Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Показания финских солдат и офицеров.

Финны

Страна: СССР Финский солдат, сидевший до отправления на фронт в тюрьме Кейлиё, рассказал: «Я видел в Кейлиё пленных красноармейцев. У них отняли сапоги и босых отправили на полевые работы. Чтобы не поранить ноги, красноармейцы привязали к своим ношм доски и обвернули их тряпками, Финские власти в таком виде водили их по городу, показывали народу: вот, мол в чем воюют русские солдаты. Финский прапорщик в своем дневнике записал: «Захвачены военнопленные. Устали. Некоторые не в силах двигаться. Их мучает рвота, изрыгающая непереваренную траву. Похороны военнопленных. С трудом роют могилу. Кто-то из солдат меняет 5 марок на 5 рублей. Пленный просит: «Сколько-нибудь хлеба»... Рейно Рекола, финский лейтенант, взятый в плен нашими бойцами, признался: «Если нет специального приказа доставить военнопленного в штаб, финны допрашивают его на месте и убивают». Солдат 7-го пограничного егерского батальона Саллинен, бывший до войны студентом Хельсингского университета, писал своим родным с фронта: «Вчера расстреляли двух «рюсся», отказавшихся приветствовать нас... Уж мы покажем этим «рюсся»!» Солдат Вяйне Неваранта из 21 отдельного батальона, сдавшийся в плен 10 января 1942 г., показал: «Я видел в районе Ванжозеро, когда на поле боя осталось два десятка раненых красноармейцев, что к раненым красноармейцам подошел лейтенант Ниеми, который застрелил красного командира и нескольких пленных красноармейцев. Он же отдал приказание одному из автоматчиков добить остальных. Так были добиты более двух десятков раненых красноармейцев». Солдат Лаури Валениус из 56 пехотного полка, сдавшийся в плен 26 апреля 1942 г., показал: «В дер. Лумбуши сержанты Линстрем, Рейно Мякеля и Микко Косолайнен рассказали друг другу о зверствах, которые они творили над пленными красноармейцами после занятия Медвежьегорска. Они расстреляли более 10 красноармейцев. А медсестру сперва изнасиловали, а потом убили». Солдат Кауко Мянтюля из 3 пехотной бригады, сдавшийся в плен 26 апреля 1942 г., показал: «Санитар Руохонен из 3 роты, 1 батальона был очевидцем, когда после боя у 14 разъезда группа пленных красноармейцев была раздета догола, в таком виде выстроена и расстреляна из автоматов». Капрал финской армии Свен Эрик Тейфольг рассказал: «В феврале и марте 1942 г., — говорит он, — я служил охранником в лагере военнопленных Раутакорпи у города Виипури. Пленные были распределены в бригады по 32 человека. Они работали на лесозаготовках по 10—12 часов в сутки. От бараков до места работы было семь километров и, таким образом, измученные тяжелой работой пленные проходили ежедневно 14 километров. Их кормили гнилым, неочищенным картофелем, но и его давали так мало, что люди голодали. Во время работы они часто падали в обморок. Все были обуты в ботинки с деревянными подошвами и одеты в изорванное летнее обмундирование, без шинелей, хотя тогда стояли сильные морозы. Начальник лагеря ротмистр Паунанен приказал нам избивать или пристреливать пленных за малейшие проступки. Один пленный отошел без разрешения в сторону от места работы. Я его пристрелил. Если пленный уставал и не мог работать, его били. Охранник Эриксон и многие другие пристрелили по нескольку пленных. В моей бригаДе служил переводчиком пленный по имени Николай. Я избил его, потому что мне казалось, будто он хотел организовать работу не так, как я приказал. Как-то один пленный остановился, чтобы передохнуть. За это его поставили на более тяжелую работу. Когда он уже не мог работать наравне с другими, его избили. Вскоре он умер. Однажды начальник лагеря вызвал нас к себе и начал ругать за то, что мы не умеем обращаться с пленными. Он сказал: «Я вам сам покажу наглядный пример». Всех охранников и всех пленных выстроили на улице. Начальник лично выбрал одного пленного и начал бить перед строем. Он бил его деревянной палкой до тех пор, пока тот не потерял сознание. Изо рта и из носа у него струилась кровь. Спустя несколько часов, пленный умер...» У военнопленного ефрейтора Оскара Липбургера, 13 роты, 137 горно-егерского полка, 2 горной дивизии, взятого в плен 5 мая 1942 г., среди личных вещей найдена красноармейская книжка на имя Гулина А. Я. с советскими деньгами. По этому поводу пленный дал следующее письменное показание: «2 мая на одном из участков Мурманского фронта, на так называемой Швабской высоте, вторым батальоном 137 горно-егерского полка, 2-й горной дивизии было захвачено в плен несколько красноармейцев и, в числе их, несколько женщин. 2 русских солдата были настолько тяжело ранены в ноги, что при отправке других вынуждены были остаться. Полчаса спустя они были зверски убиты двумя солдатами из горной дивизии. Я подобрал красноармейскую книжку одного из них, которая раскрытой валялась на земле, с целью при первой возможности отдать вышестоящему начальству, чтобы его родные узнали о его смерти». Перебежчик К. 137 горно-егерского полка 2-й горной дивизий показал: «Когда мы стояли в Эльваресе, часть наших солдат охраняла лагерь русских военнопленных. В прошлом году обращение с ними было самое зверское. Был приказ расстреливать всех комиссаров, многие Пленные расстреливались на месте. В лагере пленных били (что я сам наблюдал), расстреливали за малейшую провинность. Хлеба дают 250 граммов. В лагере большей частью военнопленные, захваченные в Литве. Много киргизов, туркмен и кавказцев. Есть и пленные, взятые у Лицы, но их не более 10 процентов. В прошлом году пленные жили в холодном помещении — в конюшне. Во главе лагеря стоял в прошлом году прусский фельдфебель — фамилии его не знаю. Это жестокий человек. При лагере есть два переводчика. Охрана состоит из резервистов—пруссаков старших возрастов. Пленные сейчас сами себе готовят пищу. Часто устраиваются обыски, ищут ножи, кинжалы. Однажды была найдена винтовка с патронами. Возможно, что это была провокация. По этому делу один пленный был расстрелян. В другой раз двое пленных были расстреляны за попытку совершить побег. Однажды в Эльваресе я и обер-ефрейтер Хирн пошли на кладбище русских военнопленных и увидели группу людей. Впереди шел человек в гражданском платье, сзади солдат из охраны лагеря с винтовкой и эеесовец с пистолетом. Мы хотели подойти, но солдат махнул нам, чтобы мы отошли. В это время эеесовец выстрелил заключенному в затылок и затем дал еще три выстрела. Тут к кладбищу подошли три русских военнопленных и закопали труп. Мы были уверены, что убитый был тоже военнопленный». Солдат Вийтаниеми из 22 батальона, сдавшийся в плен 22 мая 1942 г., показал: «Пленных красноармейцев я видел. 6 человек пленных красноармейцев работали на хозяйственных работах в госпитале в Медвежьегорске. Я лично видел, как надзиратели били пленных красноармейцев. Мой приятель служит при лагере военнопленных в Выборге. Он рассказал мне, что там на почве голода за одни сутки умирает несколько человек пленных красноармейцев. Едят, что попало: кошек, ворон». Солдат Лаури Ройванен из 22 отдельного батальона, сдавшийся в плен 22 мая 1942 г., показал: «У Медвежьегорска пленных красноармейцев заставили рыть могилы для убитых в бою. Офицер приказал после окончания работы прикончить пленных тут же. Они были все убиты». Солдат Ленин Киннунен из 32 пехотного полка, сдавшийся в плен 27 мая 1942 г., показал: «Когда были последние бои, на поле боя остались 5 раненых красноармейцев. К ним подошел пастор и сказал, что их надо добить. На второй день трупы 5 убитых красноармейцев лежали в канаве». Солдат Хууго Юссила из 85 противовоздушной роты, взятый в плен 1 июля 1942 г., показал: «В сел. Паданы имеется лагерь для военнопленных. Один военнопленный красноармеец при мне умер от истощения. Между Паданы и Медвежьей Горой тоже имеется лагерь для пленных красноармейцев. 70 военнопленных грузят топливо. Много военнопленных умирает от недостаточного питания». Солдат Эркки Хейсканен из 3 пехотной бригады, взятый в плен 15 сентября 1942 г., показал: «В Сулажгоре наша рота охраняла военнопленных красноармейцев. Они размещались в натопленных полуразрушенных домах. Я часто слышал от них слово «холодно», и руками они показывали, что хотят кушать». Солдат Юхо Хейсканен из 3 пехотной бригады, взятый в плен 15 сентября 1942 г., показал: «В Петрозаводске навстречу нам шли пленные красноармейцы. Их гнали ударами прикладов. Я видел раненого красноармейца. Один из наших солдат взял . автомат и пристрелил его на месте». Солдат Калле Кивиниеми из 101 пехотного полка, сдавшийся в плен 11 апреля 1943 г., показал: «В районе Ряйселя мы нашли раненого красноармейца, у него были прострелены ноги. Солдат Силвениус пристрелил его из винтовки». Пленный солдат 18 финской пехотной дивизии Альберт Андерс Гунная рассказал: «Я добровольно поступил в финскую армию 16 июля 1941 г. и был зачислен в шюцкоровскую роту, которая находилась в Восточной Карелии. В октябре 1942 г. меня перевели в 18 пехотную дивизий. Находясь в шюцкоровской роте в Виелярви, мы охраняли лагерь советских военнопленных. Пленные влачили жалкое и голодное существование. На завтрак они получали воду и крошечный кусочек хлеба с большой примесью древесной муки. После этого пленных угоняли на работу. Надсмотрщики подгоняли их и избивали. На обед пленным выдавали несколько ложек несъедобной каши из отходов ржаной муки или похлебки из картофельных отбросов. Только очень изголодавшийся человек мог есть такую пищу. Из числа солдат, охраняющих лагерь, я знаю Пааво Оландер и Эркки Ехюдениус из Оулункюля, Бертол Нюмаш из Хельсинки. Они могут подтвердить, что я говорю правду. Лагерь военнопленных имеется также около Маткаселька. Заключенные в этом лагере работают на лесозаготовках. Проездом я видел их за работой. У пленных был крайне изможденный вид. Несмотря на сильный мороз, они были одеты в тряпье. О расстрелах русских военнопленных мне рассказывали многие финские солдаты». Взятый в плен солдат финской армии Хейкки Койвисто показал: «На нашем участке фронта за последнее время было четыре пленных, которых заставляли работать на передовых позициях, а порой даже впереди окопов, под огнем русских. По приказу главного финского командования за побег одного русского военнопленного немедленно расстреливают десять его товарищей. Один офицер приказал расстрелять 40 военнопленных за то, что в бою осколками ваших снарядов были убиты два финских офицера». Пленный Рипонен показал: «Военнопленные в Райвола — это живые мертвецы в лохмотьях. За малейшую провинность их нещадно бьют палками. Здесь каждый день умирают замученные, заморенные голодом люди. Как-то два пленных красноармейца под конвоем выполняли тяжелую работу. Мимо проходил пьяный шюцкоровец. Он подошел к пленному, проворчал: «У, русс», — и вонзил нож ему в грудь». Взятый в плен солдат Кемппайнен рассказал: Что на строительстве железной дороги Куусамо — Суомуссалми пленные советские бойцы работают по 16 часов в сутки голодные, оборванные, босые. Они вынуждены выбирать из помойных ям отбросы. В Сюскюярви в лагере советских военнопленных находилось около ста человек. Здесь финны били пленных красноармейцев железными прутьями по голой спине. Зверские истязания, издевательства над военнопленными вошли в распорядок дня. Солдат Вихтори Коскинен из 35 пехотного полка, взятый в плен 15 января 1943 г., показал: «В нашей деревне Сюскюярви имеется лагерь для русских пленных. Там содержится 100 пленных красноармейцев. Пленные работают на разных работах. В 20 км от нашей деревни находится второй лагерь для пленных красноармейцев. В этих лагерях пленных бьют прутьями по голой спине». Солдат Кейо Лехтонен из 5 пограничного егерского батальона, сдавшийся в плен 8 марта 1943 г., показал: «Мой знакомый Паули Яловаара, который был на севере, рассказал, что там в лагере много красноармейцев умерло от голода. Их кормят гнилой картошкой и рыбой. Летом прошлого года на станции Тойяла я видел пленного красноармейца, который был закован в кандалы. Сам он был в крови. Сопровождающий его солдат сказал, что ведет пленного на расстрел. В местечке Райсио построен лагерь для русских пленных. Однажды пленные проходили мимо дома и хотели зайти в дом, чтобы выпросить у хозяйки картофельную шелуху. Но солдаты из команды охраны открыли по ним огонь из автоматов. Среди пленных были раненые и убитые». Солдат Кауко Мянтюля из 3 пехотной бригады, сдавшийся в плен 26 апреля 1943 г., показал: «В расположении нашей роты работали четыре военнопленных, которые на переднем крае ставили проволочные рогатки. В лагере для пленных красноармейцев свирепствует сыпной тиф». Солдат Калле Кивиниеми из 111 пехотного полка, сдавшийся в плен 11 апреля 1943 г., показал: «В лагере для военнопленных в г. Виипури около 15 тыс. пленных красноармейцев. За одну неделю там умирает от голода 100 пленных. Пленных, которые не дают требуемых показаний, полицейские сильно избивают дубинками. Я видел, как одного красноармейца избили дубинкой до полусмерти за то, что он не мог работать». Солдат Сулхо Майне из 35 пехотного полка, взятый в плен 25 апреля 1943 г., показал: «В Пиндушах большой лагерь для военнопленных. Второй лагерь в Медвежьегорске. Я видел, когда колонну пленных красноармейцев вели мимо городской свалки. Пленные бросились туда, начали рыться в мусоре и жадно совали в рот все отбросы. Мой знакомый Лийлоя работает охранником военнопленных. Он писал жене, что пленные красноармейцы умирают от голода». Солдат Эдвард Хаапалайнен из 101 пехотного полка, сдавшийся в плен 11 апреля 1943 г., показал: «В тюрьме Пельсо охраняют пленных красноармейцев. С 15 сентября по февраль 1942 г. более 100 человек умерло от голода. Однажды один из пленных не мог встать в строй. Охранники избили его сапогами. Других пленных красноармейцев увели, а упавший остался лежать, ибо он был мертвый». Солдат Пентти Мякинен из 101 пехотного полка, сдавшийся в плен 4 июня 1943 г., показал: «Пленных красноармейцев я видел в г. Петрозаводске. Они рылись в навозе и искали остатки пищи и тут же съедали найденное. Однажды я видел, как пленные красноармейцы съели дохлую собаку». Солдат Мартти Нюстрем из 101 пехотного полка, сдавшийся в плен 18 мая 1943 г., показал: «В Медвежьегорске я видел группу русских военнопленных в количестве 30 человек, которых вели на работу. У каждого пленного на спине была бирка с большой буквой «V» (пленный). Они были очень худые и двигались с трудом. Охранник Херман всегда охотно рассказывал о пленных красноармейцах, которых они охраняли. Он рассказывал, что пленных продавали крестьянам за 5 марок. За плату крестьянин может использовать пленного на любой работе в течение одних суток. Один крестьянин убил пленного и ему за это ничего не было. В Пельсо много пленных красноармейцев умерло от дизентерии из-за отсутствия врачебной помощи». Солдат Рейно Вуото из 101 пехотного полка, сдавшийся в плен 26 июля 1943 г., показал: «Мой брат служил охранником в лагере военнопленных в городе Ханко. Он рассказал, что пленных красноармейцев расстреливают под предлогом, что они стремятся бежать. Пленных избивают за то, что они собирают остатки пищи в помойных ямах». Солдат Мартти Лааксонен из 101 пехотного полка, сдавшийся в плен 8 сентября 1943 г., показал: «Мой брат Эйнар Лааксонен, который работал в местечке Вирккула, рассказал, что там 15 пленных красноармейцев умерли от голода и их закопали в помойную яму в местечке «Лохья». Солдат Юхо Койвунен из 101 пехотного полка, сдавшийся в плен 4 августа 1943 г., показал: «В Петсамо было много пленных красноармейцев. В камерах размером 5X5 метров содержат русских военнопленных по 60 чел., а финских заключенных только 12 человек. Пленных, кормили очень плохо. У кухни, где им варили, я видел дохлого коня, из мяса которого выползали черви. В нашем взводе солдат Юсси Кивистё, забавляясь, расстрелял много пленных красноармейцев. Узнав об этом, капитан Виккери сказал: «Мне такие солдаты нужны». Солдат Ойва Тауриайнен из 12 пехотного полка, взятый в плен 20 ноября 1943 г., показал: «В городе Каяни большой лагерь военнопленных. Пленных продают крестьянам. Пленных красноармейцев избивают дубинками». Солдат Лаури Тойвонвирта из 3 пехотной бригады, взятый в плен 11 декабря 1943 г., рассказал: «В феврале 1942 г., во время боев к нам попало в плен много красноармейцев. 60 человек пленных водили но железной дороге и незаметно по ним открыли пулеметный огонь и убили их всех. Об этом знают все солдаты 3 пехотной бригады. Когда я служил в 46 пехотном полку, во время боев наш полк захватил в плен 7 красноармейцев, среди них 2-х женщин. По приказанию зам. командира подполковника Саури их после опроса расстреляли». В январе 1944 г. на сторону Красной Армии перешел финский солдат М. На допросе он показал: «В район Александровки, на участок переднего края, была пригнана группа из 7 пленных красноармейцев строить укрепления: таскать бревна, камни и рыть землю. Во время перестрелки шесть красноармейцев были ранены, из них двое тяжело. Тогда батальонный врач, вместо того, чтобы оказать раненым красноармейцам мощь, распорядился их расстрелять. По приказу командира роты Хууго Сивонен двое тяжело раненных были расстреляны тут же. Четырех, легко раненных, солдаты отвели за горку, где всех поодиночке расстреляли. Остался невредимым один красноармеец. Тогда капрал Бруно Мутонен застрелил и его». «Мне довелось видеть пленных красноармейцев в лагерях, расположенных в Терйоки и Муста-Мяки,— рассказал М.— Все они выглядят крайне изнуренными. Пленному выдается около 100 граммов черствого хлеба миска жидкого супа в день. Они выполняют тяжелые работы: таскают на себе бревна, возят камни, грузят лес. Все пленные одеты в лохмотья, глубокой осенью многие еше ходили совершенно босыми». Источник: (1945) Чудовищные злодеяния финско-фашистских захватчиков - Стр.287-296 Газета «В бой за родину» от 17 августа 1944 г.
 
29

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных