Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

В концентрационных лагерях для мирного советского населения. Письмо 146 бывших в заключении в концентрационных лагерях в Петрозаводске во время финской оккупации.

Гражданские

Страна: СССР, Карелия Не чернилами, а кровью советского народа, пролитой в финских лагерях и застенках, мы подписываем это письмо. Мы требуем, чтобы смерть наших Детей, матерей, отцов, братьев и сестер, погребенных на берегах Онежского озера, была отомщена могучей Красной Армией. Почти три года мы находились в плену у злодеев, возглавляемых финско-фашистскими палачами и садистами. Почти три года мы были оцеплены двойной колючей проволокой, окружены тюремными вышками и охранялись вооруженным конвоем. Нас морили голодом, избивали нагайками за малейшую провинность, нас топтали тяжелыми солдатскими сапогами и травили, как бешеных собак. Финские солдаты врывались по ночам в наши бараки и насиловали наших девушек и женщин. Особенно отличались на этом позорном поприще озверелые солдаты генерала Лагус. Эти лагусовцы стреляли в наших детей, убивали их только за то, что они пытались самовольно уходить в город, чтобы нищенствовать и выпрашивать у подворотен финских кухонь и казарм немного каши и сухарей. В одном только Петрозаводске финны соорудили шесть лагерей, где в грязных, холодных бараках ютились 30 000 человек, повинных только в том, что в их жилах течет кровь советских народов. От голода, которым нас морили финны, от жестоких побоев, порки через мокрые пропитанные солью тряпки, — этих обычных методов финских тюремщиков,— в каждом лагере умирало в день по 20—25 заключенных. Живое свидетельство этому — братские могилы на Соломенском шоссе, в «Песках», где похоронены тысячи наших отцов, матерей и детей. Школы были превращены в казармы, русские учебники сожжены. Библиотеки были закрыты, а русские книги вывезены в Финляндию. Финские власти грабили заключенных. Они заставляли нас выносить из занимаемых нами каморок лично нам принадлежащие вещи и отнимали одеяла, часы, чемоданы. Особенно зверствовал в лагере № 2 комендант лейтенант Салаваара, беспощадно поровший заключенных и выгонявший плетьми на работу больных людей. За малейший проступок одного заключенного он лишал весь лагерь рациона. Управляющий хлебозаводом Раккала сажал людей в чаны с холодной водой на несколько часов. Нам хорошо запомнились финские палачи — комендант лагеря Вильё Лаакконен, его подручный Пеухкуринен. В Подпорожье сержант Хейто выгонял больных, голодных людей в одной рубашке на снег. Подобными фактами была полна вся наша жизнь. Для «правонарушителей», состоявших преимущественно из детей, молодежи и женщин, созданы были лагери специального назначения в Кутижме, Вилге, Киндасове, по своим условиям не уступавшие средневековым казематам. Здесь советских людей морили голодом, выгоняли на лесные работы зимой в рваных резиновых галошах на босую ногу. Здесь население лагерей питалось мышами, лягушками, дохлыми собаками. Здесь умирали тысячи пленных от кровавого поноса, тифозной горячки, от воспаления легких — без всякой врачебной помощи. Вразверь Колехмайнен вместо лечения бил больных палками и кулаками, выгонял тифозно-больных на мороз и заставлял сгребать снег с крыш. Этот выродок с медицинским образованием изобрел особый способ умерщвления больных — он вспрыскивал быстро действующий яд в нарывы больных, и последние умирали в ужасных судорогах. Из 600 человек лагерников, пригнанных в Кутижму в начале 1942 г., в живых осталось и вернулось в петрозаводские лагери только 149 человек, большинство из которых либо на всю жизнь остались нетрудоспособными, либо умерли через короткий срок. Нас никогда не называли по именам или фамилиям, мы числились под особым номером, и когда увозили на кладбище кого-нибудь, то говорили, что «увезен такой-то номер». Для палачей фашистской Финляндии мы были не люди, а рабы, с нами поступали, как с рабами: били, морили голодом, плевали в лицо, стригли девушкам косы и не разрешали свободно ходить в церковь. Церковную службу мы посещали только под надзором лагерного конвоя. Нам не разрешали хоронить своих родных и детей. Финские фашисты относились с презрением к православной церкви. За все эти годы кошмарного плена мы не встречали ни одного представителя Международного Красного Креста, финские палачи творили свою расправу над советскими людьми безнаказанно ... 27 июня финские палачи под ударами Красной Армии начали уходить из Петрозаводска. В бешеной злобе, сжигая все на своем пути, они взрывали мосты, поджигали электростанции, сжигали лесопильные заводы, фабрики и культурные учреждения. Взрывали большое количество строений и оставляли за собой сплошные пожарища. 29 июня 1944 г. в освещенный пламенем пожаров город явились советские краснофлотцы и освободили нас из лагерей и тюрем. Мы понимаем задачи, стоящие в данный момент перед нами. Мы сделаем все, чтобы возродить из пепла разрушенные фашизмом города. Мы включаемся во всенародное социалистическое соревнование, чтобы быстрыми темпами восстановить наши заводы, мосты, электростанции, жилые дома, гостиницы, железные дороги, университет и библиотеки. Спасибо Красной Армии, спасибо Верховному Главнокомандующему Маршалу Советского Союза товарищу Сталину! Письмо подписали 146 человек бывших заключенных в лагерях г. Петрозаводска. Источник: (1945) Чудовищные злодеяния финско-фашистских захватчиков - Стр.68-71
 
23

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных