Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Медников Иван Петрович — Удар по белофиннам под Видлицей в 1919 году.

Медников Иван Петрович — Удар по белофиннам под Видлицей в 1919 году.

Участники

Страна: РСФСР, Карелия Медников Иван Петрович - родился (1895—1963) в с. Большие Горы, Видлицкой вол. Олонецкого у., Олонецкой губ., в семье крестьянина карела. Участник первой мировой войны. По возвращении с фронта явился одним из организаторов Советской власти в Видлицкой волости: был членом Видлицкого волисполкома, потом председателем комитета деревенской бедноты и председателем Видлицкого ревкома. Принимал участие в борьбе против белофинских интервентов в южной Карелии в 1919 г., а также в разгроме белофинской авантюры в 1921—1922 гг. Длительное время работал в лесной промышленности Карелии. Принимал участие в Великой Отечественной войне. В последние годы — персональный пенсионер. После оккупации белофиннами Видлицкой волости в апреле 1919 года местные кулаки и торговцы начали восстанавливать старые порядки. При поддержке захватчиков они отбирали у бедняков землю, розданную крестьянам комитетом бедноты. Торговцы и кулаки выдали интервентам нескольких коммунистов и советских активистов. Так, по доносу большегорского купца Я. Оноева и прапорщика старой армии, сына священника П. Лебедева, белофинны расстреляли коммунистов Егора Макарова, Николая Белецкого и др. Однако несмотря на репрессии, коммунисты и активисты продолжали вести работу среди населения. Они разъясняли населению истинные планы захватчиков, доказывали, что занятие белофиннами Олонецкого уезда — явление временное, что Красная Армия освободит Карелию от белобандитов. Разъяснительная работа среди населения не прошла бесследно. Когда белофинны начали вербовать добровольцев, — ни один карельский крестьянин, бедняк или середняк, не пошел в белофинскую армию. Тогда была объявлена насильственная мобилизация карел. Но и это не дало желаемых результатов. Большая часть карельской молодежи, уклоняясь от мобилизации, разбежалась по лесам. Многие из них добрались до расположения Красной Армии и влились в Олонецкий отряд Ф. И. Егорова. Та часть карел, которую белофиннам удалось мобилизовать, отказалась идти на фронт. После жестоких боев под Тулоксой, Ильинским и Олонцем малочисленные части Красной Армии вынуждены были отступать. Белофинны окружили и заняли Олонец. Вскоре на Олонецкий участок фронта было подброшено подкрепление: прибыли 47-й пехотный, 1-й финский полки и другие части. В последний входила группа красных финнов—курсантов командных курсов. В результате предпринятого Красной Армией контрнаступления Олонец был освобожден и белофинны к 1 июня были отброшены к реке Тулоксе, где им, однако, удалось укрепиться. В Видлице находился главный штаб белофиннов, который руководил военными операциями на Олонецком и Петрозаводском направлениях. Здесь же были сосредоточены склады, снабжавшие финскую армию оружием, боеприпасами, продовольствием, обмундированием, снаряжением. И вот командование Красной Армии на Олонецком боевом участке решило осуществить удар по Видлице во взаимодействии с кораблями Онежской флотилии. Для разработки плана такой операции необходимо было провести разведку и выяснить силы противника, расположение оборонительных сооружений белофиннов в устье реки Видлицы и на побережье Ладожского озера. Для разведки председатель Олонецкого уездревкома И. А. Никитин рекомендовал штабу местных карел, хорошо знавших окрестности села Видлицы и соседних деревень. 16 июня меня вызвали в Олонецкий уездный ревком, на узкое совещание тройки. В тройку входили: председатель уездного ревкома И. А. Никитин, председатель уездного комитета РКП (б), уездвоенком и начальник Олонецкого отряда Ф. И. Егоров и комиссар штаба Олонецкого участка фронта Н. Н. Шатилов. Мне было предложено организовать разведку в тыл к белофиннам. В задачу разведки входило: 1) обследовать устье реки Видлицы и примыкавшее к нему побережье Ладожского озера и выяснить, насколько укреплен белофиннами этот участок; 2) промерить глубину фарватера устья Видлицы. Задание необходимо было выполнить в течение семи суток. На подготовку к разведке было дано двое суток. Разведчиков мне было предложено подобрать самому из местных видлицких и большегорских активистов и коммунистов, находившихся в то время в Олонце. И я выбрал трех человек: Ивана Степановича Фофанова из Больших Гор, Василия Александровича Гаврилова из Погранкондуш, Василия Ивановича Лобского из Видлицы. Необходимое оружие и снаряжение было получено от Олонецкого отряда. Задача перед разведчиками стояла сложная, ответственная, но выполнимая, так как мы были уверены, что нам окажут помощь жившие в Видлице и в Больших Горах крестьяне-активисты. 17 июня мы направились в путь и 19 июня в 12 часов дня уже были на окраине Видлицы. К вечеру 19 июня удалось связаться с хорошо знакомыми нам местными крестьянами Петром Лажаевым и Иваном Лобским. За несколько ночей мы выяснили расположение огневых точек противника. Оказалось, что устье Видлицы укреплено дальнобойными орудиями. Из них одно находилось на левом берегу реки у старой часовни. Остальные 8 были расположены на правом берегу, между старыми угольными печами, вдоль берега Ладожского озера. Расположение орудий мы точно нанесли на карту с определением расстояния до них от берега озера. Глубину фарватера устья Видлицы промерили Петр Лажаев и Иван Лобский. Они сделали это под видом рыбаков, уезжавших на озеро ловить рыбу. На карту были также нанесены: главный штаб белофиннов, расположенный на территории Видлицкого завода, в бывшей заводской конторе и в помещении управляющего заводом, госпиталь, склады оружия и боеприпасов, штаб подразделения, находившийся в Видлице, в доме Суксина. Задание по разведке устья Видлицы было выполнено нами в течение трех дней. В резерве оставалось еще четверо суток. По моему предложению было решено провести дополнительную разведку в районе сел Погранкондуши и Большие Горы, где находились белофинские комендатуры. Для разведки в Погранкондуши был направлен Гаврилов, а в Большие Горы направились я и Фофанов. Лобский остался в Видлице. Во время этой разведки мы чуть не погубили себя и не провалили все дело. Положение спасли опять же местные активисты. Дело в том, что по дороге в Большие Горы мы были замечены одним пастухом, который сообщил о встрече с нами братьям Петру и Николаю Линдуевым, работавшим у белофиннов. Белофинны усилили охрану в связи с появлением в их тылу красных разведчиков. Но расчеты интервентов захватить нас врасплох у наших родных не оправдались. Местные крестьяне Алексей Богданов и Петр Медников дали нам знать об опасности. Они снабдили нас также сведениями о количестве находившихся в Больших Горах белофиннов и расположении их укреплений. 26 июня, утром, мы благополучно прибыли в штаб 82-го пехотного полка, размещавшийся в деревне Котчале. О нашем возвращении немедленно было сообщено в Олонец. Через 2 часа к нам приехал комиссар штаба Олонецкого участка фронта И. Н. Шатилов. Осведомившись о результатах разведки, он посадил меня и Лобского на катер и отвез в Андрусовскую губу Ладожского озера, где стоял пароход «Петрозаводск». На пароходе помещалось командование. Нас ввели в кают-компанию и представили Эйно Рахья. Последний попросил еще раз рассказать о результатах разведки, проверил представленные нами документы и дал распоряжение отвезти меня на миноносец «Амурец», а Лобского па «Уссуриец», которые уже стояли в губе. Таким образом, возвратившись с разведки, мы с Лобским приняли непосредственное участие в десантной операции. Десант был высажен настолько быстро, что многие белофинны не успели одеться и вынуждены были бежать в одном белье. Поспешили удрать в Финляндию, бросив свое имущество, видлицкий купец Никитин и кулак Акимов, которые состояли в так называемом «карельском правительстве» белофиннов. Бежали в Финляндию большегорские кулаки-контрабандисты Кимаевы и другие приспешники интервентов. Как впоследствии выяснилось, благодаря внезапности, с которой были освобождены Видлица и окрестные селения, осталась в живых моя семья: отец, мать и жена. Они были взяты белофиннами в качестве заложников после неудавшейся попытки поймать меня и Феофанова во время разведки. Когда начал высаживаться десант, белофинны собрали по тревоге насильно мобилизованных местных жителей. Им выдали оружие и патроны и приказали двигаться к устью реки Видлицы, чтобы занять там оборону и отбить высаживаемый десант. Однако, получив оружие, часть мобилизованных местных карел направилась в лес и заняла оборону в четырех километрах от села у дороги, ведущей в Кавгозеро, и открыла огонь по отходящим белофиннам, другая же часть по лесам дошла до Больших Гор и там обстреляла белофиннов. Навстречу красноармейцам-десантникам вышло все бедняцко-середняцкое население Видлицы. Группа крестьян во главе с Петром Лажаевым п Иваном Лобским встретила красноармейцев с красным флагом в руках. Заняв Видлицу, подразделения 82-го пехотного полка повели наступление вдоль границы с Финляндией, отрезая пути отступления белофинским частям, действовавшим в районе Тулоксы. В течение двух суток почти вся территория Видлицкой волости была освобождена от белофиннов. За короткое время оккупации волости с апреля по июнь 1919 года белофинские правители и их прислужники — местные купцы и кулаки Никитин, Оноев, Акимов, Кимаев и другие сумели показать действительное лицо «освободителей» Карелии. Они расстреливали ни в чем неповинных бедняков и середняков. Ненависть населения к белофиннам с каждым днем оккупации возрастала, население ожидало прихода Красной Армии и для успешного наступления ее делало все, что могло. Сразу же после освобождения Видлицы сюда приехали председатель Олонецкого уездрсвкома И. А. Никитин и председатель уездного комитета РКП (б) и уездвоенком Ф. И. Егоров. На квартиру, где они остановились, вызвали В. И. Лобского и меня. Никитин поставил перед нами задачу немедленной организации волревкома. Председателем волревкома назначили меня, а заместителем В. И. Лобского. Остальных членов необходимо было ввести в ревком из местного актива. Помещение под волревком отвели в верхнем этаже дома купца Никитина. В состав волревкома вошли: Петр и Федор Лажаевы — бедняки из Видлицы и коммунист Герасимов, посланный из Олонца на должность начальника видлицкой волостной милиции. С первых же дней ревком взялся за ликвидацию последствий более чем двухмесячного хозяйничанья интервентов в волости. Земельные участки, отобранные у бедняков и середняков, были возвращены им. Семьям красноармейцев и партизан, погибших в боях против белобандитов, ревком назначил пособия. Имущество сбежавших в Финляндию торговцев и кулаков взяли на учет и распределили между семьями крестьян, пострадавшими от белофиннов. Во всех обществах волости были организованы сельские Советы. Большая работа была проделана по восстановлению волостной партийной организации. Видлицкому ревкому приходилось оказывать помощь Красной Армии в организации охраны и защиты государственной границы с Финляндией. Источник: (1963) За Советскую Карелию. Воспоминания о гражданской войне - Стр.260-265
 
52

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных