Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Марков Пётр Иванович — Бои за Сегежу.

Марков Пётр Иванович — Бои за Сегежу.

Участники

Страна: РСФСР, Карелия Марков Пётр Иванович - родился в 1895 г. в д. Тиконцы, Петровско-Ямской вол. Повенецкого у., Олонецкой губ., в семье крестьянина. Трудовую деятельность начал с 1908 г. на сплаве. В 1915—1918 гг.- служил во флоте. После демобилизации работал путевым рабочим па ст. Сегежа. В 1919 г. в составе вооруженного отряда рабочих- железнодорожников, участвовал в боях против интервентов, защищая ст. Сегежа. С 1920 по 1956 г.— рабочий и бригадир пути на ст. Сегежа. С 1956 г. — пенсионер. Награжден орденом Ленина и медалями. В июне 1918 года, демобилизовавшись из армии, я вернулся в родные края и вскоре поступил путевым рабочим на станцию Сегежа Мурманской железной дороги. В те годы эту станцию скорее можно было назвать полустанком, так как жило здесь всего несколько десятков семей рабочих-железнодорожников. На дороге не хватало паровозов, вагонов, а, главное, ощущался острый недостаток в топливе. Местными партийными и советскими организациями принимались все меры, чтобы обеспечить дорогу дровами. По призыву местных коммунистов крестьяне близлежащих сел и деревень, а также часть рабочих-железнодорожников организовали трудовую артель, которая взялась за заготовку дров для железной дороги. Артель работала в районе разъезда Майгуба. Руководителем ее был избран крестьянин деревни Ловища Фаддей Никитич Осипов. Организация трудовой артели не только улучшила снабжение дороги топливом, но и облегчила продовольственное положение местных крестьян: как члены артели они получали хлебный паёк и еще кое-какие продукты. Помимо работы в лесу по заготовке топлива большинство крестьян окрестных деревень занималось рыбной ловлей. Но у многих из них не было своих сетей и лодок. Коммунисты, разъясняя пользу коллективного труда, призывали крестьян-рыбаков организоваться в трудовую артель и объединить все имеющиеся у них орудия лова. В январе 1919 года к нам на Выгозеро приехал коммунист В. П. Солунин, один из организаторов Советской власти в Поморье. Он и явился инициатором создания трудовой рыболовецкой артели. Но обе артели просуществовали очень недолго, так как на Севере интервенты развернули боевые действия. К началу 1919 года захватчики сосредоточили в районе роки Онды большие силы. Все их солдаты были хорошо вооружены, обмундированы и в достатке снабжены продовольствием. В распоряжении противника имелись артиллерия и два бронепоезда. Вся тяжесть боев с интервентами весной 1919 года в зоне железной дороги легла па плечи 41-го Уросозерского полка Красной Армии, сформированного на базе отряда И. Д. Спиридонова. Первый крупный бой произошел в феврале 1919 года в районе Сегежа. Ее защищали подразделения 41-го Уросозерского полка, часть сил которого располагалась в самой Сегеже, а часть — севернее ее, на 22-м разъезде. В феврале 1919 года в Сегежу прибыли небольшие отряды местных рабочих-железнодорожников, крестьян-добровольцев из трудовой артели, а также отряд из Петрозаводска во главе с комиссаром Федотовым. Инициаторами создания вооруженного отряда рабочих-железнодорожников явились коммунисты Сегежи — старший телеграфист и секретарь партийного комитета Н. Е. Авдеев, старший машинист водокачки, член партийного комитета А. С. Степанов и другие. Отряд насчитывал около 30 человек. В него вступил добровольцем и я. На долю всех этих небольших отрядов п выпала сложная задача защищать станцию Сегежа от противника. Организаторами обороны станции были Солунин и Федотов. Когда враг подошел к 22-му разъезду и здесь завязался бой. стало ясным, что горстка бойцов-спиридоновцев не в состоянии будет долго сдерживать натиск врага. Положение создавалось краппе тяжелое. Федотов и Солунин решили разведать обстановку южнее Сегежи и к востоку от нее в близлежащих деревнях. С этой целью в деревню Ловище была направлена группа разведчиков во главе с членом Койкиницкого сельского Совета Фаддеем Никитичем Осиповым. Оставив товарищей у опушки леса, Ф. И. Осипов направился в деревню, но невдалеке от нее был схвачен белогвардейцами, которые еще накануне вечером заняли Ловище. Осипова пытали и били, но он не выдал врагам цели своего появления в деревне, и под утро крестьянин-патриот был расстрелян. Резведчики вернулись в Сегежу. Утром 19 февраля белогвардейцы начали наступление на станцию одновременно с двух сторон: по линии Мурманской железной дороги и от деревни Ловища. Натиск интервентов на 22-й разъезд мужественно отражал небольшой отряд красноармейцев. Положение несколько облегчалось тем, что глубокие снежные заносы лишали интервентов возможности предпринять крупными силами обход разъезда, и противник наступал только вдоль железной дороги. Весь день атаки врага отбивались горсткой храбрецов. Но силы были слишком неравны, к тому же у защитников разъезда кончились патроны, и вечером красноармейцы вынуждены были отступить к станции. Теперь боевые действия развернулись непосредственно в Сегеже. Наш отряд рабочих-железнодорожников вместе с ротой красноармейцев (из состава 41-го Уросозерского полка) занимал боевой рубеж у моста через реку Сегежу и у водокачки. Наступавшие с востока и с юга части противника стремились захватить мост. Атаки врага следовали одна за другой и становились с каждым часом ожесточеннее. В нашем отряде появились убитые и раненые. Белогвардейцы усилили огонь и заняли мост. Время близилось к вечеру, кругом шел бой, во многих местах горели станционные здания. Был убит комиссар Федотов, защитники Сегежи несли большие потери. Кольцо врага вокруг станции все более сжималось. Оставался одни выход — силой пробиться из окружения и лесом отойти в сторону деревни Линдозера. Отход товарищей прикрывала горстка бойцов под командованием В. П. Солунина. Он принял смелое решение отвлечь на себя огонь противника и таким образом дать возможность красноармейцам отойти в лес. Взяв па паровоз нескольких красноармейцев и два пулемёта, смельчаки на полном ходу проскочили мост через реку Сегежу и врезались в цепи белогвардейцев, кося их направо и налево пулеметным огнем. Белогвардейцы растерялись и в панике отступили, по очень скоро оправились от замешательства и открыли по паровозу сильный пулеметный и ружейный огонь. Стало ясным, что пробиться на юг сквозь вражеские цепи будет невозможно. Тогда (Полунин решил вернуться в Сегежу. На полном ходу паровоз помчался на север в сторону Майгубы, но и здесь попал под ураганный пулеметный огонь интервентов. Трое красноармейцев и кочегар были убиты. У паровоза потек котел. Изрешеченный пулями, паровоз встал на перегоне, не доезжая Майгубы. В. П. Солунин и два красноармейца соскочили с паровоза и скрылись в лесу. Машинист попал в руки сербских солдат. Вскоре, по рассказам очевидцев, Солунин был схвачен англо-американцами и расстрелян. Наш отряд рабочих-железнодорожников состоял в основном из людей, не имевших боевого опыта. Отступив от моста к Сегеже, мы попали в самую гущу боя и, не сумев разобраться в обстановке, оказались окруженными противником. К утру 20 февраля 1919 года Сегежа полностью находилась в руках врага. Бойцов нашего отряда белогвардейцы разоружили и вместе с жителями Сегежи заперли в помещение станции, потребовав выдачи коммунистов, местных советских активистов и руководителей Советов. Но все молчали. Молчали даже женщины. И несмотря на всевозможные угрозы интервенты и белогвардейцы не смогли от нас ничего добиться. После этого нам разрешили жить на своих квартирах. Под угрозой расстрела и лишения семьи хлебного пайка все мужчины обязаны были работать. За это они получали паек, главным образом хлеб. За нами, рабочими, следили так называемые «добровольцы» — сынки кулаков из сел Сороки, Сумпосада и других, и крестьяне, втянутые в ряды добровольцев обманом, посулами больших денег и хлеба для семьи. Кулацкие ссылки были особенно опасны: чуть что, они сразу же доносили своим хозяевам. И тогда человека ожидали пытки, истязания и расстрел. Били же нас постоянно и почти за все: за лишние разговоры па работе, за то, что плохо посмотрел па начальство, за грубый, по их мнению, ответ и т. д. Некоторые пытались бежать через фронт, но это было очень трудно. На оккупированной территории повсюду свирепствовал белогвардейский террор. Так под страхом голода, пыток и расстрела мы работали почти год. В феврале 1920 года на Северном фронте началось успешное наступление Красной Армии. Рабочие и матросы Мурманска подняли восстание против белогвардейцев. Выступили против них и рабочие Сегежи. За год хозяйничанья белогвардейцев и интервентов люди наглядно убедились, кто их настоящие друзья и кто враги. Солдаты-белогвардейцы массами переходили на сторону Красной Армии, добровольно вступали в ее ряды и помогали гнать врага с территории своего края. Гнать белогвардейцев с Севера Советской республики частям Красной Армии помогали и местные партизаны, которые особенно активно действовали в районе Кандалакши под командованием Ивана Поспелова. Свой вклад в победу над врагом внесли сегежские рабочие. Они всячески препятствовали бегству белогвардейцев, в частности, разобрали железнодорожный путь и не пропускали вражеские поезда. Рабочие организовали охрану складов продовольствия и оружия, которые белогвардейцы оставили в Сегеже при своем поспешном отступлении. К середине марта 1920 года вся линия Мурманской железной дороги была освобождена от белогвардейцев. Источник: (1963) За Советскую Карелию. Воспоминания о гражданской войне - Стр.30-35
 
36

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных