проводить в трудных условиях: не было средств на приобретение необходимых орудий труда и материалов для работы на пришкольном опытном участке, отсутствовали нужные учебники, учебные пособия и литература по сельскому хозяйству, огородничеству и садоводству. Вместе с тем опыт работы показал, что преобразование старой школы в новую, трудовую, школу упирается не столько в вопрос создания материальной базы для нее, сколько в вопрос о кадрах. Естественно, что старый самодержавно-помещичий строй не мог подготовить кадры для советской новой школы. Когда земские, министерские и церковно-приходские школы были преобразованы в единую трудовую школу, то состав учительства оказался чрезвычайно пестрым. Это были дети духовенства (около половины), мелких чиновников, мещан и крестьян, окончившие двухгодичные педагогические курсы, учительскую семинарию или женские учительские курсы. Многие из учителей вообще не имели специального педагогического образования. Большинство учительства, особенно сельского, восприняло реформу школы как естественно вытекающую из существа происшедшей в стране революции. Сельские учителя — выходцы из низов — стали на сторону народа. В условиях голода, холода, разрухи учителя собирались на волостные и кустовые конференции; в осеннюю распутицу ходили пешком за десятки километров, чтобы обсудить вопросы строительства новой трудовой школы, поделиться опытом работы, наметить и распределить задания по разработке учебных тем. В годы войны, когда Красная Армия мужественно отбивала атаки иностранных интервентов и белогвардейцев, учителя, кроме основной своей деятельности, вели культурно-просветительную, воспитательную работу среди населения. Они проводили беседы о героической борьбе Красной Армии против врагов Советского государства, о самоотверженном труде советских людей в тылу, устраивали громкие читки газет, участвовали в проведении кампании по сбору средств для Красной Армии, по оказанию помощи семьям красноармейцев и т. д. В эти годы мне приходилось непосредственно соприкасаться еще и с профсоюзной работой. Я входил в состав правления Союза работников просвещения Олонецкой губернии. С образованием Карельской Трудовой Коммуны на съезде учителей меня избрали председателем правления Союза работников просвещения Карельской Трудовой Коммуны. Работа союза носила разносторонний характер. Он занимался правовыми и материальными вопросами, активно участвовал в проведении различных кампаний и в политико-просветительной работе. Однако главной задачей союза являлось перевоспитание учительства. Он должен был связать беспартийную массу учителей с Советской властью, с партией, помочь учительству создавать новую трудовую школу. Совместно с органами народного образования союз проводил съезды, конференции и кустовые совещания работников школьных и внешкольных учреждений. В 1920 году большой съезд учителей состоялся в Повенце, где собрались работники школьных и внешкольных учреждений из освобожденных от интервентов районов. Присутствующие с большим интересом прослушали доклад по текущему моменту. Я выступил на съезде с докладом о сущности реформы в области школьного и внешкольного образования и о конкретных задачах, стоявших перед учителями. В 1920 году состоялась конференция учителей Карельской Трудовой Коммуны. На ней, кроме вопросов профсоюзной работы, в повестке дня стояли вопросы о трудовой школе. Делегаты конференции выдвигали животрепещущие вопросы — о программе, учебниках и учебных пособиях для школ, о воспитании подрастающего поколения. Учительство Карелии оказалось на высоте понимания тех исторических задач, которые встали перед ним после Октябрьской революции. Источник: (1963) За Советскую Карелию. Воспоминания о гражданской войне - Стр.488-493
 
32

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных