Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Сергеев Андрей Алексеевич — События в Заонежье.

Сергеев Андрей Алексеевич — События в Заонежье.

Участники

Страна: РСФСР, Карелия Сергеев Андрей Алексеевич - родился в 1891 г. в д. Мустово, Толвуйской вол., Петрозаводского у., Олонецкой губ. Участник первой мировой войны. С августа по ноябрь 1918 г.— член комитета бедноты д. Мустово, а затем член Толвуйского волисполкома и волревкома. В Коммунистическую партию вступил в апреле 1919 г. После гражданской войны — на советской работе в Карелии. Участник Великой Отечественной войны. В настоящее время пенсионер. Награждён двумя медалями — «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» и «За победу над Японией». В августе 1918 года я возвратился из армии в свою родную деревню Мустово и вскоре был избран членом комитета деревенской бедноты. В состав комитета, кроме меня, избрали крестьянина-бедняка из деревни Ботвинщины Степана Андреевича Русакова и крестьянина-середняка из деревни Калитино Степана Федоровича Коровина. На меня, как на более грамотного, были возложены обязанности секретаря. Главная задача комбеда состояла в учете имевшихся у населения излишков хлеба и распределении его среди нуждавшихся крестьянских семей. В ноябре 1918 года я был послан от комбеда нашей деревни делегатом на 1 съезд комитетов бедноты Северной области, открывшийся 3 ноября 1918 года в Петрограде. На съезде нас ознакомили с новыми задачами, которые выдвигались перед Советами рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. В декабре мы переизбрали и дополнили состав волостного Совета. Председателем Совета и военным комиссаром был избран Г. Ф. Пономарев, заместителем председателя — я, секретарём А. А. Куканов. Г. Ф. Пономарев — сын крестьянина села Фоймогубы Толвуйской волости Петрозаводского уезда. Окончил ремесленное училище в Петрозаводске. Года два перед Октябрьской социалистической революцией работал в Петрограде на Путиловском заводе. В июне 1918 года прибыл на Родину в Заонежье и сразу включился в активную работу по укреплению Советской власти в Толвуйской волости. Летом 1918 года Г. Ф. Пономарев избирается председателем волостного комитета деревенской бедноты. В ноябре 1918 года был делегатом от Толвуйской волости на I съезд Комитетов бедноты Северной области. После возвращения со съезда Пономарев стал председателем Толвуйского волисполкома и волостным военным комиссаром. Среди бедняцкой п середняцкой части крестьянства Георгий Федорович пользовался большим уважением и авторитетом, был тверд и решителен в проведении всех мероприятий Советской власти, непримиримым в борьбе с кулачеством. Летом и осенью 1919 года Г. Ф. Пономарев вместе с коммунистами и беспартийными крестьянами-добровольцами вел активную борьбу против интервентов и белогвардейцев, вторгшихся в Заонежье. В октябре 1919 года он был избран членом Петрозаводского уездного исполкома и назначен заместителем председателя уездного совнархоза. Участвовал в боях за станции Кивач и Кяппесельга, был тяжело ранен. Работа волисполкома в 1918—1919 годах протекала в условиях яростного сопротивления антисоветских элементов, поднявших голову в связи с вторжением интервентов на территорию Карелии. Несмотря на трудности в волости успешно были проведены первая мобилизация в Красную Армию, сбор чрезвычайного налога с кулачества, национализация мельниц, осуществлялась кожевенная монополия. Основное внимание волисполкома было направлено на улучшение продовольственного положения населения, и в первую очередь на организацию снабжения хлебом голодающих семей. С приближением фронта к Заонежью кулачество все более наглело. С занятием же противником Медвежьей Горы и Чёлмужей в мае 1919 года в ряде волостей вспыхнули вооруженные кулацкие мятежи. Одним из них было восстание кулаков в Шуньге. Мятежники убили волостного военного комиссара А. Л. Коленова и нескольких коммунистов. Получив сообщение о кулацком выступлении в Шуньге, Г. Ф. Пономарев спешно созвал всех работников волисполкома, волвоенкомата и членов партийной ячейки, чтобы обсудить создавшееся положение. На совещание пришел и военрук Куканов. Когда ему сообщили о необходимости эвакуироваться, он выразил свое согласие, но сказал, что ему надо сходить на квартиру в деревню Ершово. Куканов ушел и унес с собой ключи от кладовой, где хранились 12 винтовок. Ждали мы его напрасно. Он перебежал к белогвардейцам, ключи же от кладовой с оружием отдал кулакам. Вскоре после ухода Куканова кулаки, вооружившись, окружили помещение волисполкома и арестовали пас: Г. Ф. Пономарева, Ф. Е. Лаврентьева, Н. Шамшина, М. Сергееву, меня и других. Сопротивляться было бессмысленно, так как мы не имели оружия. Всех нас заперли в одной из комнат в здании волисполкома. Вечером в тот же день (22 мая) кулаки создали земскую управу. Ее председателем они поставили эсера В. В. Ульянова. Тогда же был организован белогвардейский отряд под командованием кулака из деревни Толвуйский Бор П. Тихонова, который немедленно расставил сторожевые посты на колокольне, на высотах, прилегающих к Толвуе, и у здания волпсполкома, где мы находились под арестом. Весь следующий день кулаки толпились около здания волисполкома, посылая в наш адрес всевозможные оскорбления и требуя расстрела. Особенно изощрялся в этом толвуйский поп Николаи Соколов. Но наиболее сознательная часть крестьянства не допустила расправы с нами. 24 мая к нам явился командир отряда П. Тихонов и предложил написать заявление с просьбой о помиловании и о том, что мы постараемся загладить свою вину. Мы ответили, что писать ничего не будем, никому ничего плохого не сделали, и нам не в чем раскаиваться. Тихонов ушел ни с чем. Вскоре после этого белогвардейцы вызвали к себе Николая Шамшина, а вслед за ним п меня. Члены ревизионной комиссии управы Матвеев и Соколов обратились ко мне с вопросом: есть ли у меня казенные деньги. Я ответил, что деньги были, но они розданы семьям красноармейцев, на что в ведомостях имеются расписки. Во время допроса на озере показались пароходы. Тогда Соколов и Матвеев выбежали на улицу, а меня конвоир увел. Я сообщил товарищам, что со стороны Палеострова идут пароходы и что наша судьба может решиться в несколько минут. Мы изнутри накрепко закрыли дверь, а в случае стрельбы в окно могли укрыться за печкой. Наблюдая происходившее на улице, мы вскоре заметили, как у входа в волисполком поспешно снимались белогвардейские флаги, а караул из крестьян разбежался. Кругом стало совершенно тихо. Кто-то подошел к нашей двери, потрогал замок и ушел. Через несколько минут вернулся снова и крикнул: «Вы свободны!» Это был председатель управы Ульянов. Выбежав па улицу, мы направились в помещение волисполкома. Здесь находился только Ульянов. Мы потребовали у него оружие. Оп показал нам винтовки и целый ящик патронов, а сам сел за стол и сказал: «Делайте со мной что хотите, я не ушел и никуда не пойду». Мы ответили, что делать с ним ничего не будем. Вооружившись, мы собрались бежать навстречу пароходам, но у дверей остановились: вдруг нас примут за белых и начнут стрелять. У Лаврентьева оказалась красная рубаха, мы надели ее на штык винтовки и с пением «Интернационала» пошли к пристани. С пароходов нам навстречу уже бежали приехавшие товарищи во главе с военкомом Петрозаводского уезда И. Г. Ширшиным и уполномоченным губчека Тюбуревым. Иван Григорьевич Ширшин — крестьянин села Фоймогубы Толвуйской волости Петрозаводского уезда. Отец его, крестьяннн-середняк, всю жизнь занимался сельским хозяйством. Мать в 1919 году расстреляна интервентами. И. Г. Ширшин — участник первой мировой войны. Вернулся из армии домой в 1918 году уже большевиком. В том же году делегатом от крестьян Толвуйской волости участвовал в работе Петрозаводского уездного съезда Советов и был избран членом уездного исполкома. Несколько позже работал помощником уездного военкома, а затем и военкомом Петрозаводского уезда. Героически погиб в 1919 году в боях против белогвардейцев под станцией Кяппесельга. С прибытием отряда нам удалось арестовать наиболее ярых подстрекателей мятежа, среди них попа Соколова, купца из Вырозера и других. Многие же успели бежать в Падмозеро и Шуньгу. 27 мая в Кузаранде высадился отряд петрозаводских коммунистов под командованием Фролова. В пего входили Я. Ф. Игошкин, А. Метелкин, В. А. Дубипкин, Д. 3. Акулов, А. Н. Огарков, П. К. Аксентьев, О. К. Каптер, Д. И. Лузгин, А. М. Калинин, М. С. Антонов, Озолин, Г. Тервинский и другие. За время пребывания в Толвуе петрозаводские коммунисты помогли нам в организации волостного ревкома. Его председателем сталь вновь Г. Ф. Пономарев. Многие толвуйские коммунисты, служащие волревкома и волвоенкомата влились в отряд Фролова и участвовали в боях против белогвардейцев в Заонежье. Ночью отряд начал наступление на Падмозеро и занял его без боя. Отдохнув, двинулись на деревню Шунгский Бор. В разведку вызвались ехать Каптер, Лузгин, Озолин, Принцев, Калинин, Тервинский, Ромашков и другие. Недалеко от деревни разведка была обстреляна белогвардейцами. Пропустив разведчиков в свой тыл, белогвардейцы открыли по ним сильный огонь. Часть товарищей прорвалась обратно. Четверо же — Ромашков, Принцев, Калинин и Тервинский — ранеными попали в руки белогвардейцев. Позже, наступая на Шунгский Бор, мы нашли их обезображенные трупы Наступление на Шунгский Бор поддерживалось орудийным огнем с кораблей Онежской флотилии, сопровождавших отряд. Не ожидая такого натиска с нашей стороны, белогвардейцы поспешно бежали из Шунгского Бора (даже оставили на столах горячую пищу). Заняв деревню, отряд готовился продолжать наступление на Шуньгу, однако по приказу командира отряда мы отошли в Толвую. Здесь отряд нес караульную службу. Вскоре, в связи с угрозой нападения белофиннов на Петрозаводск, большая часть бойцов во главе с Фроловым была отозвана для защиты города. На смену им прибыл отряд красноармейцев. Его командиром был назначен Антонов. 3 июня к нам пришло подкрепление — отряд из Вытегры. 4 июня вытегорцам было приказано ночью выступить на Шунгский Бор и к рассвету быть там, а нашему отряду — утром 5 июня высадиться с парохода и наступать на эту деревню с фланга. Пока мы высаживались, Вытегорский отряд уже подошёл и завязал бой. С криком «ура» мы ударили по окопам белых с тыла. Ошеломленные белогвардейцы, бросая оружие, выскакивали из окопов и панически бежали. Деревня была занята нами почти без потерь, если не считать одного легкораненого бойца из Вытегорского отряда. В окопах мы нашли два пулемета, банки консервов, печенье. После занятия деревни отряд должен был сразу же двинуться на деревню Дергачево и далее на Шуньгу. Но командование почему-то замешкалось, и мы начали наступление часа два спустя и тем самым дали белогвардейцам возможность оправиться н собрать свои силы. Минуя лес, отряд вышел на открытое место. Перед нами находилось Дергачево, хорошо были видны река и мост. Во главе первого взвода шел командир отряда Антонов. Мы залегли в цепь и открыли стрельбу. Белогвардейцы ответили сильным ружейным и пулеметным огнем. Стало ясно, что бой за Дергачево будет трудным. Короткими перебежками первый взвод подобрался к мосту и залег. Другая часть отряда двигалась вдоль правой стороны дороги к речке. Весь огонь белые сосредоточили на мосту и дороге, так как река, протекавшая у деревни, была непроходима вброд, а перед ней лежало топкое болото. Мы этого не знали и, пытаясь добраться до реки, застряли в болоте. Когда стрельба со стороны противника стихла, Антонов с группой бойцов бросился на мост. Другая группа побежала к реке. Заметив это, неприятель открыл интенсивный огонь по мосту и реке. Появились убитые и раненые. Командир отдал приказ прекратить атаку, но многие бойцы были уже за мостом, часть залегла на мосту, остальные же, увязая в болоте, кое-как перебрались на ту сторону реки. Огонь противника прижал бойцов к земле, и дальнейшее продвижение оказалось невозможным. Антонов отдал приказ об отходе. В этом бою отряд понес существенные потери. Наступление было сорвано. Причины неудачи состояли в том, что мы упустили время и дали белогвардейцам оправиться после разгрома их под Шунгским Бором; в нужную минуту наше наступление не поддержали орудийным огнем сопровождавшие нас корабли. Попав под обстрел вражеских катеров, они вынуждены были отойти к Толвуе. Вскоре здесь собрался весь отряд. Раненых перевязали. Среди убитых на мосту был член Олонецкого губернского исполкома П. В. Кулагин. После небольшого отдыха в Толвуе отряд сосредоточился в Кузаранде. Бои в Заонежье вновь развернулись осенью 1919 года. Большая часть полуострова была освобождена Красной Армией. Но затем, опасаясь трудностей в снабжении наших частей в Заонежье в связи с предстоящим наступлением ледостава на Онежском озере, командование дивизии решило эвакуировать их с Заонежского полуострова. Установив здесь свою власть, белогвардейцы начали жестоко расправляться с советскими активистами, крестьянами, сочувствовавшими Советской власти, и их семьями, не щадя ни детей, ни женщин, ни стариков. В пашей волости за время хозяйничанья интервентов были расстреляны мать Петрозаводского уездного военкома И. Г. Ширшина, жена красноармейца Котова, милиционер П. Л. Афанасьев, крестьяне И. Гутов, братья Пугачёвы, председатель Вырозерского сельского Совета Жарков, крестьяне-рыбаки И. Романов, П. Сергеев, Ф. Силкин, И. Куприянов и многие другие. Только в феврале 1920 года, в результате успешного наступления частей Красной Армии на Северном фронте, Заонежье также было освобождено от интервентов и белогвардейцев. Источник: (1963) За Советскую Карелию. Воспоминания о гражданской войне - Стр.42-49
 
41

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных