Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Усов Владимир Фёдорович — Классовое самосознание рабочих Петрозаводска после Февральской революции шагнуло далеко вперед.

Усов Владимир Фёдорович — Классовое самосознание рабочих Петрозаводска после Февральской революции шагнуло далеко вперед.

Участники

Страна: СССР, Карелия Родился в 1897 г. в Петрозаводске. С 1913 г. работал па Александровском заводе. В декабре 1917 г. вступил в ряды большевистской партии. Будучи бойцом Красной Гвардии и Красной Армии, в 1918—1919 гг. участвовал в боях против интервентов на Заонежском участке фронта. В последующие годы находился на административной и хозяйственной работе в Петрозаводске и районах Карелии. В настоящее время В. Ф. Усов — персональный пенсионер, живет в Петрозаводске. Классовое самосознание рабочих Петрозаводска после Февральской революции шагнуло далеко вперед. После того, как некоторых ненавистных мастеров рабочие вывезли на тачке за ворота завода, администрация вынуждена была изменить обхождение с рабочими. Прекратилось самоуправство и произвол мастеров и администрации. Собрания и сходки по разным производственным и экономическим вопросам стали нормальным явлением в жизни завода. Заводская администрация вынуждена была считаться с мнением рабочих собраний. Рабочие завода стали лучше разбираться в политических событиях, происходивших в стране. Многое сделал для политического воспитания рабочих Александровского завода вернувшийся осенью 1917 года из Петрограда Н. Т. Григорьев. Вокруг него сплотились большевики X. Г. Дорошин, А. Н. Огарков, П. К. Аксентьев, И. В. Чижиков и другие, а также передовые рабочие, в той или иной степени, ранее знакомые с идеями большевистской партии и сочувствовавшие ей. Влияние большевистской партии в массах значительно выросло. Меньшевистско-эсеровский губсовет, не признававший власть Совета Народных Комиссаров и объявивший «самостоятельность» Олонецкой губернии, терял остатки своего влияния на массы. Рабочие открыто смеялись над эсеро-меньшевистской идеей «самостоятельной Олонни». Большевики разъясняли рабочим контрреволюционный характер позиции губсовета. На собрании рабочих Александровского завода 20 декабря 1917 года политика меньшевистско-эсеровского руководства Совета была осуждена. Становилось все более ясным, что необходимо как можно быстрее сместить меньшевистско-эсеровское руководство губсовета. Я многое тогда понял. После этого собрания я вступил в ряды большевистской партии. 4 января 1918 года по призыву большевиков около тысячи трудящихся вышли на улицы города и потребовали признания центральной Советской власти. Вечернее заседание губсовета было очень бурным. Хорошо помню призывы меньшевиков и эсеров к собравшимся соблюдать спокойствие и порядок. Революционное большинство губсовета избрало новый президиум во главе с большевиком В. М. Парфеновым. Была признана власть центрального Советского правительства. У Советской власти было много врагов. Рабочие сознавали, что защита нового государства от врагов — их кровное дело. По инициативе партийной организации была проведена запись в Красную Гвардию. Записалось более сотни рабочих. Нам выдали берданки. В один из январских дней 1918 года Петрозаводск впервые увидел вооруженных рабочих — красногвардейцы с песнями прошли по улицам города. Начальником отряда Красной Гвардии был избран рабочий Иван Суханов. Штаб размещался в здании театра «Триумф», а потом в двухэтажном деревянном доме купца Захарова. Этот дом стоял на том месте, где теперь выстроен универмаг, на углу улиц Дзержинского и Свердлова. При штабе постоянно находился дежурный взвод, готовый в любой момент выступить по сигналу тревоги. А надо сказать, время было неспокойное. Много панических слухов распускали притаившиеся враги Советской власти, старавшиеся создать обстановку неуверенности и страха, представить рабоче-крестьянскую власть царством анархии и беспорядков. Красная Гвардия бдительно пресекала происки врагов. Была организована регулярная служба охраны наиболее важных объектов: предприятий, телеграфа и почты, складов и т. п. Наряды Красной Гвардии посылались также в различные учреждения, где контрреволюционно настроенные чиновники отказывались работать и занимались саботажем. Весной 1918 года обстановка в крае стала весьма напряженной. В пограничные с Финляндией волости вторгались белофинские банды, получавшие поддержку местных кулаков. Предательство Мурманского Совета, вступившего в соглашение с англо-французским командованием, создало опасность интервенции войск Антанты. Олонецкий губисполком объявил губернию на военном положении. В самом Петрозаводске, как потом стало известно, готовился заговор контрреволюционного офицерства во главе с капитаном Скачковым. Наряду с формированием частей Красной Армии, которые направлялись Олонецким губернским военкоматом за пределы губернии, партийные организации и военкоматы расширяли отряды Красной Гвардии. Весной 1918 года в Петрозаводске имелось 3 отряда Красной Гвардии: заводской, городской и железнодорожный. Кроме того, в каждом уезде и в некоторых волостях возникали свои красногвардейские подразделения. Остро встал вопрос о вооружении Красной Гвардии. По ходатайству губисполкома и губернской партийной организации был положительно решен вопрос о получении крупной партии вооружения в Петрограде. Под руководством Олонецкого губвоенкома А. В. Дубровского в Петроград была направлена группа из 45 красногвардейцев для получения и доставки оружия в губернию. В составе этой группы был и я. Получив из складов военного ведомства, расположенных в Петропавловской крепости, различное вооружение, мы его погрузили в особый эшелон и сопровождали в пути следования. Мы везли 3-дюймовые орудия, 11 пулеметов «Максим», 5000 винтовок, 4 вагона боеприпасов и т. п. К лету 1918 года военное положение Советской республики стало критическим. «Левые» эсеры все более раскрывали свою контрреволюционную сущность. Вокруг них группировались все враждебные советскому строю элементы. В накаленной обстановке обостряющейся борьбы с левоэсеровской агентурой проходил IV Чрезвычайный губернский съезд Советов (25 июня — 3 июля 1918 года). Опираясь на делегатов отдельных волостей, плохо разбиравшихся в обстановке, «левые» эсеры получили большинство во вновь избранном губисполкоме. Председателем губисполкома был избран «левый» эсер Балашов. После ликвидации левоэсеровского мятежа в Москве окружком партии принял решение — разоружить «левых» эсеров, ликвидировать левоэсеровскую организацию в губернском центре. Мне пришлось принять участие в осуществлении этого решения. Дело происходило таким образом. Я замещал командира дежурного взвода Коммунистического полка. Около 12 часов ночи в штабе раздался звонок. Когда я подошел к телефону и назвался, меня попросили зайти немедленно к начальнику милиции. В кабинете, кроме начальника милиции, я застал П. Ф. Анохина. Анохин был в кожаной тужурке, вид имел решительный, но спокойный. Между мною и П. Ф. Анохиным произошел разговор, примерно, следующего содержания: — Каков взвод? Можно понадеяться на бойцов? — Вполне. — Так вот, «левые» эсеры в Москве подняли восстание, у нас «левые» эсеры могут также выступить. Сегодня ночью надо ликвидировать их организацию. — Хорошо, все будет сделано, справимся. После этого Анохин передал список «левых» эсеров с указанием их адресов. К утру вся левоэсеровская организация была разоружена и частично арестована. Через несколько дней власть в губернии полностью перешла к губернскому революционному исполкому во главе с П. Ф. Анохиным. Источник: (1957) В борьбе за власть советов. Воспоминания участников борьбы за установление Советской власти в Карелии - Стр.90-94
 
36

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных