Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Мигаловский Константин Александрович — Последний поход онежской флотилии.

Мигаловский Константин Александрович — Последний поход онежской флотилии.

Участники

Страна: РСФСР, Карелия Мигаловский Константин Александрович - родился в 1893 г. В 1913 г. окончил Морской корпус, а в 1915 г.— штурманские классы. В годы первой империалистической войны плавал на боевых кораблях Балтийского флота. В 1919—1920 гг. служил флагманским штурманом штаба Онежской флотилии. Принимал активное участие в боевых операциях флотилии. За мужество и героизм, проявленные в годы гражданской войны, награжден именными часами. После гражданской войны служил в Военно-Морском Флоте. После освобождения Мегострова, в целях дальнейшего осуществления плана командования 1-й стрелковой дивизии, которой подчинялась флотилия, было решено провести операции против Повенца. Десант, предназначенный для этой операции, намечалось высадить в довольно большом заливе Оровгуба, представлявшем собой прекрасную бухту. Залив соединялся с озером узким и мелким проходом. По рассказам старых капитанов судов, перевозивших десант, в эту бухту никто никогда на пароходах не заходил: «Уж больно трудно туда влезть. Каменья кругом». Но обстановка требовала смелых решений, известного риска. Короткое приказание, и флагманский штурман, отметив на карте возможный проход через каменную гряду, перебирается на одну из канонерских лодок, превращенную в гидрографическое судно. Начинается установка вех на фарватере устья. Наконец подготовка фарватера закончена. Флотилия, на удивление капитанам олончанам, «которые тридцать лет здесь плавали, а ничего такого не видывали», к вечеру благополучно проходит в Оровгубу и сразу же высаживает десант. Операция у Повенца не увенчалась успехом. Тогда было приято решение нанести удар по противнику в Медвежьей Горе. Десант погрузился на суда, и флотилия перешла в Толвую. Началась тщательная подготовка к наступлению. Провести операцию следовало до заморозков. А утренники становились все более холодными. Иногда выпадал даже снег. По утрам вода у берегов покрывалась тонкой блестящей корочкой льда. Нужно было спешить. Итак, флотилия в Толвуе. Каждое утро — «воздушные гости», дозор, мелкие стычки десанта с врагом. На пристани, около места стоянки флотилии, идет лихорадочная работа по сборке катерного трала, которым предполагалось тралить манёвренное пространство для флотилии перед Медвежьей Горой. Начальник штаба Г. Л. Степанов прилаживает болты, гайки, дает указания, пишет приказы, ведет переговоры о предоставлении бани для мытья команды — одним словом, делает сразу двадцать пять дел и всюду поспевает. Штурман флотилии и командир одной из канонерок, старые опытные мастера траления на Балтике, с помощью крестьян делают вехи для обозначения протраленных фарватеров, привязывают к вехам тросы, готовят из камней якоря. К 5 ноября все приготовления закончены. Написаны приказы, отданы распоряжения. Все проверено, и каждый знает, что и как ему делать. Когда уже совершенно стемнело, корабли с потушенными огням стали сниматься с якоря. Погода, и так не баловавшая нас за весь этот поход, испортилась окончательно. Шел мокрый снег и дул сильный северо-восточный ветер. На мостике головной канонерки № 6 стоят, закутанные в полушубки, командир, флагманский штурман и сигнальщик. Пурга усилилась. Иногда сквозь прыгающие снежинки вдруг вырисовывался берег. Компасом не пользовались, чтобы не было никакого света: малейшая неосторожность — и секретность похода раскрыта. Пробираясь, в полном смысле слова, ощупью, мы в полночь подошли к месту, где намечалось высадить десант для обходного движения па Медвежью Гору. Корабли флотилии немного южнее Пергубы стали на якорь и началась высадка десанта, а канонерская лодка № 6 пошла тралить маневренное пространство для предстоящего утром боя. Вдруг слева за кормой все увидели яркую вспышку, п вслед за ней прокатилось эхо выстрела. За ним другой, третий... Выстрелы были беспорядочны, снаряды падали неизвестно куда. Мы не отвечали. Несомненно, это стрелял «Сильный», стоявший в Пергубе. Мы обнаружены... Шевельнулось чувство досады за срыв операции в самом ее начале. Но вот минут тридцать беспорядочной стрельбы, и все стихло. На берегу изредка слышатся ружейные выстрелы. Потом в районе Пергубы раздался сильный взрыв. На зловещем огненном фоне четко вырисовывался крепкий красивый силуэт «Сильного», мачта которого переломилась пополам и исчезла вместе с угасшим пламенем взрыва. Оказывается, белые в панике взорвали на «Сильном» мины, которые он еще не успел поставить. ...Начинало светать. Ветер по-прежнему свежий, но пурга прекратилась. Флотилия свободно маневрирует на протраленном пространстве, ведя перестрелку с бронепоездом, который, сделав несколько выстрелов, быстро скрывается за лесом. К этому времени была получена задача направить в Толвую канонерки № 3, 6 и 7 для исправления повреждений в орудиях. Из опасения все тех же минных полей шли уже испытанным путем — под самым берегом. Головной была канонерка № 7. Но поскольку стало известно, что белые уже оставили Медвежью Гору и флотилии там делать нечего, да и начинавшиеся морозы вызывали опасение, что она может оказаться скованной льдами, было решено возвращаться в Петрозаводск. Донесшийся звук орудийного выстрела заставил всех находившихся в кают-компании выбежать наверх. Картина представилась самая неожиданная: на просеке, саженях в 200 от берега, стояла двухорудийная батарея белых и спокойно нас обстреливала. Мы не могли отвечать на огонь врага, так как не имели ни одной исправной пушки. Третий снаряд попал в трюм нашей канонерки, следующий в кают-компанию, влетев туда через входной люк. Один из снарядов задел машину, хотя и не причинил ей значительного вреда — корабль продолжал двигаться, но медленно уменьшал ход и погружался в воду. В это время под обстрел попала канонерская лодка № 3, шедшая второй. В погребе вспыхнул пожар, однако его удалось быстро ликвидировать. Подойдя к заградителю «Березина», канонерская лодка № 7 передала на него раненых и штаб и, погрузившись сама почти до фальшборта, пошла к берегу заделывать пробоины. К вечеру выяснилось, что пробоины заделать не удастся, так как невозможно к ним подобраться. Поэтому было решено, сняв с корабля все ценное, взорвать его. Так и сделали. Приняв десант обратно на корабли, флотилия, преодолевая сплошной лед, направилась в базу и 14 ноября прибыла в Петрозаводск. Дальнейшие события развивались в масштабе всего Северного фронта. Отступление белых шло на всех направлениях. Приближалось крушение контрреволюции па Севере. Весной следующего года моряки-онежцы были переброшены на южный фронт. Источник: (1963) За Советскую Карелию. Воспоминания о гражданской войне - Стр.152-155
 
40

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных