Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Заявление в Чрезвычайную Государственную Комиссию по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников от бывших заключенных в лагере № 8.

Гражданские

Дата: 1 июля 1944 г. Страна: СССР, Карелия От бывших заключенных в лагере № 8. После того как финские войска захватили села и деревни Олонецкого района Карело-Финской ССР, они создали в районе, прилегающем к Ильинскому лесозаводу, 3 концентрационных лагеря, куда заключили более 2 тысяч советских граждан, русских по национальности. Финские военные власти назвали эти лагери переселенческими, но в действительности это были концентрационные лагери, в которых был установлен варварский режим. Мирные граждане — женщины, дети и старики — находились здесь на положении военнопленных. Вот какие порядки были установлены в лагере № 8. Весь лагерь был обнесен колючей проволокой, а часовые имели приказ открывать огонь по каждому, кто попытается выйти за пределы лагеря. Хождение по лагерю разрешалось только до 9 часов вечера. В лагере в момент освобождения территории советскими войсками находились 471 человек, из них мужчин 64, женщин — 208, детей от грудного возраста до 16 лет—199. Все заключенные в лагере находились в исключительно тяжелых условиях. Паек, который выдавался заключенным, состоял из 150—300 граммов сухих черных галет, испеченных из овсяных и других отбросов, и из порции жидкого супа-баланды. Иногда выдавалась так называемая «колбаса», сделанная из мясных, главным образом, конских отбросов, с примесью крупы. Колбаса всегда давалась заплесневелой, с признаками начавшегося гниения, с червями. И, как ни голодны были заключенные, они часто выбрасывали эту колбасу на помойку. Пленных изнуряли непосильной работой — по 12-14 часов в сутки на лесоразработках. Финны заставляли работать детей. 14-летние девочки Анкудинова Зина, Старченко Ася, Дегтярева Лида и многие другие направлялись в лес и должны были ежедневно разделать по три кубометра дров на двоих. В течение трех лет финские власти не дали ни одному заключенному пары сапог или какой-либо одежды, однако, требовали, чтобы в любую погоду заключенные ежедневно выходили на работу. Это приводило к массовым случаям обмораживания. Советская учительница Л. Г. Позик зимой 1942 г. вместе с 19-ю заключенными была послана в лес для прокладки дороги. Никаких инструментов им не дали, и им пришлось протаптывать дорогу ногами. Позик отморозила руки и ноги и попросила разрешения на час раньше уйти с работы. Ее отпустили, а в тот же день вечером ее вызвали в комендатуру лагеря, раздели, повалили на пол и нанесли 24 удара резиновой дубинкой. В комендатуре существовал целый набор различных плетей: из толстой квадратной резины и круглые, набитые песком. Избиения были обычным явлением. Жестоко, до полусмерти избивали заключенных мужчин, если они говорили на улице с заключенной женщиной. Е. К. Зарецкая — 43 лет — мать троих детей, получила 30 ударов плетью по приказу коменданта за то, что ее дочь нашла на дороге хлеб, уроненный с финской машины. Пострадавшая рассказывает: «Меня положили на скамейку, подняли юбку и стали бить. Два солдата держали голову и ноги, а комендант бил. В результате избиения я временно потеряла зрение». Кроме индивидуальных, производились массовые порки. В сентябре 1943 г. группа женщин пошла из лагеря в село Тукса для поисков на перекопанных полях остатков картошки. По возвращении в лагерь, в комендатуре, по распоряжению младшего сержанта Касимяки, были избиты плетьми 24 женщины. Били их так: приказали снять верхнюю одежду, лечь на скамью, и избивали. Так были избиты Татьяна Денисевич, Евдокия Поташева, Татьяна Мухина — 17 лет, Александра Мухина—15 лет, беременная Сержантова Анастасия и др. По всему лагерю разносились душераздирающие крики. Тела истязуемых были в черных кровоподтеках. После избиения они были лишены половины недельного пайка. Заключенные подвергались и другим издевательствам. В марте 1944 г. финны придумали новое наказание. За невыполнение непосильных заданий, или. как формулировали финские палачи «за плохую работу», были наголо острижены А. Поташева, Т. Корзина, О. Туманова, А. Боронина и девушки Л. Сажинова, В. Никифорова, А. Смирнова и др. Финские власти не заботились о санитарных условиях за все время заключенные получили по 150 граммов мыла. Финские палачи вели регистрацию всех производимых экзекуций с указанием фамилии наказанного, количества нанесенных ударов, но перед отступлением они все эти материалы сожгли. Во всех этих преступлениях непосредственно виновны: капрал Мяенпя, солдат Эдвард Юлиманкола, младший сержант Матти Еливуони, младший сержант Тюко Касимяки, лейтенант Керри, солдат Лаури Лехтинен, Алексей Ипатти, фельдфебель Микко Лохикоски. Бывшие заключенные лагеря на территории совхоза № 8: Е. И. Васина, М. И. Кутова, Е. Г. Косточка, А. Н. Федорова, Е. П. Васина Источник: (1945) Чудовищные злодеяния финско-фашистских захватчиков - Стр.147-149
 
11

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных