Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Владимир Максимович Стеклов — Ниже классом учились Мария Мелентьева …

Участники

Страна: СССР, Москва Из писем в Музей боевой славы. Война застала нас, комсомольцев 40-х годов, в расцвете сил. Мы войну не ждали, и она нам не нужна была. Страна и её народ жили мирной жизнью - строили, учились, любили и веселились. Я очень хорошо помню, когда летом 1939 года приехал в Пряжу и стал учиться в 9 классе. У нас был дружный, хороший класс. Учился я вместе с Дорой Копра, ныне Ласточкина, Верой Харитоновой, Клавдией Сергеевой, Юрием Годалёвым, Валентином Гайлиным, Иваном Рябчиковым и другими ребятами. Классным руководителем у нас была Фёдорова Евгения Андреевна. Это была исключительно доброжелательная и милая женщина, прекрасный преподаватель и воспитатель. Я с большим уважением и любовью вспоминаю её. Искреннее спасибо ей за всё! Ниже классом учились Мария Мелентьева, Игорь Попов, Василий Саввоев, Иван Скобелев и другие. Это всё были прекрасные товарищи и настоящие друзья. Не знаю почему, но я очень хорошо помню и сейчас зрительно представляю Марию Мелентьеву, хотя и учился с ней в разных классах. Как мне представляется, она была всегда весёлой и жизнерадостной, улыбающейся, милой и подвижной девушкой, готовой в любую минуту прийти на помощь своему другу и товарищу. Она была среднего роста, крепкого телосложения, с крупными чертами лица, пышными, вихрастыми, светлыми волосами и постоянным румянцем на щеках. У Марии была подруга фамилии, которой, к сожалению, не помню, по-моему, её одноклассница, с которой её часто можно было видеть как в школе, так и на улице. Да и жили они, кажется недалеко друг от друга. Когда бы и где бы не встретил Марию, в школе или на улице, - она всегда куда-то бежала, торопилась - у неё всегда была работа, дела. У меня отчетливо сохранился в памяти такой случай. Весной 1940 года в школе должен был быть молодёжный вечер учеников старших классов. Мы готовились к этому вечеру, и одной из основных затейников, организаторов этого вечера была Мария Мелентьева. И вдруг беда! В этот день два школьника младших классов нашли в лесу гранату и, балуясь с ней, подорвались. Вечер был отменён. Через день или два состоялись похороны ребят, и опять-таки Мария Мелентьева была одной из активных организаторов похорон. В одном из писем вы прислали мне фотографию и просили вспомнить и написать вам о футбольной команде Пряжинской школы 1939 года. Да, была такая команда! Только насколько я помню, это была не школьная команда, а команда села Пряжи, ибо в её составе были ребята и не школьники. Кроме того, это было не в 1939 году, а летом 1940 года и до начала учебного года. Я приехал в Пряжу в конце августа 1939 года, пряжинских ребят почти не знал. Команда такая была, и мы играли на созданном самими же ребятами футбольном поле, так как стадиона в Пряже не было. Хорошо помню, как однажды летом 1940 года наша команда ездила играть на матч в город Олонец. Для доставки в Олонец нам был выдан грузовик, в тот период автобусов было ещё очень мало, на котором мы благополучно прибыли туда. Нас разместили в какой-то гостинице, хорошо кормили. На другой день на настоящем стадионе города, с трибунами и многочисленной публикой, состоялся футбольный матч. Против нас, в основном учеников школы, была выставлена настоящая футбольная команда города. И под музыку, аплодисменты, а порою и свист публики, мы проиграли, и проиграли с довольно крупным счётом - пропустили в свои ворота более десяти мечей, не забив ни одного точного счёта не помню. Несмотря на наш крупный проигрыш, олончане принимали нас гостеприимно, по-дружески, как добрых соседей района. Я лично думаю, что это был первый межрайонный футбольный матч команды села Пряжи за всю его историю... Летом 1940 года, после окончания 9 класса, комсомольской дружиной школы мы выезжали дней на 7-10 в колхоз в село Кашканы. Стояла хорошая солнечная погода, было тепло. Днём мы работали вместе с колхозниками на полях, а по вечерам гуляли, отдыхали, веселились. Расположили нас в каком-то здании - не то в школе, не то в клубе. Спали прямо на полу - постелили сено и укрывались одеялами. И было нам так хорошо, просто приятно вспомнить. Но вот кончилось лето 1940 года, а с ним и летние каникулы. Собрались мы, бывшие ученики 9 класса, а учиться было негде - в Пряже 10 класса не было. И многие из нас уехали для продолжения учёбы в деревню Корзу, или как мы в шутку её называли Корзбург, где было всего 5-7 домов и средняя школа с интернатом. В этой школе учились ребята не только Пряжинского района, так как в тот период школ не хватало. Нелегко нам жилось в знаменитом Корзбурге! Частенько в интернате было холодно, да порою и голодновато, вдали от своих родителей, братьев и сестёр. Но мы жили, трудились и неплохо учились. Дора Копра-Ласточкина, например, десятилетку закончила с отличными оценками. Хорошо закончили школу Юра Годалёв, Валя Гайлин, Ваня Рябчиков, Кирилл Никитин, Коля Дорохов и некоторые другие. Да и я неплохо окончил школу. Вот передо мной лежит мой аттестат - в нём только отличные и хорошие оценки. Аттестат подписан директором школы Лебедевым А.Н., учителями М.Х. Киуру, Э.А. Саари, М.С. Федоровой, Е.П. Герпиной, Л.М. Иокиахо, В. П. Терентьевой. И вот средняя школа окончена. Была середина июня 1941 года. Отчётливо помню, как после выпускного вечера, с аттестатами в руках, радостные, весёлые и довольные, вместе с учителями вышли мы из школы. Была прекрасная, тёплая погода. Вечер уже сменялся ночью, той самой карельской ночью, которая нам особенно была мила. Тёплый июньский ветер охлаждал наши головы и души от книжной годовой горячки и экзаменов. А ночь была удивительно светлая - белая карельская ночь, которую мы так любили. Гуляли мы и вспоминали так быстро прошедшие школьные годы, делились своими мыслями и планами на будущее - кто куда пойдет работать, учиться. Перед нами открыты все дороги. Помню, Дора Копра собиралась в текстильный институт, Ваня Рябчиков в литературный, Коля Дорохов мечтал и видел авиационное училище, а я лично - горный институт. Скоро возвратились мы в Пряжу. Помню, вечером 20 июня 1941 года собрались мы, пряжинские друзья - Степан Ласточкин, Миша Сазонов, Юра Годалёв, Женя Богданов, Ваня Рябчиков, Игорь Попов, я и другие ребята и долго гуляли по улице. Уже поздно ночью простились с Ваней Рябчиковым, которому надо было идти спать, так как утром он уезжал к своему дедушке на родину - в село Рамешки Калининской области. Тепло, по-дружески с ним простились, и, как уже позже выяснилось, простились навсегда. А мы ещё остались гулять, обсуждая свои планы и помыслы на будущее. Но это были только планы, осуществиться им было не суждено - началась война, которая по-своему распорядилась нашими судьбами. День 22 июня 1941 года я встретил в Пряже. Было воскресенье, выходной день, ничем не отличавшийся от обычных выходных дней. Было солнечно, тепло. И вдруг по радио было объявлено, что началась война - гитлеровская Германия нарушила мирный договор и вероломно напала на нашу Родину. Это было страшно неожиданно для всех - что же делать, что предпринять, с чего начинать?.. Уже в первые же дни войны развернул работу пряжинский райвоенкомат - начался призыв в ряды армии. Были вызваны в райвоенкомат и все мы, как десятиклассники, так и девятиклассники, которым исполнялось 18 лет. Через Пряжу на Киндасово стали проходить войска, на дорогах усилилось движение. В воздухе периодически появлялись самолёты, как наши, так и противника. В начале июля в райвоенкомате мы прошли медицинскую комиссию,- всех признали годными для службы в рядах Советской армии. И вот наступил день призыва. Утром 21 июля большая группа пряжинских ребят - Юра Годалёв, Миша Сазонов, Женя Богданов, Валя Гайлин и другие - были отправлены из Пряжи в Петрозаводск и уже 1 августа, после короткой военной подготовки, многие из них были выброшены в тыл противника для выполнения специального задания командования. Таким образом, в конце июля все мои друзья и товарищи были призваны в армию и уже отправлены из Пряжи по частям. Мне же медицинской комиссией райвоенкомата в самый последний момент была предоставлена временная отсрочка от призыва, так как у меня болел глаз и я лечился в поликлинике. Мне, конечно, было обидно, и я очень жалел и переживал, что не попал в одну часть со своими друзьями. Но что поделаешь! Райвоенкомат привлёк меня для работы - я выписывал и иногда разносил повестки на призыв гражданам Пряжи и выполнял другие различные поручения. Но одно поручение было особенным. На 5 августа 1941 года в клубе райкомом комсомола было назначено какое-то собрание молодёжи села Пряжи, и мне, ещё совсем юноше, было поручено на этом собрании, перед большой аудиторией, выступить с информацией на тему «Авиация вчера, сегодня и завтра». Знали бы вы, ребята, как я отказывался, умолял освободить меня от этого. Ведь я не просто не знал авиации, а совершенно не имел о ней представления и даже не видел, по существу, настоящих самолётов, не говоря уже о том, что не разу не летал на них. Но все мои старания были напрасными- надо готовиться и выступать. И стал я готовиться. Перечитал в библиотеке всё, что только мог найти об авиации, составил конспект, различные таблицы и со страхом ждал 5 августа. И вдруг! Ранним утром 1 августа, не успел я уйти в библиотеку, мне приносят повестку о призыве в армию - утром 3 августа прибыть в райвоенкомат для отправки в часть, имея при себе документы, запасное бельё, ложку, кружку. Знали бы вы, дорогие ребята, сколько у меня было радости, что я призываюсь в армию, чтобы встать, как и все мои друзья, на защиту своей Родины. Итак, утром 3 августа 1941 года, с вещмешком за плечами, прибыл в райвоенкомат, и вскоре нас отправили в Петрозаводск, а затем в Ленинград в военное училище. И началась моя солдатская жизнь, которая продолжалась 38 лет. И где только за это время мне не пришлось побывать! А сколько было и хорошего, и плохого, и тяжёлого, и различных переживаний! Но об этом позже. Вы просили, дорогие ребята, написать, что я знаю о своих пряжинских друзьях. К сожалению, обрадовать вас не могу - сведений у меня о них очень мало. Постараюсь написать, что помню. Ласточкины С.И. и Д,Э., вы их знаете и, как мне известно, поддерживаете с ними связь. Они живут в Петрозаводске. Я с ними также поддерживаю связь. Мне известно, что они всю войну были на фронте и за боевые действия награждены правительственными наградами. Сазонов Миша, 1922 года рождения. Звали мы его шутя «капельмейстером» - он хорошо играл на гитаре, мандолине и балалайке, любил петь, шутить. Всегда был весёлый, жизнерадостный и такой, я бы сказал, простой, очень приятный и доброжелательный товарищ. Если надо было, он задруга готов был идти в огонь и в воду. И за это всё все мы любили его. Жил он в Пряже с отцом и матерью, которые так же, как и Миша, были очень милые и добрые люди. Был у Миши брат моложе его. Как я уже писал, Миша Сазонов 21 июня вместе с друзьями был отправлен в Петрозаводск, и уже через 10 дней, 1 августа, он был выброшен в тыл противника для выполнения боевой задачи. В первых же боях с врагом под городом Олонец Миша Сазонов геройски погиб. Как потом писал мне Юра Годалёв, на глазах которого погиб Миша, его предсмертные слова, обращенные к друзьям, были: «Вы, ребята, бейте гадов, а я буду умирать!» И в другом письме - «...погиб он под Олонцом, похоронили мы его просто и по-солдатски». И ребята отомстили за жизнь Миши- пять автомашин врага были разбиты, захвачены пленные и документы. Задание командования было выполнено. Богданов Евгений Яковлевич, 1922 года рождения. Это был очень серьезный, вдумчивый, смелый и решительный товарищ из Пудожа. У него была моложе его сестра, Александра, которая училась в нашей школе. Во время войны родители Жени выехали в Пудож, связи с ними я не имел. Погиб Женя, как писал мне Юра Годалёв, тоже в начале войны. Гайлин Валентин Вальдемарович, 1923 года рождения. По своему внешнему виду Валентин казался каким-то хмурым и неразговорчивым. Но это было только кажущимся. На самом деле это весёлый, жизнерадостный, остроумный парень. Он был крепкого телосложения, сильный и ловкий. Прекрасный товарищ! С его отцом Вольдемаром Мартыновичем я немного переписывался, и у меня сохранились два его письма периода 1942-1943 годов...В одном из писем Юра Годалёв писал мне, что с Валентином он дружил больше всех. «Ел с ним из одного котелка, укрывался одной плащ-палаткой, и я не стыдился своих слёз, когда узнал, что он погиб. Он не вернулся из разведки. Замечательный был парень, если бы ты видел, как он косил из автомата финнов». Погиб Валентин в конце сентября - начале октября 1941 года под Петрозаводском. Рябчиков Иван Михайлович, 1923 года рождения, уроженец деревни Селищи Рамешковского района Калининской области. Жил он в Пряже со своей матерью. Увлекался литературой - знал и читал наизусть много стихов и рассказов, особенно Зощенко. Во время войны я получил от него единственное письмо из 4-го посёлка Вельвинского мехлесопункта Белоевского района Пермской области, куда, видимо, во время войны была эвакуирована его мать и где он работал завхозом посёлка. В этом письме от 12 февраля 1942 года, оно у меня сохранилось, он писал мне: «... да, многое изменилось с тех пор, как мы расстались тогда на улице в Пряже вечером 20 июня 1941 года, - вы остались всей ватагой гулять, а мне нужно было ехать, я пошёл спать... Остальные ребята сразу же попали под огонь, а вот мы с тобой, как-то даже и ненормально, остались в стороне. Тебе, может быть, и придется узнать всю прелесть фронта, но я до конца моих дней останусь штатским человеком...» Дело в том, ребята, что в армию его не призывали из-за плохого зрения. Как позже мне стало известно, Ваня Рябчиков всё же был призван, отправлен на фронт и погиб. Годалёв Юрий Александрович, 1923 года рождения. Учились мы с ним в 9 и 10 классах. Это был хороший, серьёзный и вдумчивый товарищ. В школе он хорошо учился. Во время войны я с ним немного переписывался, и одно из писем, сохранившееся у меня, высылаю вам... Мне от Ласточкиных известно, что Юра остался жив. О других ребятах я почти ничего не знаю. Мне говорили, что Игорь Попов погиб под Харьковом, посмертно награжден. Пали смертью храбрых Кирилл Никитин, Ваня Скобелев и другие ребята. Теперь коротко о себе. Родился 28 июля 1923 года в Татарской АССР. В 1939 году закончил 8 классов средней школы в городе Тетюши /на Волге/ и в конце августа 1939 года прибыл в Пряжу. Отец работал главным бухгалтером Пряжинского райлеспродторга. В Пряже окончил 9-й класс, а июне 1941 года Корзинскую среднюю школу. 3 августа 1941 года в Пряже был призван в армию и вскоре зачислен в 3-е Ленинградское военно-пехотное училище. В декабре 1941 года окончил это училище, мне было присвоено воинское звание «лейтенант», и я получил назначение на должность командира миномётного взвода в одну из частей действующей армии на Западном фронте. И началась моя боевая жизнь. Были тяжёлые, изнурительные бои и в одном из них, 8 мая 1942 года, я был тяжело ранен в ногу, живот, руку разорвавшейся возле меня миной. После выздоровления служил в одной из запасных частей в городе Бийске Алтайского края, затем вновь фронт - 2-й Украинский. С тяжёлыми боями прошёл всю Румынию, исколесил вдоль и поперёк Венгрию, закончил войну в горах Австрии. За боевые действия на фронте в 1944 году был награждён орденом Красная Звезда, а в 1945 году, За взятие Будапешта орденом Отечественной войны 2-й степени, многочисленными медалями. После войны окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе г. Москва и с 1950 года в течение почти 29 лет работал в Генеральном штабе Вооруженных Сил СССР. Дорогие ребята! Каждого из нас, фронтовиков, память невольно уносит в прошлое. Мы как бы заново переживаем годы войны, еще и еще раз задумываемся об истоках нашей Победы, преклоняемся перед мужеством и героизмом советских людей и нашей молодежи. Ведь они воевали с оружием в руках, и многие погибли в вашем, юношеском возрасте. Они хотели жить, учиться и любить. Но им пришлось отдать свои молодые жизни за Родину. Учитесь и вы любить все то, что зовется словом Родина! У этих солдат - ваших земляков-пряжинцев, отдавших свои молодые жизни, Марии Мелентьевой, Михаила Сазонова, Валентина Гайлина, Ивана Рябчикова, Игоря Попова, Евгения Богданова, Ивана Скобелева и многих других, учитесь! Передайте самые наилучшие пожелания ученикам и преподавателям Пряжинской средней школы от бывшего ученика этой школы, ветерана Великой Отечественной войны, полковника запаса Стеклова Владимира Максимовича. Москва, 25 апреля 1980 г. Директору и преподавателям Пряжинской средней общеобразовательной школы имени Героя Советского Союза М.В. Мелентьевой *** Дорогие товарищи! Извините, пожалуйста, меня за такое обращение - ведь я никого не знаю, моих преподавателей и друзей и даже знакомых в Пряже давно уже никого нет. Аж страшно вспомнить, прошло более 70 лет, когда мы учились в Пряжинской школе 1939-1940 гг., 9 класс и 1940-1941 гг., 10 класс Корзинской школы, началась Отечественная война и все мы, школьники, в первые же дни войны ушли на фронт защищать свою Родину. Многие сразу же погибли, а я был тяжело ранен. 18 лет. Как быстро летит время... Коротко о своей, уже старческой, я бы сказал очень тяжелой моральной жизни. Я прошлое лето / 2010 г./ и зиму 2010-2011 г. жил в США /более полугода/. Причина ужасная, в Москве мне жить стало невозможно, не жизнь, а просто существование. Дело в том, что у нас в феврале 2010 года умерла наша любимая мама и моя жена Татьяна Дмитриевна, с которой я прожил 62 года, а знаком с ней был 68 лет. После тяжелого ранения в мае 1942 года и излечения /лежал в госпитале более четырех месяцев/ познакомился с ней. Мы всю войну /1942-1945 гг./ и в послевоенное время регулярно переписывались и вскоре поженились. Это было величайшее наше счастье! За время переписки Татьяна Дмитриевна сохранила все мои «любовные» письма /более ста/, а я сохранил её /тоже около ста/. В настоящее время пишу свои воспоминания о войне, о друзьях и о нашей прекрасно сложившейся жизни, используя эти сохранившиеся письма. Кроме того, мне очень помогает мой дневник, который я писал на фронте каждый день, и, к счастью, сохранившийся. Семейная жизнь у нас сложилась прекрасная! Есть хорошие, я бы сказал прекрасные, сын и дочь, два внука и две внучки. Одна внучка уже закончила Московский авиаинститут /МАИ/, другая заканчивает университет в Нью-Йорке, внук - университет в Сан-Франциско. Казалось бы, все вроде ничего... Здоровье по возрасту, пока вижу, слышу и даже соображаю. А ноги - ноги пока ходят, и я даже на них не обижаюсь. Материально никаких проблем, все в норме. Можно жить и жить! Но жизни пока у меня нет, очень переживаю. Но ничего сделать уже нельзя! Надо жить и терпеть!... Сейчас, рассматривая свои архивы, а они у меня богатые, много материала, нашел, что, кажется, вам пригодится для истории школы, и высылаю письма Копры Д.Э., Юры Годалёва, И. Рябчикова 1942 г., письмо и некоторые брошюры о Карелии. Может быть, пройдет определенное время и я смогу хоть немного, хотя бы чуть-чуть успокоиться и тогда напишу вам письмо. С искренним уважением! Бывший ученик Пряжинской школы, инвалид Отечественной войны II группы, полковник в отставке Стеклов В.М. г. Москва, 10.04.2011 г. Источник: (2015) Священной памяти хранитель - Стр.58-63
 
11

Упоминаются Герои СССР


 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных