Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Воспоминания А.И. Ануркина (политрук взвода партизанского отряда «Красный партизан»). В очередном походе.

Воспоминания А.И. Ануркина (политрук взвода партизанского отряда «Красный партизан»). В очередном походе.

Участники

Страна: СССР, Карелия Ануркин Александр Игнатьевич - (1908—1951). Русский. Член КПСС с 1941 г. До Великой Отечественной войны работал инспектором Кемского отделения Госбанка. С августа 1941 г. — боец, а затем политрук взвода партизанского отряда «Красный партизан». Награжден орденом Красной Звезды и медалями. Это было зимой 1943 года. Отряд «Красный партизан» вышел в очередной, восемнадцатый по счету поход. Командир Ф. Ф. Журих уверенно вес нас по маршруту. Стоял небольшой мороз, и светило солнце, на лыжах идти было легко. Через озеро Хайколя, затем через сосновый бор в этот день мы должны были выйти на тракт Кемь—Ухта. Все шло хорошо, на 154 километре свернули с тракта, отошли километра два, устроили привал. Усталости особой не чувствовали, хотя прошли около 25 километров. На коротком привале то и дело слышались шутки, рассказы, кто-то пел. Но все это старались делать приглушенно. Место для привала было выбрано удачно,— высокая сопка и снизу небольшое озеро, кругом сосновый бор, надежно укрывавший партизан. После сытного обеда в каждом взводе состоялись политинформации. Лишь в 23 часа улеглись вокруг костров, в шалашах. Часовые охраняли спящих, все время всматриваясь во тьму леса, прислушиваясь к шорохам. Так спокойно прошла ночь. Поднялись в 7 часов, умылись, позавтракали. И через два часа раздалась команда начальника штаба И. Я. Черткова гасить костры и идти вперед. Мы шли три дня, прошли свыше ста километров. На четвертые сутки приблизились к вражеским коммуникациям, к его гарнизонам. Здесь враг хорошо укрепился: сделал дзоты, проволочное заграждение, минировал завалы леса, местами выставил пушки и минометы. Казалось, это непреодолимое для партизан препятствие. Разве можно против такой силы выступать лишь с ручными пулеметами, автоматами, гранатами и винтовками? Да, по правде сказать, партизаны не всегда и знали, что у противника на вооружении, ибо они пользовались главным образом одним методом в нападении — внезапностью, заставали врага всегда врасплох и действовали дерзко, быстро. Никакие пушки и минометы при таких условиях не помогали противнику. Так было и 4 марта 1943 года. Это был очень тяжелый для нас день. Командира первого взвода В. И. Касьянова, по прозвищу «Душа», вызвал к себе командир отряда Ф. Ф. Журих и поставил перед ним задачу: пройти во вражеский лагерь в деревне Регозеро, разведать всю систему его обороны, уточнить, где находится штаб и, главное, захватить «языка». До гарнизона надо было идти семь километров, и партизаны во главе с В. И. Касьяновым приблизились к нему еще до рассвета. В 300—400 метрах от лагеря остановились, прислушались. Вдруг позади кто-то заговорил по-фински. Вместо того, чтобы притаиться, пропустить врага, В. И. Касьянов приказал группе отходить. Партизаны выскочили на озеро и направились на противоположный берег. Враг открыл вел по ним беспорядочный огонь, но утренние сумерки и маскхалаты хорошо укрыли группу, и она ушла. Получилось так, что в лагере врага было наделано много шуму, а задача осталась невыполненной, — «языка» не взяли. Тогда командир отряда Ф. Ф. Журих, собрав у себя командиров второго взвода Г. Д. Глухина, третьего взвода А. В. Степанова, политруков Ф. М. Терюшкова и меня, поставил задачу: второму взводу выйти незамеченным на коммуникации противника, устроить засаду, взорвать линию связи и захватить «языка». Третьему взводу дойти до первой контрольной лыжни, устроить засаду, уничтожить появившегося противника, захватить «языка» и трофеи. Наученные горьким опытом группы В. И. Касьянова, мы тщательно продумали свои действия. В 4 часа ночи два взвода вышли на выполнение боевого задания. Шли по сильно пересеченной местности, очень медленно. Все команды во время движения давались шепотом, опасались даже кашлять. И только изредка вспорхнувший глухарь или косач нарушал ночную тишину. В 6 часов утра достигли завала леса. Разведка донесла: «Осторожно, мины». Но партизанам во что бы то ни стало нужно было проскочить это место и не обнаружить себя. Оказалось, что мины были заложены глубоко под снегом, и лыжники прошли так осторожно, что они не взорвались. Только преодолели одно препятствие, повстречалось другое. Метрах в ста от завала проходила контрольная лыжня финнов, а за нею — вторая, параллельная. Третий взвод остался на этих двух лыжнях, а второй двинулся дальше на дорогу, которая проходила по соседству, в четырех километрах. В 8 часов утра второй взвод достиг намеченной цели и расположился на дороге, местами заминировав ее. Не прошло и двух часов, как со стороны третьего взвода послышалась стрельба. Враг, проверяя контрольную лыжню, наскочил на партизан. Партизаны дрались стойко. Секретарь первичной парторганизации отряда К. М. Ханнолайнен хотел захватить «языка», но пуля опередила отважного бойца, он был убит. Не прекращая боя, партизаны зарыли в снег К. М. Ханнолайнена и на его снежной могиле дали клятву отомстить врагу. Командир третьего взвода А. В. Степанов перебросил два отделения из зоны обстрела на новый рубеж и прикрыл огнем отход отделения И. Н. Смалева. В этой схватке противник потерял 13 человек. Были и раненые. Второй взвод терпеливо сидел в засаде. Наконец наблюдатель И. С. Полусмак доложил командиру, что по дороге движется группа из 12 человек. Когда противник поравнялся с партизанами, раздалась пулеметная очередь. Бой был непродолжительным. Трех финнов убили и одного ранили. Раненого взяли в плен. Остальные убежали. После боя мы перерезали линию связи противника. Обратный путь в лагерь лежал через сеть гарнизонов, через контрольные лыжни, множество засад. Не прошли мы и трех километров, как вышли в расположение одного из гарнизонов врага. Противник открыл огонь. Командир взвода подал команду: «Врассыпную, через болото!» Маневр удался. Мы выскочили на сопку и заняли оборону. Потерь с нашей стороны не было. Финны осторожно двигались за нами. Мы решили во что бы то ни стало проскочить узкий перешеек между озерами. Это было, конечно, риском, проскочим — хорошо, а не проскочим—будем воевать. На сопке безымянной закусили и двинулись в путь, путь короткий, но опасный. Вскоре нас догнали финны и чисто по-русски окрикнули: «Стой! Кто идет?» Замыкающим был Н. В. Румянцев. Бойцы быстро рассыпались и залегли в сугробы. Один из финнов оказался в десяти метрах от Румянцева. Оба выстрелили одновременно. Коля был убит, но и финна сразила меткая пуля политрука. Партизаны продолжали бой. Он был жестоким, но не долгим. Первое отделение двинулось вперед, прокладывая лыжню остальным. Второе отделение отбивало неприятеля. Финны с диким криком наседали на партизан. Командир взвода и командир первого отделения, санитарки Анна Карху и Евгения Мелентьева с несколькими бойцами успели добраться до середины болота. Но противник открыл шквальный огонь, и они бросились назад. Между тем на сопке 12 партизан мужественно отражали атаку финнов, которые вели огонь из пушки и миномета, а болото простреливали из крупнокалиберного станкового и нескольких ручных пулеметов. Положение партизан оказалось безвыходным. Однако они не сдавались. Командир отделения Я. В. Иванов, пулеметчик Ф. М. Коновалов, автоматчик В. А. Сафонов и другие бойцы точно выполняли приказание политрука. Бой длился шесть с половиной часов. Патроны кончались. Тогда политрук скомандовал: «Бить точно по цели! Беречь боеприпасы!» Финны, потеряв около 30 человек убитыми, прекратили атаки. У нас один пропал без вести. Под покровом ночи начали отход через болото. Одна группа прошла благополучно. Вторая двинулась с политруком. Финны, услышав шум, начали освещать болото ракетами и простреливать его из пулеметов и автоматов. Идти было трудно и опасно, но партизаны шли, не обращая внимания ни на что. Проскочив открытую часть болота, мы оказались в лесу. Здесь нас вскоре нагнала еще группа партизан. Взяв немного вправо, мы подошли к озеру. С нами были раненые И. Я. Титов и командир взвода Г. Д. Глухин. На болоте погибли санитарки А. Г. Карху и Е. П. Мелентьева, боец М. И. Лесонен. Партизаны двигались в расположение лагеря медленно, небольшими группами. Раньше всех на базу прибыл Н. И, Бесперстов и доложил командиру отряда Ф. Ф. Журиху, что взвод погиб, командир взвода убит, политрук остался в окружении, вероятно, тоже погиб. Отряд опечалился. Ведь такого с нами еще не бывало. Но как потом все были обрадованы, когда на базу явилось 12 человек, а спустя еще пять часов пришел командир взвода с пятью бойцами. Оживлению и радости в отряде не было конца. Каждый спешил согреть чай, сварить чего-нибудь покушать, предоставить полный отдых вернувшимся. Но отдых продолжался недолго. Нашему взводу приказали доставить раненых в госпиталь. Первому взводу дали задание найти контрольную лыжню противника и устроить засаду, чтобы отомстить за погибших товарищей. К рассвету партизаны добрались до контрольной лыжни. Она выходила на небольшое озеро в ста метрах от берега. Тут первый взвод и устроил засаду. Ждать пришлось недолго. С сопки на лыжах спустился сначала один, за ним три, затем пять, а потом вся группа финнов. Партизаны дождались, когда все они вышли на озеро и, ничего не подозревая, пошли вперед. Меткие пули партизан настигли врагов. Пулеметчики К. Е. Никитин, И. И. Путилин, автоматчики А. Н. Беланов и Е. П. Васильев, командир группы В. И. Касьянов уложили более 20 человек. Оставшиеся в живых удрали на сопку. Только после этого партизаны покинули засаду, удовлетворенные удачей. Источник: (1974) Незабываемое. Воспоминания о Великом Отечественной войне - Стр.247-252
 
81

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных