Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Исаева Мария Ивановна — Когда началась война, я работала в Прионежском райкоме партии машинисткой.

Гражданские

Дата: 16 мая 1990 г. Страна: СССР, Карелия Исаева Мария Ивановна, жительница п. Ладва Прионежского района Карелии, 1925 г. р. Накануне Великой Отечественной войны, в 16 лет, работала машинисткой в Прионежском райкоме ВКП(б). В 1941-1944 гг. находилась в эвакуации в Пермской области. После возвращения из эвакуации работала в Прионежском райкоме партии в Петрозаводске, а затем в п. Ладва. Когда началась война, я работала в Прионежском райкоме партии машинисткой, но мне было 16 лет и меня 6 сентября сократили, т.к. райком еще оставался в городе [Петрозаводске]. Я поехала домой в с. Деревянное. А 21 сентября нас из Деревянного эвакуировали через г. Петрозаводск. На барже ехали по Онежскому озеру, Мариинской [водной] системе - каналу Москва-Волга и р. Каме целый месяц. Привезли нас в Челтинский район*. От Камы нас на лошадях везли [дальше]. Наша семья была: папа и пятеро детей - я, старшая, и сестра 13 лет, брат 1929, сестра 1934, сестра 1937 г. р. (мама умерла в 1939 г. в финскую войну). Привезли нас в колхоз, д. Петухи, Челтинский р-н. Дали дом на двоих, в другой половине жили Клим- ковы из Деревянного, у них было семеро детей и мать. Меня отправили зимой в лес в Добрянский леспромхоз за 300 км. А весной отправили на сплав на Ново-Ильинский рейд на р. Каме. Папа сказал, Маня, работай и, если можно, то оставайся там работать. [Дело в том, что] в колхозе было голодно первый год, и население нас жалело. И молока, и картошки можно было купить. Я и осталась, нас была бригада 25 чел., молодежь, а через неделю все разбежались, а мне папа наказал работать. Я пошла к начальнику, и он меня назначил в бригаду такелажников к женщинам, и так я стала работать. Зимой мы вили веревки из пеньки, лыка и березовых виц и наши руки были в кровавых мозолях, пилили газочурку для машин. Летом на реке прибывали караваны с лесом, у нас их крепили, бригаду набирали и отправляли лес в Сталинград, работали часто и в ночь. Приходили вагоны со шпалами, выгружали их, тяжелые, сырые на баржи, а то баржи с цементом разгружали. А осенью... лес собирали [в реке], заторы разбирали и сплавляли, потом сплачивали в пучки, на учете работали. Бригада наша план на 240 процентов выполняла, и нам давали хлеба по 900 г и обед стахановский. Весной 1943 г. и папа с ребятами приехал ко мне на участок. Папа болел, лежал в больнице, а мне еще надо было устроить в садик младших. В августе 1944 г. мы приехали домой. Я ездила в Пермь, т. к. приехал Исаков** и давал направления ехать на работу в Карелию. Нам дали направление только на Беломорск с семьей. В Петрозаводске еще нельзя было семейным, мне одной давали, но я не могла оставить своих. Однако мы попали чудом прямо в Петрозаводск. С Перми ехали на Киров, с Кирова попали на Волховстрой (сборный состав шел), с Волховстроя - на Петрозаводск. Мне с эвакопункта дали в Совет министров [республики] направление и оставили там работать, дали неделю [чтобы] устроить семью. Но я пошла в свой райком и 1-й секретарь Дружинин меня не отпустил, сказал - наша работница. Так я [снова] стала работать в райкоме машинисткой. В 1946 г. перевели район в п. Ладва***, где я и сейчас проживаю. Когда нас везли на барже, то на остановках нас кормили, выдавали манную кашу как лепешки (холодную), сколько человек, столько и лепешек каши. Да и, простите, к концу [пути] такие большие вши нас заели, как будто нас ими посыпали. Много наших на Урале померло от голода. А на рейде из Карелии я одна работала. И очень обидно. Три года работала на сплаве, как говорится, на трудовом фронте, мокрые, голодные, холодные, часто больше смены и ничего не заработала. Сейчас обидно, кто-то месяц-два [работал] и - ветеран. Я писала сразу после войны, надо было справку и давали медали, а мне не прислали. Но ведь у меня трудовая книжка на руках и даже расчетная книжка. Даже я отпускные свои за 3 года только через прокуратуру получила, когда уже замуж вышла. Сколько писала - не выслали. Что было, все не опишешь, и голоду и холоду и еще нас обокрали, все последние тряпки украли. Поэтому мы уехали скорей домой. Если что не так, извините, пишу... плохо, мне 65 лет. * Так в тексте. На современной карте - Добрянский район. ** Очевидно, уполномоченный Правительства из Карелии. *** В настоящее время органы управления Прионежского района находятся в г. Петрозаводске. Источник: АКНЦ РАН. Подлинник рукописный. (2015) Эвакуированная Карелия: Жители республики об эвакуации в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945 - Стр.383-385
 
20

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных