Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
А.В. Козлов — О друзьях-товарищах — бесстрашных разведчиках (боец партизанского отряда «За Родину»).

А.В. Козлов — О друзьях-товарищах — бесстрашных разведчиках (боец партизанского отряда «За Родину»).

Участники

Страна: СССР 
Козлов Алексей Васильевич (1910 г. р.). Член КПСС. До вступления в партизанский отряд работал инженером в управлении Северной железной дороги. Награжден медалью «Партизану Отечественной войны» 2-й степени.
Про разведчиков говорят: «глаза и уши армии». А партизанам разведка нужна особенно. Основное отличие партизанской тактики заключается во внезапности нападения. Молниеносно ударить по врагу и разгромить его небольшими силами можно лишь тогда, когда будут хорошо изучены подходы к гарнизону противника, система обороны и сигнализации, наличие минных полей и огневых средств и хотя бы приблизительно численный состав. Эти сведения дает только тщательная разведка. Разведчиками могут быть смелые и решительные, спокойные, но не равнодушные люди. Они должны все видеть, все слышать и все запомнить, не растеряться в любой обстановке и мгновенно принять решение. В условиях ведения партизанской войны в Карелии, крае лесов, многочисленных озер, рек и речушек, гор и сопок, от разведчиков требовалось умение безупречно ориентироваться на местности, безошибочно пройти и, если нужно, провести отряд к намеченному пункту. Все это мы понимали и раньше, но до конца осознали и почувствовали только в тылу врага! Поздней осенью 1942 года наш партизанский отряд «За Родину» был направлен на восточный берег Онежского озера. На другом, западном берегу озера враг построил свою оборону. За полтора года стабильного фронта он основательно здесь укрепился. В расположении противника в прибрежной полосе была создана сеть опорных пунктов, имелась тяжелая и полевая артиллерия, подступы к гарнизонам густо заминированы, обеспечены световой сигнализацией и прожекторными установками, наземные войска поддерживались авиацией, подразделениями аэросаней т. д. Перед разведчиками нашего отряда встала задача — узнать, где что находится. Но на озере темнела вода и ходили волны. Из-за этого мы были вынуждены «отдыхать». Во взвод разведки отряда, помимо нас, необстрелянных вологжан, были включены партизаны, которым уже довелось воевать. Среди них—политрук Краснов, командир отделения Гашков и Крещенко, участвовавшие в рейде партизанской бригады под командованием И. Григорьева. Эти товарищи помогли нам овладеть способами и методами ведения партизанской войны, рассказывали о повадках врага, о трудностях, которые нам предстояло испытать. Зная, что финны хорошие лыжники, мы, пользуясь отдыхом, стремились натренировать себя в лыжной ходьбе. И тренировались так, что у многих были стерты ноги. Впоследствии, когда стали ходить на задания, с какой благодарностью вспоминали мы неумолимость командира взвода, требовавшего быстро и умело пользоваться лыжами. Как часто только это спасало наши жизни! В тех условиях, в которых нам предстояло воевать, очень важно было знать, кто с тобой рядом. Первое представление о личном составе отряда мы уже получили на партийных и комсомольских собраниях, во время бесед и т. д. Вынужденный отдых, занятия, ходьба на лыжах позволили присмотреться, привыкнуть друг к другу, узнать характеры, некоторые привычки... Когда, наконец, озеро покрылось льдом, мы смогли приступить к выполнению боевых заданий. До ближайших опорных пунктов противника насчитывалось 15— 20 километров. Единственными естественными укрытиями были торосы. Днем и ночью, при свете прожекторов, озеро просматривалось на большом расстоянии. Надо было за ночь проскользнуть незамеченными по льду до другого берега, произвести разведку и к рассвету вернуться. Сначала, конечно, не все шло гладко. Но постепенно у разведчиков выработались определенные навыки. Со временем они стали водить за собой даже группы отрядов. Особенно хорошо умели ориентироваться по азимуту Петр Кузнецов и Василий Кириллов. Зимой разведчики обычно уходили на задание на одну ночь и утром возвращались на базу. Там их ждали товарищи, теплая изба, завтрак и отдых. Летом же разведчикам, как говорится, некогда было вздохнуть. Идет отряд в тыл врага на выполнение задания — надо провести его незаметно к намеченному пункту. Для обеспечения безопасности движения, как правило, высылались дозоры. Отряд делал привал, а разведчикам отдыхать было некогда. Не теряя времени, они направлялись в разведку. Скрытое продвижение отряда или группы, обеспечение внезапности нападения и разгром вражеского гарнизона во многом зависели от боевой работы разведчиков. Благодаря хорошо проведенной разведке, в январе 1943 года двумя взводами нашего отряда был буквально снесен с лица земли гарнизон Крестовая губа. Успешный рейд к гарнизону Анттила, расположенному на территории Финляндии, также был осуществлен с помощью разведчиков. Особенно хочется рассказать о разведывательных операциях при разгроме финского гарнизона Конда, находившегося на берегу озера, в глубине бухты. С восточной стороны от берега до этого пункта насчитывалось около пяти километров. Береговая линия бы ля укреплена, охранялась полевыми караулами и огневыми средствами. На определенном расстоянии друг от друга располагались в дзотах станковые пулеметы и сильные прожекторные установки. Вся система обороны была связана телефонной, а возможно и радиосвязью, с дальнобойными артиллерийскими батареями. Прорваться в глубину этой обороны было делом поистине дерзким. Ведь при обнаружении партизан противником огненное кольцо могло замкнуться. Вырваться из него было почти невозможно. Разведчики неоднократно выходили на разведку в этом направлении. Было установлено, что берег сильно охраняется, но минных полей нет. Обнаружить огневые точки долго не удавалось. Финны почувствовали, что мы ведем разведку, и были осторожны. Но все-таки они не выдержали и однажды, заметив группу разведчиков нашего отряда, встретили ее сильным огнем двух станковых пулеметов при освещении местности прожекторами. Этого было достаточно, чтобы определить место расположения пулеметных гнезд и прожекторных установок. Из разведчиков никто не пострадал, лишь кое у кого пулями были изорваны маскировочные халаты и ватные телогрейки. Дав финнам немного успокоиться, командование решило провести операцию по разгрому гарнизона. Место пересечения линии обороны определили немного южнее того пункта, где разведчики были обстреляны. Выступили в путь. Впереди, как всегда, двигались разведчики. Вот и берег. Тишина. Вышли на лесную дорогу, связывающую опорные пункты, и, оставив прикрытие, направились дальше. К гарнизону подошли незамеченными, и завязался бой. Опомнившись, финны начали сильный обстрел из артиллерийских орудий. Можно было предположить, что командование финской армии поднимет соседние гарнизоны и устроит засады с целью не выпустить нас обратно. Вот тут-то и сказалась опытность нашего командира И. Я. Черткова, его умение трезво оценивать создавшуюся обстановку, решать не только за себя, но и за противника. Он ясно себе представлял, что, возвращаясь по старым следам, мы неминуемо попадем в засаду. При этом финны, навязав бой в невыгодных условиях, не выпустят нас на озеро, а затем методически расстреляют. Было принято дерзкое решение — прорваться через завесу артиллерийского огня и, пока еще не наступил рассвет, отойти на свою базу. Лавируя между разрывами снарядов, которые, пробивая лед, поднимали каскады воды, партизаны стали отходить, унося раненых. Финны раскрыли наш маневр, но было уже поздно. Наиболее серьезным испытанием для всего отряда был поход в июне — июле 1944 года с целью разгрома гарнизона Анттила. Этот опорный пункт врага располагался глубоко в тылу, на территории Финляндии, примерно на расстоянии 400 километров от нашей базы. Чтобы попасть к нему, нужно было незамеченными перейти линию фронта. Нам было известно, что в этом районе у финнов сплошная оборона, хорошо оборудованная и насыщенная огневыми средствами, с многочисленными и глубокими минными полями. Все попытки пересечь здесь линию фронта раньше оказывались безуспешными. Новый план, разработанный командованием отряда, был связан с большим риском. Решили перейти линию фронта днем и, как говорится, под носом у противника. Произведя тщательную разведку, мы двинулись в поход. К нашей удаче, линию фронта перешли благополучно, без единого выстрела. Но потом финны все-таки сумели нас обнаружить и начали преследовать. Продвигаясь вглубь обороны противника, мы минировали свои следы. И не напрасно. Как-то невдалеке грохнули два взрыва. Это финны подорвались на расставленных нами минах. Чтобы обмануть врага, было принято решение описать дугу большого радиуса и снова подойти к гарнизону Анттила. Операция по разгрому этого опорного пункта прошла успешно. Летний поход 1944 года показал, что отряд накопил боевой опыт и способен выполнять серьезные задания Блестяще справились со своими обязанностями разведчики нашего отряда. Хочется рассказать о лучших из них. Никодим Иванович Гашков пришел к нам в отряд, уже повоевав на фронте. Простой в обращении, пря мой и бесхитростный с товарищами, он ненавидел фашистов, ненавидел войну. Всякое задание выполнял добросовестно и честно, был требовательным и примерным командиром отделения. Петр Федорович Кузнецов до войны учился в университете. Война заставила его взять в руки винтовку. В наш отряд пришел, уже зная все тяготы партизанской войны. Он отлично ориентировался на местности, безошибочно ходил по азимуту, был прекрасным лыжником, смелым и решительным разведчиком. Любую разведку Кузнецов проводил блестяще. Лучший гармонист в отряде, он в свободное время любил повесе литься и пошутить. Василий Федорович Кириллов умел хорошо ориентироваться в лесу, был заядлым охотником. Пожалуй, ни у кого из разведчиков не было такого изумительного хладнокровия и умения управлять собой, такой наблюдательности и выдержки, как у него. Кузнец с судоверфи имени Желябова Александр Михайлович Зимин и плотник из Белозерских судоремонтных мастерских Александр Варлампиевич Березин служили примером бесстрашия и умения, не Терялись ни при каких обстоятельствах. Оба Александра, оба пулеметчики, они сохранили привычку мирной жизни делать все добросовестно, по нестоящему. Пулеметы их всегда находились в отличном состоянии. Павел Алексеевич Малахов, до войны инженер железнодорожник, Иван Гаврилович Костин, пришедший в отряд из Ковжинского района, Сергей Петрович Веселов, родом из Чебсары, и многие другие были смелыми разведчиками, хорошими товарищами. Никогда не изгладится в памяти образ политрука взвода разведчиков Александра Васильевича Даниловича. Прекрасный разведчик и лыжник (равных ему в отряде не было), он показывал личный пример выполнения долга перед Родиной. Летом 1943 года вологодский комсомол направил в наш отряд молодое пополнение. В разведку пришли Гурий Малютин, Михаил Потлов, Василий Пулькин, Виктор Ушаков. Эти молодые ребята не умели воевать, не имели достаточного жизненного опыта, но все они быстро включились в жизнь отряда и прекрасно проявили себя в походах, в разведке и в бою. А это было нелегко. Особенно трудно приходилось тогда, когда не хватало продовольствия, когда один сухарь делили на десятерых, а есть так хотелось! Но пример старших товарищей учил молодежь управлять своими чувствами, бороться с трудностями. Нельзя не сказать о самом молодом разведчике — Андрее Маслякове — Андрюшке. Зимой 1943 года пятнадцатилетним подростком он пришел в партизанский отряд и прижился в нашем взводе. Сначала выполнял различные мелкие поручения, а затем стал заправским разведчиком. Больше года он воевал с нами, но в марте 1944 года при разгроме гарнизона Конда, был тяжело ранен. Андрюшке раздробило подбородок, перебило руку и пробило плечо. После боя он, несмотря на ранение, нашел в себе силы без посторонней помощи дойти до базы. Оттуда ею направили в госпиталь. Когда разведчики выходили на выполнение заданий, с ними всегда шли медсестры Катя Федюнькова и Маруся Виноградова — постоянные спутники во всех наших походах. Нельзя было не удивляться их бесстрашию и выносливости. Они делили с нами все тяготы походной жизни. За период войны в лесах Карелии взвод разведчиков по примерным подсчетам проделал путь около 10 000 километров. В смертельной схватке с врагами нашей Родины погибли А. В. Данилов, Н. И. Гашков, М. Ямуров, А. Н. Налилов. Были тяжело ранены и выбыли из строя Д. М. Луконников, П. А. Малахов, А. С. Масляков, В. В. Пулькин, В. А. Капустин. Погибли при взятии города Моравска-Острава разведчики, переданные в ряды Советской Армии, И. Г. Костин, Александр Зимин, Александр Березин, П. П. Порозов. Оставшиеся в живых бывшие партизаны свято чтут память своих товарищей, отдавших за Родину самое дорогое для человека — жизнь. Источник: (1961) Тропами борьбы (Вологодский партизанский отряд «За Родину») - Стр.63-71
 
97

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных