Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Кондратьева (Иванова) Ольга Кузьминична — И вот 1941 год. Началась Великая Отечественная война. Нас сразу не эвакуировали.

Гражданские

Дата: 19 мая 1990 г. Страна: СССР, Карелия Кондратьева (Иванова) Ольга Кузьминична, родилась в 1919 г., карелка. Накануне Великой Отечественной войны работала в школе д. Ушново Тунгудского района КФССР. В 1941-1943 гг. находилась в эвакуации в Новосибирской области и Беломорском районе КФССР. Письмо отправлено из п. Надвоицы Сегежского района на имя зав. сектором истории ИЯЛИ КФАН СССР В.Г. Макурова. Прочитала в «Ленинской правде» две статьи: «Эвакуация» В. Макурова от 19 апреля 1990 г. и Н. Предтеченской «В долгу перед учителем» от 1 мая 1990 г. Я хочу написать о своей работе в школе и в эвакуации. В 1938 г. я закончила Петрозаводское педагогическое училище и была направлена работать в свой Тунгудский р-н, д. Ушково. Деревня эта за 45-50 км от райцентра, дороги летом только пешеходные, а зимой на лошадях. Приехали мы туда двое молодых специалистов. Мне 18 лет. Назначили зав. школой. Учитель после 6-месячных курсов (Григорий Степанович Юппиев) приехал туда в августе и нашел себе жилье, устроился у стариков-хозяев. А я приехала к занятиям. Квартир для нас не приготовили (как это делается теперь). Надо было самим найти жилье. Мне помогли технички школы, отвели к старушке, которая жила одна в избушке. Кровати ставить негде (мала площадь), мне устроили место в сенях, где я ночевала, а работала в школе (готовила уроки). Потом я нашла себе комнату. Сами вели все уроки: физкультуру, пение, рисование. Особенно трудно было зимой физкультуру проводить на лыжах, не было тогда лыжных костюмов и ботинок, даже валенок не было у нас. На лыжах ходили в туфлях с галошами, придешь с урока, а ноги по колено в снегу, сырые. Дрова для квартиры заготовляли сами вместе с хозяевами. На конференцию и на совещание, что проводились в райцентре, шли пешком за 45-50 км, кругом озер и ламбушек. Учителя взяли еще на финскую войну, многих молодых взяли на финскую, они не вернулись. Я работала 3 месяца одна с 4 классами. Потом приехал учитель, опять молодой парень, с курсов. И вот 1941 год. Началась Великая Отечественная война. Нас сразу не эвакуировали. У нас организовали занятия по военному делу, занимались вечерами, с 6 часов утра до 9 часов вечера, а в субботу и воскресенье - целый день, с 9 часов утра и до 9 часов вечера. Так занимались до 15 ноября, пока не началась эвакуация. Меня не эвакуировали, сказали: «Поезжай, куда хочешь». Я просилась на фронт, но у меня был ребенок, не взяли, а мать жила в Беломорске. Говорили и там идет эвакуация, так я не смела ехать отвезти ребенка, вдруг не застану мать. Так со всеми поехала в эвакуацию, со мной поехала сестра с тремя детьми, она жила в Лехте. Погрузили нас в товарные вагоны. Везли больше ночами. Дорогой у меня умер ребенок от воспаления легких. Ехали больше месяца, привезли в Новосибирскую область, ст. Убинск, а оттуда на лошадях до деревни. Мы поехали в д. Кирилловка. По приезде в Убинск я пошла в роно, узнать насчет работы, мне велели оставить заявление. Я с 01.01.42 по 11.03.42 там не работала, а потом пришел из роно приказ о назначении меня в школу. Там я работала в школе до 19 июня 1943 г., пока не выехала в Карелию по вызову Министерства просвещения. В эвакуации жилось трудно, голодали, особенно было жаль детей. Ели крапиву, лебеду, щавель, гнилую картошку. На деньги ничего не продавали, все надо было менять на одежду. В каждое воскресенье я ездила в лес за дровами, сами потом распиливали дрова и кололи. Отпусков не было. Весной, во время посевной, нас, учителей, отправляли в бригаду, где мы вели агитационную работу, читали газеты, выпускали боевые листки. Я была и учетчиком в бригаде. После посевной заготовляли и возили дрова для школы. Хлеба нам не давали, паек давали зерном (пшеницей), сами ходили молоть на жерновах. Мне, как работающей, давали 11 кг зерна, сестре с детьми - по 7 кг, сахара давали всего один раз за все время и то только детям. Зарплата была 270 руб. (27 руб.). 22 ноября 1942 г. по моему заявлению [с просьбой] добровольно отправить на фронт, меня приняла комиссия [военкомата], назначение в Добровольную женскую гвардию, стрелковый полк. Сразу не взяли, сказали: «Ждите вызова». Я жду, а вызова нет, поехала в военкомат узнать, почему нет повестки. Ответили, что надо кому-то и детей учить, не всем воевать. Так я и не попала на фронт. 19 июня 1943 г. я рассчиталась и выехала в Карелию. В 1943- 1944 гг. работала в Летнереченской школе, а потом переехала в Беломорск, где и работала до Дня Победы в Сальнаволокской начальной школе заведующей. Я хочу учителям сказать одно. Дали вам бюллетень, сидите дома до конца. Так и мы делали, не хотели болеть, день посидишь, будет легче, идем на работу, некому учить. Вот теперь на пенсии расплачиваемся, а старых лечить не хотят. Даже после инсульта в больницу не положили, нет места. У меня неплохая пенсия (103 руб.), но как я ее заработала. Последний год работала в две смены, дочь училась в университете на историческом факультете, надо было помочь. Источник: АКНЦ РАН. Копия рукописная. (2015) Эвакуированная Карелия: Жители республики об эвакуации в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945 - Стр.425-428
 
14

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных