Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Воспоминания Чогина Ивана Антоновича проживавшего на оккупированной территории Олонецого района.

Гражданские

Дата: 1 августа 1947 г. Страна: СССР, Карелия С 1938 г. с момента перехода на учебу в Олонецкую среднюю школу, встал на учет в первичную организацию той же школы и состоял на учете в комсомольской организации Средней школы №3 до оккупации территории Олонецкого района немецко-финскими захватчиками. Обучаясь в средней школе №3 с. Олонца, добросовестно выполнял порученные мне общественные поручения по комсомольской линии. Выполнял без единых замечаний обязанности пионервожатого члена учкома и члена комсомольского комитета первичной организации Средней школы №3. 16 июня 1941г. окончил полный курс средней школы в с. Олонце. Воспитанники этой школы-выпускники с большим запасом знаний необходимых в жизни, пошли по пути счастливого будущего. 22 июня 1941 г. Вероломно напали на нашу родную землю-мать немецко-фашистские изверги. Они несли советскому народу рабство, кабалу, мучение и горе. Вторжением немецко-финских извергов на нашу родину-мать был перерезан славный путь советской молодежи, которая попала в лапы захватчикам. 6 сентября 1941г. была и оккупирована территория Олонецкого района КФССР среди попавшегося в плен населения оказался и я. Я в то время находился в Обже. Перед самым приходом финнов в Обжу в ночь на 6 сентября 1941 г. я находился на посту на окраине деревни Обжи было предложено с / сов. покинуть Обжу. Население тронулось в путь. Пошла в путь и моя семья. Но я вместе с истребительным отрядом остался в деревни. После того как все население покинуло деревню я пошел догонять свою семью. Семья шла по направлению на Гумбалицу и дальше на Свирь. Я шел вперед с надеждой догнать семью, не обращая никакого внимания на окружающую на меня природу. Шел я вместе с товарищами дер. Обжи спокойно и вдруг откуда не возьмись, перед нами появились финны голодные, оборванные, сонные, усталые. Мне сразу в голову пришла мысль: - комсомольский билет у меня в кармане и он достался врагу. Я продолжал все итти медленно вперед с уверенностью вырваться из рук финских захватчиков. Я и моя группа были замечены финским офицером. Он позвал нас всех к себе и начал допрашивать девушек, не обращая на меня внимания. Я все же продолжал двигаться вперед раздавая голодным финским зверям морковь, которую я захватил при уходе из Обжи. Я шел вперед и дошёл до поворота дороги, где по моим расчетам финны еще не должны быть. Расчет оказался правильным я ускорил шаг и дошел в догонку своих родных. Догнав население и своих родных, я рассказал им о случившимся событии. Как только я догнал своих вынул из кармана комсомольский билет и хотел только зарыть в землю билет, с целью, чтобы он не достался в руки противника, как ко мне подходят три девушки Иванова Шура, Кузьмина Аня и Кобалева с просьбой, чтобы я взял их комсомольские билеты и зарыл бы вместе. Я согласился взял их билеты и зарыл все комсомольские билеты в землю. Они зарыты в лесу около Обжи. Как только билеты были зарыты в землю, я вместе с населением и со своей семьей отправился в путь. Около Гамбулицы переночевали ночь и на следующее утро 7 сентября пошли в дорогу уже вдвоем брат мой и я, оставив свою мать вместе с младшим сыном. Эту дорогу мы продолжали до д. Лахти. В д. Лахти мы легли после изнурительного похода отдохнуть и в это время я был захвачен финнами второй раз. После этого пленения финны меня и брата моего уже не отпустили никуда. Мы должны были вернуться обратно в Обжу. С этого момента 11 сентября 1941 г. начинается моя жизнь в финском плену. С Обжи вместе со своей семьей я вернулся в родную деревню, в которой родился, Эссойлу. Первые недели нападения в финский плен очень тяжело пережит мною. Я в плену оказался полностью изолирован от действительности мира, правда изоляция от действительности жизни начала меня очень тревожить. Меня начала тревожить и мысль я чем то обязан перед Родиной. Чем-нибудь должен помочь Родине-матери. Я был верен в полную победу родины над ненавистным врагом. Живя стремлением помочь родине я начал поиски радиоприемника среди населения. Его я нашел у одной знакомой женщины Афанасьевой. Приемник был типа ВЧЗ неисправимо поломанный. После некоторой работы над ним он был исправлен и готов принимать радиостанции СССР. Дело стояло еще в элементах питания. Для этого я завел знакомство с военнопленным радиотехником на авторемонтном гараже г. Олонца. Он был из Ленинграда звали его Сергеем Манкиным. Через его я связывался со шведом Хильден Вольдейман вскоре батарея анода и накал были приобретены. Началась моя работа. Для ведения работы была создана группа, куда входили люди с разных мест: Чегин И.А. и мать моя Арефьева А.И. с д. [Не разборчиво], Тенне И. М. с дер. Шаройла, Чубриков Я.И. с дер. Верховье перед девушками были поставлены задачи распространять новости о родине среди населения и проводить агитработу среди финских солдат. Я давал сводки Сов. информбюро военнопленным через знакомого Сергея Шапкина, шведу финну Хильденвальдеман, который распространял их среди финских солдат, и Чубриеву, который потихоньку давал знать населению о событиях на фронтах Отечественной войны. Мною была дана карта Ладожского озера военнопленному Сергею Шапкину, который подготовлял побег группе военнопленных из Олонецкого лагеря военнопленных. Во многом я обязан своей матери, она много раз ходила заряжать онодные батареи в Олонец к шведу Вайдеман и помогла совершить побег группе военнопленных и Олонца. Она ходила исследовать Ладожское озеро. Но к моему несчастью начатая работа скоро была прервана она велась с марта 1942г по январь 1943 года. 10 января 1943г. моя мать вместе с онодными батареями в Олонце была арестована в этот же день был арестован и я. Начались допросы о проводимой моей работе, но установить им ни чего не удалось вскоре мать была освобождена, а я остался в заключении. 12 марта 1943г. состоялся суд на котором мне присудили 4 м-ца тюрьмы. 1 мая 1943 г. меня отправили в тюрьму в Петрозаводск 13 мая перевели в Киндусы, где сидели советские партизаны десантники. В Киндусах я сидел до 27 сентября 1943 г. в виду отсутствия прямых улик меня освободили. С этого времени начинается мое преследование на каждом шагу. Осенью 1943г. был направлен на лесозаготовки с целью, что бы я не имел никакой связи с широкими слоями населения. Находясь на лесозаготовках я вел все время разъяснительную работу среди населения. Среди лесорубов зачитывал советские листовки передавал новости о родине, которые я захватывал по радио у финнов. 25 июня 1944г. пришел конец всем терпениям и страданиям. Этот день был в моей жизни первым днем нового года, который принес мне свободу и счастье. В этот день открылись во всю ширь мои глаза и я увидел справедливый мир, мир правды, который ждал три года. Я вернулся опять в единую семью советского народа. С освобождением Олонецкого р-на я вернулся туда и отправился на поиски своего комсомольского билета, но его там не оказалось в этом месте проходила последняя оборона финнов на Свири то место оказалось перевернутым. Источник: Архив КарНЦ РАН. Ф-1. Оп. 42. Ед.Хр. 346 Проект "Места принудительного содержания населения в Карелии в 1941-1944 гг."
 
28

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных