Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Фёдоров Владимир Михайлович — Воспоминания чекиста.

Фёдоров Владимир Михайлович — Воспоминания чекиста.

Участники

Страна: РСФСР, Карелия В. М. Федоров - родился в 1891 г. в д. Новоселье, Лодейнопольского у., Олонец кой губ. Трудовую деятельность начал с 14 лет. Участник первой мировой войны. С апреля 1917 г. по октябрь 1918 г. — рабочий па ст. Токари Мурманской ж. д. В 1918 г. был направлен в Карелию для работы в органах транспортной ВЧК. В 1919 г. во время наступления интервентов, будучи линейным комиссаром, руководил эвакуацией ст. Масельгская Мурманской ж. д. В 1920 г. в составе особого отряда разведчиков принимал активное участие в боях против интервентов на территории Карелии. В последующие годы работал на транспорте и на хозяйственной работе в К АССР. Член КПСС с 1930 г. В настоящее время пенсионер. Награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». В октябре 1918 года я был направлен по мобилизации в Карелию для работы в органах транспортной ВЧК. Некоторое время работал на станции Петрозаводск. От нас, чекистов, требовалось следить за бесперебойным продвижением поездов, вести борьбу с саботажниками и спекулянтами. Особенно острой была борьба с контрреволюционными элементами. Очень часто нам приходилось задерживать в поездах эсеров, меньшевиков и членов других антисоветских организаций, пробиравшихся на север, к интервентам. В феврале 1919 года меня перевели линейным комиссаром ЧК на прифронтовую станцию Масельгская. Эта станция имела тогда важное значение в обеспечении топливом Мурманской железной дороги и Петрограда, так как на Масельгской было сосредоточено значительное количество заготовленных в свое время дров. 19 февраля интервенты заняли Сегежу, а несколько дней спустя станцию Уросозеро. Против них в этом районе стояли лишь немногочисленные части Красной Армии, разбросанные друг от друга на большом расстоянии. Непосредственно на станции Уросозеро в это время находился отряд из 100—120 человек. Пока фронт не приблизился к Масельгской, главная наша задача состояла в организации заготовки дров, погрузке и отправке их в Петроград. В проведении этих работ встречались большие трудности: не хватало рабочих рук, продовольствия и т. д. Пришлось мобилизовать крестьян близлежащих деревень, рабочих и служащих станции; устраивали субботники и воскресники. На погрузку дров приезжали и питерские рабочие. Грузили вагоны и днем и ночью. Однажды, в конце марта 1919 года, рано утром меня срочно вызвали на телеграф. Здесь была получена телеграмма следующего содержания: «Уросозеро окружено белыми, на станции находится бронированный поезд, воздержитесь от посылки составов на линию». Требовалось срочно принять меры по эвакуации имущества со станции Масельгская. В телеграмме начальнику отделения ВЧК на станцию Петрозаводск я просил, чтобы все поезда, идущие в сторону Масельгской, задерживались на первой ближайшей станции, а паровозы и бригады направлялись в Масельгскую для оказания помощи в эвакуации. Мои распоряжения были одобрены заместителем начальника отделения Л. Н. Алексеевским. Следует сказать несколько слов об этом замечательном человеке. Леонид Николаевич Алексеевский, коммунист, по партийной мобилизации был направлен на службу в органы ВЧК. С 1918 года он работал заместителем начальника отделения ЧК на станции Петрозаводск. Уроженец села Сороки (ныне г. Беломорск), сын учителя, бывший моряк, он всей душой был предан Советской власти. В 1920 году Алексеевского отозвали в Петроград и направили на юг, где он участвовал в борьбе с белобандитами. После согласования с Петрозаводском вопроса об эвакуации станции Масельгская все коммунисты были ознакомлены со сложившейся обстановкой. Партийная ячейка на станции Масельгская в то время насчитывала всего 15 человек. Всех коммунистов расставили на ответственных участках по обеспечению эвакуации и мобилизации населения: так, по службе тяги за положение дел отвечал машинист Сычев, по службе пути — техник Соколов, на телеграфе — Ярославцев и т. д. На станции в это время находилось около 300 вагонов различных грузов, большой запас дров, имущество служб и больницы. В первую очередь начали эвакуацию больных и больничного оборудования, а затем топлива, продовольствия и т. п. Не обошлось дело и без вражеских вылазок. Сбежали начальник станции и дежурный по станции. Начальник депо Гапонов, путём поломки отдельных частей, вывел из строя два паровоза. Антисоветскими элементами было организовано крушение железнодорожного состава между Масельгской и 14-м разъездом. Но несмотря на все это эвакуация проходила быстро, без паники и лишней суеты. В самый разгар эвакуации мне позвонил мастер с 17-го разъезда, находящегося недалеко от Масельгской, и сказал, что со стороны Уросозера на разъезд прибывают красноармейцы — кто пешком, кто на лыжах и сообщают, что противник стреляет снарядами с отравляющими веществами. Мы быстро приспособили железнодорожную платформу для стрельбы из пулемета, подцепили ее к паровозу, и я с 10—15 бойцами немедленно выехал на разъезд. Там к этому времени уже собралось около 70 красноармейцев, во главе с командиром. Почти сразу же к нам на помощь подошел батальон 6-го финского полка. Необходимо было срочно принять меры, которые бы воспрепятствовали дальнейшему наступлению противника. Решили направить группу красноармейцев и рабочих на платформе в сторону Уросозера с заданием разобрать путь, увезти рельсы и сжечь мост. В этой операции участвовал и я. Не успели мы отъехать от разъезда и 3 километров, как противник начал нас обстреливать. Мы вынуждены были, не доезжая моста, остановиться и разделиться на две группы. Одна вела огонь по противнику, а другая тем временем разобрала путь, погрузила на платформы рельсы, а потом подожгла мост. После этого было решено на 17-м разъезде подготовить рубеж для обороны Масельгской. Одну из железнодорожных платформ обшили двумя рядами досок, между ними насыпали песок и за этим укрытием поставили два пулемета. Основная тяжесть боев за станцию Масельгская легла на плечи 41-го Уросозерского полка под командованием И. Д. Спиридонова. Полк самоотверженно оборонял Масельгскую, его личный состав проявил в бою с врагом исключительное мужество и отвагу. Смело действовали и бойцы 6-го финского полка. В течение двух месяцев героический 41-й Уросозерски1 полк сдерживал превосходящие силы противника. За это время эвакуация Масельгской была почти полностью закончена. Нам удалось вывезти людей, все ценное имущество, подвижной состав, продовольствие и большую часть топлива. Со мной на станции оставалась лишь группа специалистов и рабочих-железнодорожников, которые непосредственно принимали участие в эвакуации и были моими незаменимыми помощниками. Среди них следует отметить рабочего-железнодорожника Копейкина, начальника службы движения А. Н. Соболева. Последний очень часто оставался ночью за дежурного по станции и вообще стремился находиться там, где было труднее. Из машинистов бесстрашие и героизм проявил Л. Сычев, который очень часто выводил груженые составы из-под огня противника. Самоотверженно работал помощник машиниста Кузьмин. Большую помощь в подготовке и проведении эвакуации населения оказала профсоюзная организация. Несмотря на свою молодость и малочисленность, она была боевой и очень дружной. После завершения эвакуации станции Масельгская я был назначен помощником командира особого отряда разведчиков ВЧК, которым командовал коммунист Крутов — отважный чекист, кристально честный человек и непримиримый борец с врагами Советской власти. Отряд был немногочисленным, состоял из людей, беззаветно преданных Советской власти. Он не входил в число определённых воинских подразделений, но имел с ними тесную связь. Перед отрядом стояла задача — обеспечивать бесперебойную работу транспорта, вести разведку в тылу врага, выяснять настроение местного населения, подбирать на местах людей для работы на оккупированной территории. Во вражеский тыл направлялись лица, хорошо владевшие карельским или финским языками. Среди местных жителей, выполнявших задания по разведке, особенно хочется отметить двух братьев Локкиных — крестьян карелов из деревин Паданы. Они приносили исключительно ценные сведения о месторасположении противника, его силах, что позволяло нашему командованию наносить удары по врагу там, где он их не ожидал. Следует отмстить, что если основная масса крестьян Карелии полностью стояла на стороне Советской власти, то кулаки и часть зажиточных крестьян оказывали войскам белогвардейцев и интервентов всяческую помощь. Однажды, когда мы стояли недалеко от станции Супа, под одной из шпал мы заметили разрытый песок и сверху как будто насыпан свежий. Решили посмотреть, что там такое, и когда разрыли песок, то обнаружили гранаты с капсюлями, подготовленные для взрыва пути. Вскоре выяснилось, что недалеко от 5-го разъезда, в деревне Илемсельге, у одного богатого крестьянина бывали диверсионные группы противника. Этот крестьянин и провел диверсантов ночью к полотну железной дороги и помог заложить гранаты. При обыске у него обнаружили разобранный пулемет. В марте 1920 года меня направили на работу помощником машиниста на станцию Лодейное Поле. Положение на транспорте было тогда чрезвычайно тяжелое: не хватало специалистов, паровозов, вагонов, топлива. Бывали случаи, когда состав останавливался па каком-либо перегоне из-за отсутствия дров. Тогда вся поездная бригада, а нередко и пассажиры, брали топоры и шли заготовлять дрова. Пилили, кололи, носили к паровозу и снова двигались в путь. Основной задачей местных партийных и советских органов, как и прежде, оставалась заготовка дров и снабжение топливом Петрограда, железной дороги, больниц, школ, учреждений. Большую помощь в заготовке топлива оказывало местное население: еженедельно проводились субботники и воскресники. На них мы делали очень многое. Так, в железнодорожном поселке на станции Лодейное Поле во время таких массовых мероприятий был проведен водопровод. Большую работу в организации и проведении субботников и воскресников, мобилизации рабочих-железнодорожников и местного населения на борьбу с разрухой проводила профсоюзная организация. Мне хочется особенно отметить одного из ее руководителей — лодейнопольского рабочего, коммуниста Александра Черняева. Много внимания он уделял молодежи, вовлекая ее в проведение важнейших политических, культурных и хозяйственных мероприятий. Жаль, что смерть очень рано оборвала жизнь этого замечательного человека. Нас, машинистов, особенно тревожила нехватка паровозов. Поэтому мы делали все возможное, чтобы вернуть к жизни хотя бы часть старых паровозов, находившихся уже «на кладбище». На станции Лодейное Поле мною была организована бригада слесарей, которая отремонтировала к 1 мая 1920 года одни из паровозов. Большую помощь в этом деле нам оказал начальник участка Громов. В дальнейшем силами бригады восстановили еще один паровоз и 35 вагонов, из которых составили специальный эшелон для поездки за хлебом в южные районы страны. Начальником эшелона был назначен А. Черняев. Спустя три недели эшелон прибыл обратно с хлебом. Это подняло настроение рабочих и служащих, вселило уверенность в преодоление голода и разрухи. Работа по восстановлению разрушенного хозяйства пошла еще быстрее. Источник: (1963) За Советскую Карелию. Воспоминания о гражданской войне - Стр.36-41
 
51

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных