Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Воспоминания С.В. Колосенок. Работники искуства — фронту

Воспоминания С.В. Колосенок. Работники искуства — фронту

Гражданские

Страна: СССР 
Колосенок Станислав Витальевич. Родился в 1903 г. в Ленинграде. Русский. Член КПСС с 1929 г. Накануне и в годы Великой Отечественной войны являлся начальником управления по делам искусств при Совете Народных Комиссаров Карело-Финской ССР. При его непосредственном участии работники искусства Карелии оказывали в годы Великой Отечественной войны всемерную помощь фронту. За трудовую деятельность в годы войны награжден несколькими медалями. В настоящее время живет и работает в Петрозаводске.
Как-то перебирая старые пожелтевшие от времени бумаги начала Великой Отечественной войны, я обнаружил любопытный документ. Это было постановление Совета Народных Комиссаров Карело-Финской ССР о сохранении на период войны наиболее крупных театральных и музыкальных коллективов республики, которые представляли большой художественный интерес и которые необходимы были для проведения культурно-просветительной работы на фронте и в тылу. Такое постановление могло появиться только благодаря тому, что Коммунистическая партия и Советское правительство, направляя все усилия на организацию победы над врагом, понимали, что в этой победе не последнее место принадлежит и искусству. Сохранившиеся у нас в Карелии театры русской драмы, передвижной, музыкальной комедии, ансамбль «Кантеле» и восстановленный в 1942 году Финский драматический театр стали неотъемлемой частью всей политической и культурной работы партийных и советских организаций республики в военные годы. Несмотря на тяжелые условия войны, карельское искусство не только существовало, но и творчески росло, воодушевляя народ на великие подвиги во имя защиты своего Отечества, во имя победы. Трудное это было время. В нашем распоряжении находился небольшой клуб лесозавода в Беломорске, где по очереди выступали театры русской драмы и музыкальной комедии, ансамбль «Кантеле». Передвижной театр базировался в Доме культуры в городе Кеми, а Финский драматический театр — в клубе села Шуерецкое. И в этих, казалось бы невероятных, условиях театры очень активно творчески работали. Возглавляли их такие мастера советской сцены, как П. П. Гайдебуров, Г. С. Мнацаканов, Н. А. Феона, Н. В. Демидов и другие. В наших театрах трудились и такие замечательные актеры: Г. А, Белов (ныне народный артист Советского Союза), П. Н. Чаплыгин, А. И. Шибуева, О. А. Лебедев, Н. О. Рубан, К. Н. Милютин-Савич, С. А. Рикка, Е. С. Томберг и многие другие. В 1942 году возобновили работу Дом народного творчества, союзы композиторов и художников, филармония. М. И. Бредовым была организована специальная концертная фронтовая бригада в составе пяти человек. Режиссеры, актеры, композиторы, художники в трудных условиях войны создавали значительные произведения искусства, которые были отмечены печатью большого мастерства и боевой силы воздействия. Зрителями наших спектаклей и концертов являлись бойцы, офицеры и генералы Карельского фронта, рабочие и колхозники, интеллигенция фронтовой республики. В маленьком клубе Беломорского лесозавода на крохотной сцене, которую и сейчас-то вспоминают недобрым словом наши театры и концертные бригады, когда выезжают на гастроли, мы ухитрялись ставить большие спектакли, такие как «Нашествие» Л. Леонова, «Русские люди» К. Симонова, «Женитьба Белугина» А. Островского и другие. Ставя в театрах общеизвестные в то время пьесы, нам хотелось создать произведение, отражающее жизнь нашей республики, нашего фронта, борьбу карельских трудящихся против фашизма. Мы заказали находящимся тогда в Беломорске ленинградским писателям Л. Левину и М. Меттеру пьесу о карельских партизанах. Пьеса была написана быстро, она называлась «Северное сияние». Это был оперативный художественный отклик на события современности. Несмотря на ряд недостатков, эта пьеса прошла с большим успехом в Беломорске, и с таким же успехом Театр русской драмы показывал ее на гастролях. Пьеса была написана по живым событиям партизанских действий в Карелии. Авторы, актеры и театр были затем премированы карельским правительством. В этом спектакле прекрасно играли Г. Белов (командир партизанского отряда Орлюк), Е. Загородникова (комиссар отряда Айно Каллио), П. Чаплыгин (Чубариков) и другие артисты. Но драматические спектакли легче было дать на такой сцене, чем спектакли музыкальной комедии. В последних, кроме солистов, были заняты хор, балет и оркестр. И несмотря на такое обилие исполнителей, все они благополучно выступали на этой сцене. Режиссерам и художникам приходилось быть очень изобретательными, чтобы ставить такие масштабные спектакли, как «Периколла» Оффенбаха, «Раскинулось море широко» Дунаевского, «На нашем берегу» Блантера, «Холопка» Стрельникова, «Корневильские колокола» Планкетта, «Девушка из Барселоны» Александрова. Последний спектакль посвящен Великой Отечественной войне и поэтому был особенно любим зрителями. Все спектакли пользовались популярностью. И в других театрах актеры добивались большого творческого успеха. Такие постановки, как «Нора» Ибсена в Финском драматическом театре, «Давным-давно» Гладкова в передвижном театре стояли на высоком художественном уровне. Очень интересно работал ансамбль «Кантеле». О спектаклях «Нора» в Финском драматическом театре и «Нашествие» в Театре русской драмы хочется сказать особо. Спектакль «Нашествие» Л. Леонова, поставленный Г. С. Мнацакановым, стал большим событием. Это был спектакль высокого патриотического звучания, в котором актеры О. Лебедев, М. Смирнов, В. Бомбчинский, Н. Валевская, А. Шибуева, П. Чаплыгин и другие показали настоящий класс актерского творчества. Они сумели так страстно сыграть этот спектакль, что все зрители уходили после него настолько взволнованными, что их ненависть к фашизму укрепляла веру в нашу победу. Спектакль «Нора» Г. Ибсена, поставленный Н. В. Демидовым, был совершенно иного склада. Западноевропейская классика, не имеющая отношения к сегодняшним дням войны, прозвучала по-современному и оказала самое сильное, самое долгодействующее впечатление. Этот спектакль как бы говорил, что истинное искусство, истинное вдохновение, в чем бы оно ни проявлялось, всегда служит животворным выражением гражданственности. В этом спектакле в полную силу раскрылся талант молодой актрисы Ирьи Виитанен, которая с блеском сыграла Нору. Удивительный по своей чистоте и искренности спектакль вдохновлял бойцов на борьбу с врагом. Интересные и колоритные образы создали в этом спектакле Д. Карпова, К. Севандер, Г. Роутту, В. Суни и другие актеры. Приехавшие в Беломорск смотреть спектакль критики из ВТО Ф. Каверин и Г. Штайн затем целое заседание правления ВТО в Москве посвятили этому спектаклю. Театры и концертные организации республики часто выезжали на гастроли в другие города и области нашей страны. За время войны театры и ансамбль «Кантеле» побывали в Мурманске, Кандалакше, Архангельске, Вологде, Туле, Рыбинске, Ярославле, Уральске, Хабаровске, Владивостоке, Уссурийске, Горьком, Кирове и других городах. Они везде показывали пример организованности и творческой собранности. Архангельская газета «Правда Севера» так отзывалась о нашем театре музыкальной комедии: «Война не лишила республику большого культурного приобретения. Созданный незадолго до войны театр не только сохранился, но и окреп, и одержал немало успехов в своем творческом развитии. Поставленные в Архангельске спектакли достойны высокой оценки. На них печать тонкой художественой отделки, большой культуры». А вот что говорилось в приказе политуправления Дальневосточного фронта после гастролей там Театра русской драмы: «Независимо от условий работы, театр всегда сохранял свое мастерство. Спектакли проходили на высоком идейном и художественном уровне. Театр заслужил любовь и уважение бойцов и офицеров частей Дальневосточного фронта». Помимо показа спектаклей и концертов в Беломорске и других городах страны, театры и ансамбль «Кантеле» очень часто совершали поездки на фронт. Небольшие артистические бригады работали на передовой линии, часто под артиллерийским обстрелом или во время авиационных налетов. Зрительными залами, в которых фронтовики принимали актеров, были и полевые клубы, и блиндажи, и платформы грузовиков, и поляны, и палатки, и окопы, и землянки, и палубы кораблей. Играли в различных аудиториях, для нескольких тысяч и для одного человека. Об одном таком выступлении ансамбля «Кантеле» его главный дирижер, ныне покойный Яков Моисеевич Геншафт рассказывал мне: «Представьте себе теплый июльский день. Солнце ослепительно сияет. На большой лужайке, окаймленной елями и соснами, сооружена эстрада. Для артистических уборных мобилизованы множество одеял, простынь, разбита командирская палатка. Необычайная, без стен и потолка аудитория постепенно наполняется слушателями. Их много. Очень много. А они все прибывают и прибывают. Кажется, конца им не будет. Но вот организованно пришла последняя группа слушателей. Их ни много ни мало — 3000 человек. Это одна из воинских частей. Начинается концерт. Программа, ее исполнение, яркие национальные костюмы — все вызывает горячий прием и высокую оценку. После концерта бесконечные аплодисменты и радушные, гостеприимные приглашения: почаще приезжайте». Бригада передвижного театра, которую возглавлял артист Г. Л. Фридман, рассказала о другом случае: «Подходил к концу один из очередных концертов в полевом госпитале на Кестеньгском направлении. В госпиталь привезли раненого бойца, его нельзя было доставить в так называемый «зрительный зал», а боец очень хотел послушать концерт. Он два года находился на передовой и ни разу за это время не слышал артистов. Бригада актеров, узнав об этом, направилась в палатку бойца и повторила весь концерт для него». Хочется привести еще один рассказ нашего актера — Николая Осиповича Рубана, о поездке Театра музыкальной комедии со спектаклем «Девушка из Барселоны» на северный участок Карельского фронта. «Здесь, в клубе под землей,— вспоминает Рубан,— мы провели свои фронтовые гастроли. Все дни гастролей «театр» буквально ломился от зрителей. В задних рядах возводились «недолговременные инженерные сооружения» из досок, которые иногда не выдерживали аншлага и подламывались в самых драматических местах». В одну из поездок на север театр музкомедии попал под обстрел. Пока артисты высаживались из поезда, на Мурманск налетели фашистские стервятники. Артистам пришлось прятаться где попало. Вечером давали спектакль в специальном зале, вырубленном в скале. Шла оперетта «Роз-Мари». Днем стало известно, что на спектакль придет находившаяся в Мурманске английская военная делегация в полном составе. Артист театра Н. Рубан, игравший Джима и выехавшая с театром певица С. Рикка, игравшая Роз-Мари, решили спеть свои партии на английском языке. Успех, как говорится, был ошеломляющим. Англичане не ожидали такого подарка во фронтовом городе. Здесь же состоялась волнующая встреча актеров театра с И. Д. Папаниным, старым знакомым наших актеров. За время войны театр и ансамбль «Кантеле» дали на фронте больше 4000 только шефских концертов. Некоторые актеры «побили рекорды» по количеству выступлений. Так, например, X. И. Мальми выступила в 1027 концертах, В. И. Кононов— в 800, баянист Э. Ниеми—в 700, В. Д. Томашевская — в 600 и т. д. Лишь одна фронтовая бригада выступила на фронте около 1000 раз. Карельские актеры во время войны продолжали высоко нести знамя передового советского искусства. Необходимо сказать, что и другие отряды нашей творческой интеллигенции работали так же активно. В годы войны появились новые музыкальные произведения. К. Э. Раутио, Л. Ёусинен написали много песен и инструментальных произведений. Р, С. Пергамент создал симфоническую поэму «Песня о Соколе» на текст М. Горького, Л. Вишкарев кантату «Священная война», А. И. Голланд написал ораторию на стихи К. Симонова «Убей его», Г. Синисало писал песни и инструментальные произведения. Кстати сказать, Г. Синисало в период войны написал одноактный балет на темы Калевалы «Похищение Кюлликки», который явился первой пробой к будущему балету «Сампо». Хорошо работали художники. Регулярно выходили сатирические плакаты, «Окна Карелфинтага», которые делали К. Л. Буторов и К. Н. Осипова. Создавали новые произведения В. Н. Попов, Г. А. Стронк, 3. Н. Львович и другие. Благодаря их работам, нам удалось организовать выставку произведений живописи и графики под названием «Тыл и фронт». Несмотря на большие трудности, в 1944 году был проведен смотр художественной самодеятельности. Надо сказать, что наши артисты, художники, музыканты во время войны работали самоотверженно, они отдавали весь пыл своей души, все свое умение, талант народу, помогали, как могли, победам на фронте. Партийные и советские организации горячо поддерживали работников искусства и всячески их поощряли. Как-то в 1943 году Отто Вильгельмович Куусинен, работавший тогда председателем Президиума Верховного Совета Карело-Финской ССР, вызвал меня к себе и сказал: «Как вы думаете, не пора ли нам отметить самоотверженную и талантливую работу некоторых деятелей искусства и присвоить им почетные звания?» Кстати, Отто Вильгельмович очень любил спектакль «Девушка из Барселоны», который он смотрел несколько раз. Вскоре появился Указ Президиума Верховного Совета Карело-Финской ССР, и большая группа режиссеров, актеров, художников, музыкантов была удостоена высокой чести — присвоения почетного звания народного артиста, народного художника, заслуженного деятеля искусств, заслуженного артиста республики. Много воды утекло с тех пор. Но всегда вспоминаются добрым словом все наши работники искусства — труженики и бойцы, которые в тяжелых условиях войны создавали подлинные произведения искусства, волновавшие сердца людей, помогавшие им выстоять в жестокой схватке с врагом. Источник: (1974) Незабываемое. Воспоминания о Великой Отечественной войне - Стр.351-357
 
72

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных