Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Воспоминания В.К. Саккеуса. Труженики моря.

Воспоминания В.К. Саккеуса. Труженики моря.

Гражданские

Страна: СССР 
Саккеус Владимир Карлович. Родился в 1903 г. в Ленинградской области. Эстонец. Член КПСС с 1920 г. Накануне и все годы Великой Отечественной войны являлся народным комиссаром Наркомата рыбной промышленности Карело-Финской ССР. Награжден орденами Ленина, «Знак Почета» и медалями. В настоящее время — персональный пенсионер, живет в Петрозаводске.
Война поставила перед рыбаками Карелии новые сложные задачи. Часть работников Наркомата рыбной промышленности ушла на фронт, в действующую армию. В истребительные батальоны были зачислены А. П. Черкасов, С. М. Корнилов, П. И. Амелюта, П. С. Кокшкарев и другие. Отделение истребительного батальона, в которое входило 12 работников рыбной промышленности и которым командовал А. П. Черкасов, принимало участие в боях с фашистскими захватчиками, действовавшими на Ведлозерском направлении. Перед теми, кто остался в тылу, встала задача: сохранить материально-технические средства и по мере сил и возможностей заниматься ловом рыбы, чтобы обеспечить ею армию и население. В сентябре, когда над Петрозаводском нависла угроза, Наркомат рыбной промышленности был вынужден перебазироваться в Пудожский район (Шальский рыбозавод, в устье реки Водлы). Обстановка на фронте все время осложнялась. Враг продолжал наступление, поэтому часть судов самоходного флота была направлена через Беломорско-Балтийский канал из Онежского озера в Белое море. В город Беломорск переехала и основная группа сотрудников Наркомата рыбной промышленности. В городе Кеми расположился Рыбакколхозсоюз во главе с председателем П. Н. Фадеевым. В последующем, в связи с бомбежками, Рыбакколхозсоюз и моторно-рыболовецкая станция перебазировалась в Поньгому. Группа работников во главе с заместителем наркома С. М. Ломовым обосновалась на мурманском побережье в Териберке. В Пудоже был оставлен уполномоченный Наркомрыбпрома А. 3. Алешин. Организованное перебазирование людей и флота закончилось. Теперь надо было сохранившиеся силы и материальные средства в новых условиях направить на выполнение ответственных задач по снабжению армии и населения рыбой. Этому во многом способствовало решение Наркомата рыбной промышленности СССР и ЦК компартии нашей республики о переходе системы рыбной промышленности на военное положение, об учреждении военизированной флотилии и создании при ней политического аппарата. Начальником управления флотилии назначили меня, а начальником политотдела флотилии стал Н. М. Анхимов. Были созданы три дивизиона: первый — в бассейне Белого моря (с базой в городе Беломорске); второй— в бассейне Онежского озера, Водлозера и других озер (с базой в городе Пудоже); третий — в бассейне Баренцева моря (с базой в Териберке). Командирами дивизионов были назначены: первого — Саккеус (по совместительству), Ломов, Золотовский; второго — Носов, Алешин, третьего — С. М. Ломов, М. М. Морозов. В дивизионах имелись отряды, во главе которых стояли командир и комиссар. Командирами и комиссарами были Ф. М. Морозов, И. К. Кутчиев, П. 3. Редькин, Ф. 3. Миронов, С. С. Гашков и другие. В начале 1942 года нам разрешили возвратить рыбаков, эвакуированных в свое время в Вологодскую и Архангельскую области. Затем правительство Союза ССР и Военный совет Карельского фронта разрешили нам возвратить рыбаков из воинских частей в отряды военизированной флотилии Наркомрыбпрома. Все это дало значительный приток кадровых рыбаков. Наряду с задачей разрешения проблемы рабочих кадров не менее остро стоял вопрос о сохранении материально-технических средств, в особенности рыболовецкого флота. Чтобы сохранить флот, пришлось его перебазировать по трем главным направлениям: из Выборгского залива в Белое море через Онежское озеро, из Баренцева в Белое море, а в последующем обратно в Баренцево море, рассредоточение флота и его использование в Онежском озере и внутренних водоемах. Коротко расскажу о том, как проходило перебазирование флота. Во-первых, о переводе флота из Выборгского залива Балтийского моря в Онежское озеро и Белое море. До войны часть рыболовецкого флота нашей республики занималась рыбодобычей в Выборгском заливе. Там были организованы Рыбпромбаза и Выборгская МРС (моторно-рыболовецкая станция). В первые дни войны база и МРС были вынуждены эвакуироваться через Неву, Ладожское озеро, реку Свирь в Онежское озеро. Вскоре также был перебазирован флот Сортавальской МРС из Ладожского озера в Онежское. Прибывшие мотоботы «КИМ», «Ударник», «Комсомолец», «Селедка» были включены в состав Онежского рыболовецкого флота и временно стали выполнять задания по эвакуации населения. Когда над Петрозаводском нависла угроза, флот был рассредоточен по озеру, причем значительная его часть находилась в Шале. Петрозаводск и Вознесенье были заняты. Война подкрадывалась и к Шале. Враг нащупывал подходы к Медвежьегорску. Самолеты врага появлялись над Пудожем. К Шале подходили вражеские разведчики. Так, один из вражеских радио¬передатчиков был захвачен бойцами истребительного батальона недалеко от Шалы. Приближалась первая военная зима. Флот мог быть закупорен в Сжежском озере. Рисковать было нельзя. Поэтому решили рассредоточить его: часть направили вверх по реке Вытегре, часть — оставили в Шале, а крупные суда переправили по Беломорско-Балтийскому каналу в Белое море. 28 октября 1941 года караван вошел в Беломорско-Балтийский канал. На второй день прошел Повенецкую лестницу. Только стали входить в  — начался сильный снегопад. Карт Выгозера ни на одном судне не было. Пришлось двигаться малым ходом. Дойдя до трех первых островов, караван был вынужден остановиться. В ночь с 1 на 2 ноября снегопад кончился, начались сильные морозы, за одну ночь все озеро покрылось льдом. Суда не имели ледовой обшивки. Пришлось начать обивку подводной части судов, делали это путем их кренования за мачты: вначале обивали одну сторону, затем — вторую. Обив суда железом, мы стали пробиваться вперед. Путь прокладывал мотобот «Кит». 5 ноября удалось подойти к 13-му шлюзу канала. Хочется заметить, что в эти дни вражеские самолеты усиленно бомбили железнодорожные станции. Они неоднократно пролетали над нашими судами. Однако не обстреливали их. Вероятно, надеясь, что флот замерзнет во льдах канала и удастся захватить его. К 13 ноября удалось пройти до 15-го шлюза. Здесь фарватер был окончательно забит льдом — шугой. Продвигаться! дальше не стало возможности, поэтому все, что везли суда, было выгружено в специально поданные вагоны и перевезено в Беломорск. И только около 20 ноября из Архангельска прибыл ледокол, который все суда и баржи вывел до 19-го шлюза, где они были оставлены на зиму. Теперь о перебазировании флота из Баренцева моря в Белое. В августе 1941 года враг свирепствовал в Баренцевом море. Подводные лодки всплывали вблизи наших берегов и обстреливали их. Так было, например, в становище Гаврилово, когда подводная лодка обстреляла корабли и станы. Так было в Восточном и на других становищах. Поэтому решили перебазировать флот на Белое море. Перегон парусных и моторных ёл и ботов (всего около 50 единиц) был осуществлен в августе 1941 года. Во время перехода через горло Белого моря налетел шторм, но, несмотря на это, все суда благополучно дошли до своих мест. Потеряли на этом переходе во время шторма только одну ёлу «Труженик» Виремского колхоза. Погибли звеньевой Петр Иванович Головин и еще два рыбака. Флот был выведен из-под ударов врага. На следующую весну, когда наше положение на Баренцевом море укрепилось, флот был возвращен сюда и участвовал в добыче рыбы для армии и страны. И, наконец, о рассредоточении флота и его использовании на Онежском озере и внутренних водоемах. Флот, оставленный на Онежском озере и внутренних водоемах в районах, не занятых противником, был использован для лова. Приходилось все время лавировать. Так, например, рыболовецкие суда, которыми руководил технорук Петрозаводского рыбозавода Валерий Михайлович Иванов, первоначально ловили рыбу у Брусно. С Брусно пришлось уйти к Салоострову в район Кузаранды. Этот район обстреливался врагом. Пришлось уйти к Пяльме, потом к Римскому, затем к Песчаному, Тубозеру, Рагнозеру. За зиму только в одном Тубозере выловили 7000 центнеров рыбы. Весной 1942 года перебазировались в устье Водлы на лов корюшки, потом в район Голяши. Весной 1943 года опять перебазировались в район Челмуж, где хорошо ловился судак. Так рыбаки ни на один день не прекращали лова рыбы, оказывая постоянную помощь в снабжении армии и страны продовольствием. В начале войны значительно сократилось число водоемов, где можно было ловить рыбу. Главной базой добычи рыбы стало Белое море. Улов рыбы в годы войны не уменьшился по сравнению с довоенным 1940 годом. Особенно удачной на Белом море была зима 1942 года, когда подошли массовые косяки полярной трески (сайки). Эта рыба заходит в Белое море редко, с большими промежутками, иногда через несколько десятков лет. Более 12 тысяч центнеров рыбы выловили наши рыбаки за зимний период. Эта была значительная помощь и фронту и тылу. За III квартал 1942 года рыбаки Наркомрыбпрома Карелии получили Всесоюзную премию ВЦСПС и Наркомрыбпрома. СССР. Можно привести немало примеров самоотверженного труда карельских рыбаков, когда в сложных условиях военного времени, используя малейшую возможность, они изо дня в день увеличивали уловы рыбы. Это были поистине героические труженики моря, которым иногда приходилось работать даже под обстрелом врага. Так, мотобот «Налим» в конце октября при заходе в Брусно за рыбаками был обстрелян из пулеметов и минометов. Капитан мотобота Н. Е. Ломтев был тяжело ранен, но успел все же спасти бот и уйти в озеро. Отважный капитан вскоре скончался от ран. Лодка рыбаков, которые ловили корюшку у Шалы, подверглась обстрелу вражеских самолетов. Во время обстрела был убит бывший помощник капитана мотобота «Налим» Поляков. В районе Голяшей вражеские самолеты также обстреляли рыбаков. Три рыбака погибли, двоих (в том числе рыбачку Екатерину Ермолаеву) ранило. На Белом море, в районе Лоухи, во время обстрела был убит капитан мотобота «КИМ» П. С. Привалихин. В Териберке (на Баренцевом море) — контужен командир дивизиона Максим Михайлович Морозов. В связи с пиратскими нападениями на рыбаков пришлось вооружить некоторые рыболовецкие боты. За образцовое выполнение спецзаданий командования и заданий правительства по снабжению Красной Армии большая группа рыбаков и работников рыбной промышленности республики получила правительственные награды. В их числе С.М. Миронов — орден Трудового Красного Знамени, С. М. Ломов — орден «Знак Почета». Источник: (1974) Незабываемое. Воспоминания о Великом Отечественной войне - Стр.337-342
 
47

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных