Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Из воспоминаний премьер-министра Финляндии Э. Линкомиеса — Об изменении политического положения страны и условиях перемирия, выдвинутых СССР в 1944 г.

Финны

Страна: Финляндия Январь — сентябрь 1944 г. <...> Большая часть населения Финляндии жила с хорошей верой, что нет никакой беды. Большинство правительства было того же мнения. Но верхушка правительства не обманывалась внешними обстоятельствами. Немецкая военная мощь явно ослабевала И если продумать все до конца, то не избежать вывода, который, правда, нельзя было произнести вслух, но который все же был неизбежен: война фактически проиграна, несмотря на кажущееся прочное положение на фронте. Но сделать вывод еще недостаточно. Надо было действовать. Действовать для достижения мира. Вопрос состоял только в том, можно ли было его достигнуть на приемлемых условиях и настало ли уже время для его заключения. Правда, ревностные сторонники мира уверяли, что каждый день промедления означает для нас только потерн. Но тот, кто чувствовал ответственность за других, не мог иметь то же мнение. Мир следовало заключить в такой момент, когда Германия уже не могла бы ему препятствовать и условия удовлетворяли бы большинство финского народа. Следовало учитывать, что у финляндского народа имелись еще какие-то претензии, когда его армия прочно стояла далеко от государственных границ, да и Германия еще не была разбита. Об условиях, на которых можно бы заключить мир, не было точных сведений. Но в течение осени постоянным зондированием удалось установить, что отправным пунктом для этого со стороны Советского Союза являются границы, установленные Московским мирным договором. <...> <...> Затем стали известны условия перемирия, предложенные Советским Союзом. Они казались ужасными. Правда, время, отпущенное на выдворение из страны немцев, было теперь достаточным, репарационные платежи были уменьшены наполовину, но аренда Порккала и политические требования подействовали, как удар кнута. Но сразу было ясно, что уже нет другой возможности, как только согласиться с условиями, какими бы тяжелыми они не представлялись. В этом плане я нисколько не сомневался. В правительстве, наоборот, имелись колебания, и только решительная позиция членов социал-демократической партии в пользу согласия с предъявленными нам условиями помешала принятию отрицательного решения. Парламент собрался 19 сентября в 6 часов утра, что случилось, пожалуй, единственный раз в истории его существования. Дело в том, что до 12 часов дня перемирие требовалось подписать в Москве. В парламенте господствовала гнетущая обстановка, но прямого возражения соглашению не последовало. Подавленность усилилась после получения телеграммы Энкеля из Москвы, в которой, в частности, указывалось на высказывание Молотова о парламенте Финляндии, как о «кровавом и преступном». Казалось, это не гарантировало даже тех условий, которые были уже предъявлены. <...> Источник: (1995) По обе стороны карельского фронта 1941-1944 - Стр..556-557 Linkomies Е.Vaikea aika. Suomen paaministerina sotavuosina 1943-44. Helsinki, 1970. S. 296-297, 404. Перевод с финского.
 
14

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных