Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Заявление в Чрезвычайную Государственную Комиссию по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников от Арбузовой Зинаиды Алексеевны.

Гражданские

Страна: СССР, Карелия От Арбузовой Зинаиды Алексеевны, проживающей по ул.Володарского, дом 14,кв. 2, работающей в парикмахерской на ул.Герцена. Я родилась в 1897 г. в г. Петрозаводске. В плен к финнам я попала в 1941 г. Финны заставили меня работать в парикмахерской в качестве прачки. Парикмахером у нас работала финка по имени Импи. В 1942 г. она получила разрешение на несколько дней съездить в Финляндию к родным. Накануне ее поездки вечером пропала вся дневная выручка парикмахерской - 400 марок. Парикмахерша заявила в полицию. Вскоре явился полицейский и потребовал, чтобы я отдала деньги, так как финка заявила, что деньги украла я. Как доказать свою правоту, я не знала. Я просила обыскать меня и уверяла, что не брала денег. Меня увели в полицию. На допросах всячески издевались, оскорбляли. Переводчик два раза ударил по лицу. Называли воровкой. Никакие уверения в том, что я не виновата, не действовали. Мне не верили. После допроса меня перевели в тюрьму, где я пробыла 13 дней — с 30 июня по 13 июля 1942 г. Через 4 дня меня снова вызвали на допрос, называли сволочью, били резиновыми плетками, пока я не потеряла сознания. После порки меня на 2 часа бросили в холодную комнату, а потом увели обратно в тюрьму. Так продолжалось 3 раза: приводили, пороли, бросали в холодную комнату. Когда меня повели, на допрос в 3-й раз, то женщины, соседки по заключению, научили меня кричать сильней во время порки, так как это может подействовать на их нервы. Я так и сделала, от боди стала кричать. Тогда финн, который порол, выхватил резиновую дубинку и 4 раза ударил меня по спине. Во время 3-го допроса меня начальник полиции ударил по лицу линейкой. После допросов меня сфотографировали 3 раза — прямо и два снимка в профиль, сняли отпечатки пальцев и отпустили домой. Деньги, наверное, украла сама Импи, а мне пришлось поплатиться 13-дневным пребыванием в тюрьме и выдержать 3 порки. Когда я сидела в тюрьме, со мной в камере находилась старушка лет 70, Тиккоева Наталья, из Кондопожского района. Бабушка возвращалась с допросов, еле-еле держась на ногах. Над ней издевались в полиции и пороли. Однажды я видела у нее вырванную прядь седых волос на лбу, под которой запеклась кровь. Она мне сказала, что финны на допросе ее таскали за волосы и вырвали у нее волосы. Старушка Тиккоева не выдержала издевательств финских злодеев и умерла. Тиккоевой было до этого объявлено решение — заключение в тюрьму на 6 лет. В тюрьме находились также муж и жена из той же деревни, откуда была бабушка Тиккоева, Хроболовы. Хроболова Анна была еще до заключения в тюрьму больна психически, временами она начинала без причины смеяться и разговаривать, как ребенок. Попав в тюрьму, Хроболова испытала все «прелести» финского допроса и заболела окончательно. Когда после допросов Хроболова приходила в тюрьму, она лежала несколько дней в углу, едва поворачиваясь с боку на бок. Мы попросили прислать врача, чтобы осмотреть больную Хроболову, но надзиратели финны только улыбались. Когда я уходила из тюрьмы, больная Хроболова осталась там. (Подпись) Источник: (1945) Чудовищные злодеяния финско-фашистских захватчиков - Стр.118-120
 
12

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных