Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Рассказ т. Ланцевой Анны Николаевны — Я с дочкой осталась в плену у финнов.

Гражданские

Страна: СССР, Карелия Сама я уроженка Смоленской области, жила в своей деревне с дочкой и мамой тихо, мирно, имела свой огород, кур, корову; не в чем не знала недостатка. Весной 1941 г. я поехала с 6-ти летней дочкой в гости к мужу, он работал в Вознесенском р-не, Ленинградской обл.. Когда началась война мужа взяли в армию, а я с дочкой осталась в плену у финнов. В первые же дни оккупации финны увезли нас в Петрозаводск. Поселили в концентрационном лагере №3. Я работала на бирже, пилили дрова, работали без всякой нормы, в 7 час. утра придешь на работу и работаешь до 4-х часов дня без перерыва, если чуть присядешь отдохнуть, то сразу же прибежит мастер, уже кричит издали: «Сатана, перкеле, русь!», если не сразу примешься за работу, то еще ногой ударит. А платили всего 260 марок в месяц. После биржи меня перевели работать к Онегзаводуу; грузили на платформы железный лом и остатки корпусов Онегзавода, которые увозили в финляндию. Хотя я всего боялась, никогда не уходила в город, не возражала начальникам, все же комендант лагеря [Предположительно: «Ишанин»] Владимир нашел к чему придраться и два раза собственноручно избил меня. Я жила с ним в одном бараке, и комнатушка моя, к несчастью, была рядом с его квартирой. Коридор мы должны были вместе всегда мыть с его женой, но комендант заставлял мыть меня всегда одну. Были в лагере в каждый месяц особые «банные дни». В этот день все должны были полчаса сидеть в парилке, потом помыться переодеться во все чистое, вынести все вещи на улицу вытряхнуть, вымыть весь барак, в обязательном порядке даже потолок, стены и печку. Вот в один из таких дней я шла из бани домой, а как раз в это время приехали машины и надо было немедленно ехать в Соломенное грузить доски. Комендант хватал людей на улице и толкал в машину, женщины идущие с водой, должны были оставить на улице и немедленно ехать, меня тоже не пустили даже переодеться. Съездив в Соломенное я пришла домой и стала готовить себе обед, т.к. с утра ничего не ела. В этот момент пришла санитарная комиссия проверять чистоту бараков, с ними был комендант. В комнате у меня не нашли ни пылинки, но в коридоре один из финнов провел пальцем по стене и обнаружил между бревнами пыль; обтереть стены коридора я не успела. Санитар выругал коменданта, комендант кинулся с кулаками на меня и начал избивать, не слушая моих объяснений. Так мне стало обидно, и сказать нельзя, муж меня никогда пальцем не трогал, а тут совершенно чужой человек беспричинно избивает. Но кому пожалуешься, когда кругом враги; всю ночь я проплакала не от боли, а от того, что нас не стали считать за людей. Жена коменданта тоже строила из себя барышню, все время фыркала: «Как у нас грязно! и когда только вымоют коридор! и т.д., а давно ли она была такая смертная как мы. В конце месяца у меня никогда не было хлеба, ни продуктов, тогда я меняла у комендантши. За пару новых чулок она давала 150-200 грамм хлеба. Так я се свои вещи променяла ей, а сама теперь совсем голая да и дочку не во что одеть. О том дне когда придут свои, мы каждый день мечтали, крепко верили в то, что теперь мы опять свободные люди, как приятно чувствовать, что можешь итти куда угодно, никто тебя не задержит, никто на тебя не прикрикнет. Младший научный сотрудник НИИК Коронен Источник: Архив КарНЦ РАН. Ф-1. Оп. 37 Ед.Хр. 822 Л. Л 124 Проект "Места принудительного содержания населения в Карелии в 1941-1944 гг."
 
28

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных