Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Воспоминания Александры Владимировны Сергеевой о своей сестре Герое Советского Союза М. Мелентьевой.

Гражданские

Дата: 18 января 1972 г. Страна: СССР, Карелия Мне больше запомнились последние годы её учёбы в школе. Это было в 1939-1941 годах, когда Мария училась в 8-9 классах. В это время началась «финская» война, в этот год Мария вступила в комсомол. Она очень гордилась этим. Пришла домой очень радостной, возбужденной. С этого времени она повела себя не так как раньше, стала ещё активнее. Особенно запомнился мне 9 класс. Класс был небольшой, но очень дружный, дружили и мальчики и девочки. Часто они приходили к нам, частенько спорили о литературе. Её самые близкие друзья - Каширин, Кирсти Эло, Паня Савватьева, Зоя Устинова, Саша Зайцев. Запомнилось мне и то, как Мария была у нас отрядной вожатой. Летом, когда началась война, Мария всё время пропадала в госпитале. Только урывками была дома. Однажды она прибежала домой и говорит, что едет в длительную командировку. Собрала свои вещи в маленький чемоданчик и уехала. Оказывается, она добровольцем ушла в армию. После этого от неё долго не было вестей, мы не знали, где она. Мы эвакуировались сначала в Вологодскую область, перебираясь туда по Онежскому озеру на барже. Не помню, в каком населённом пункте, но мы узнали её адрес-номер полевой почты. Связь установилась, но через некоторое время переписка опять прервалась... И вот в сентябре 1942 года, мы тогда уже были эвакуированы в Ивановскую область в село Решму на Волге, вдруг рано утром кто-то постучал в окно. Открыли дверь - перед нами стояла Мария! Мы все очень обрадовались её приезду. Мария была уже не та, что до войны. Тогда она была очень весёлой девочкой, пухленькая, здоровая, всегда румянец на щеках. Сейчас перед нами предстала повзрослевшая, выросшая, возмужавшая и в то же время ставшая значительно стройнее. Уже той весёлой улыбки на лице не было. После первой встречи мы поинтересовались, почему письма так редко мы получали. Она рассказала, что окончила разведшколу и в настоящее время разведчицей является, была уже неоднократно в тылу врага. Была и с отрядом, а последний раз была вдвоём с Анной Лисицыной. Она приехала к нам после гибели Анны Лисицыной, её боевой подруги. Она рассказала, как это произошло, как утонула Анна. Рассказывала она это с большими переживаниями, очень было ей за подругу больно, за ее смерть... Задание ЦК партии нашей республики было полностью выполнено, и они должны были встретиться со своим отрядом, вернуться на «Большую землю». Подошли к Свири, река была очень широкая, примерно 800 метров, быстрое течение, вода холодная. Переправы никакой не было, и они решили переплыть реку. Но до этого пытались смастерить плотик. На берегу валялись брёвнышки. Они связали два брёвнышка вместе косынками, поясками и прутьями. Едва они встали на этот плотик, как всё это развалилось, и они оказались в холодной воде. У Анны на голове был узелок с бельём, а у Марии под беретом наган и документы. Доплыли они примерно до половины реки, как Анна вскрикнула. Когда Мария оглянулась, то Анна уже скрылась под водой. Мария подплыла к тому месту, где была Анна, но не обнаружила её... Ей никак не верилось, что она осталась совершенно одна, тело Анны, видимо, быстро унесло течением. Приплыла Мария к берегу, и всё ещё ей не верилось, что она осталась одна... Недалеко на берегу горели костры, кто-то грелся или готовил что-то, ветер был с той стороны, и доносилась оттуда финская речь. Мария поняла, что оставаться ей там нельзя, финны могут её обнаружить, и тогда всё погибло, она не сможет доложить нашему командованию о выполнении задания. Она была очень усталая, голод давал о себе знать, но всё же она решила снова переплыть на тот берег, откуда приплыла. Переплыла, очень устала, решила отдохнуть. Прилегла, окутала себя мхом и уснула... Вдруг видит сон, как будто папа пришёл и говорит: «Маня, Маня, что же ты тут спишь? Я тебе помогу!» Проснулась ранним утром, спустилась немного ниже по течению и снова переплыла холодную реку. Поднялась на берег и отправилась в трудный путь босиком, полураздетая, голодная. Ветки деревьев царапали тело, кусали комары. Имела при себе наган с двумя пулями, берегла их на всякий случай. Шла, шла, отдыхала в стогах сена днём, а ночью шла. Так прошло несколько дней. Передвигалась с помощью батога, голодная, ведь, кроме ягод, ничего не было. Наконец силы иссякли, она упала и лежала без сознания, когда к ней подошли наши красноармейцы, она была уже в расположении наших воинских частей, дали ей шинель и повели, как задержанную. Она не имела права сказать ничего о себе. Привели её к командованию. Она доложила о гибели своей боевой подруги Анны Лисицыной и принесла ценные сведения. Тут снова потеряла сознание. Её поместили в госпитале в отдельную комнату, сидели у её койки доверенные лица, чтобы никто не услышал из её уст военной тайны. Она заболела двусторонним воспалением лёгких. Когда поправилась, ей дали кратковременный отпуск, и в сентябре она приехала к нам в Ивановскую область. Дома она старалась как можно больше помочь своим родителям во всех делах, даже ходила с отцом заготовлять дрова за 5 километров. Пришло время уезжать, мама стала просить её остаться дома. Но она ответила, что решила стать партизанкой-разведчицей до конца. «Или погибну, или останусь жива. Или грудь в крестах, или голова в кустах», - так она выразилась. Впервые я слышала от неё такое изречение. И потом её вдохновил пример Зои Космодемьянской, погибшей в 1941 году. Она говорила: почему московские девушки, как Зоя Космодемьянская, могут быть такими смелыми, бесстрашными, разве у нас в Карелии нет таких девушек? Мария рассказывала, как они ходили в тыл врага, какая у них была цель разведки. Основная цель - это добыча документов: финских паспортов, пропусков, а также узнать настроение населения, вдохновить, сказать правду о том, что было на фронтах и на «Большой земле». Они ходили по лесам и по деревням, при себе наган носили. Им помогало то, что они знали хорошо финский язык, смело разговаривали с солдатами. Там в оккупации ведь много было наших воспитателей и учителей, знавших финский язык, так что на Анну и Марию они не обратили никакого внимания. Рассказывала ещё, как они учились в разведшколе. Первое время трудно было. Страшновато было прыгать с парашютом из самолёта, а потом свыклась, стала чувствовать себя смело. Там было хорошо, всегда рядом чувствовалось плечо товарищей. А когда они с Аней ходили вдвоем, конечно, было тревожно. Они же были так молоды. Но задание, которое они получили, клятва, которую они давали перед уходом на задание, обязывали быть готовым ко всему. Отпуск пролетел быстро. Перед отъездом Мария сказала, что её, наверно, отправят в Пряжинский район. Мария уехала. Вскоре мы получили письмо, в котором она сообщила, что снова уходит на задание. Очень долго не было ничего известно о Марии. Вдруг получаем газету «Известия». В школе ко мне подходит директор школы и говорит: «Это твоя сестра? Поздравляю!». Увидев в газете снимок Марии, рядом с Анной Лисицыной, я сразу поняла, что случилось что-то ужасное, так как долго не было писем. А когда прочла, что им посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, они награждены орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда», заплакала, очень расстроилась. Меня отпустили домой с уроков. Пришла домой, мама как раз пол мыла. Она спросила, почему я рано из школы пришла. Я ответила, что заболела. Ушла в комнату, легла на кровать и плачу... Через некоторое время пришёл папа на обед. Увидев газету на столе, стал читать. Очень расстроился, заплакал, мама тоже заплакала. Вскоре мы получили письмо от М.И. Калинина, в котором он выражал своё соболезнование по поводу гибели Марии... Источник: (2015) Священной памяти хранитель - Стр.18-21
 
31

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных