Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Печёнкина (Алёшина) Ольга Тимофеевна — оккупация Медвежьегорска

Печёнкина (Алёшина) Ольга Тимофеевна — оккупация Медвежьегорска

Гражданские

Дата: 20 сентября 2020 г. Страна: Россия, Карелия Я родилась в Заонежье, в деревне Линдома 14.07.1928. В 1936 году всей семьёй переехали в Петрозаводск на улицу Калинина. Я ещё и в школу тогда не ходила, хотя очень хотелось. Затем началась война и двух братьев призвали в армию. Старшего сразу отправили в Ленинград, где он и погиб. Младший после войны вернулся. Нас осталось четверо. Я, моя сестра (Надежда Тимофеевна), мама (Степанида Ефимовна) и отец (Тимофей Иванович). Все вместе мы попали под эвакуацию. Нас посадили на баржу и привезли в Медвежьегорский район. По пути нас плотно обстреливала финская авиация. Две баржи утонули. Нам повезло, наша баржа добралась благополучно. Нас высадили в д. Типиницы и мы шли пешком несколько дней до д. Тамбицы. Не прошло и месяца как пришли финны. Помню, иду я в магазин, зима уже была, снег идёт. Смотрю, а вокруг деревни уже ограда из колючки стоит и финны стоят в белых маскхалатах рядами. Я сразу попыталась сбежать оттуда. Не тронули они меня тогда видимо потому, что я ещё была маленькая. Деревню Тамбицы, в которой мы жили, огородили колючкой, там потом жили финские солдаты. Позднее деревню партизаны сожгли, около десяти домов сгорели вместе с финнами. Нас всех собрали и увезли в соседнею деревню Холмы, которая находилась в пяти километрах от д. Тамбицы, где мы и жили до освобождения . Деревня была практически пустая, все люди оттуда ушли. Нашу семью поселили в двухэтажный дом. В общей сложности в доме жило четыре семьи – это около 20 человек. В деревне проживало 15-20 семей. Комнатки были маленькие, спать приходилось на полу. Первое время еды хватало, а когда запасы кончились, есть нам было совсем нечего. Финны иногда давали немного муки, но это было не регулярно. Как приедут тогда и дадут что-нибудь. Помню, давали галеты иногда. Мы пилили березу, а опилки добавляли в муку, или солому мельчили, получались пироги. Летом ягоды кушали, траву, водичку пили. Всегда есть очень хотелось. Помню маленького мальчика с бабушкой, их отправили из Ленинграда в Карелию отдыхать. Мальчик голодный, подойдёт к бабушке и говорит так жалобно: «Бабушка, дай мне хлебушка. Дай, пожалуйста хлебушка, да хоть с ноготочек!». А где ей хлебушка взять? Зимы холодные были, а на ноги одеть нечего. Дедушка распорол старую шубу и сделал мне унты, а сверху галоши, в них зиму и ходила. К нам часто приходили партизаны. Как правило – они появлялись ночью. То хлеба корочку нам принесут, то сухарей. Двух или трёх партизан в нашей деревне расстреляли. Чтобы избежать контакта с партизанами, вся деревня была обнесена двумя рядами колючей проволоки. Соседние деревни также были огорожены колючей проволокой. Выходить за территорию деревни строго запрещалось. Если выйдешь – финны сразу приедут, изобьют и выбросят. Мы очень боялись выходить из дома. Финны нас очень не любили. Бывало и не за что били. Территория вокруг лагеря была заминирована. Вышли мы как-то с ребятами за территорию за колосками, со мной паренёк был, моя первая любовь. Так он отошёл немного в сторону от дороги и подорвался на мине. Потерял руку и всё лицо изранило, не выжил. Был случай, когда приехали финны и стали нам в грудь уколы делать. Мы очень не хотели, а тех, кто сопротивлялся - били. После уколов, грудь у всех вспухла и очень болела. Никакой медицинской помощи нам не оказывали. Если кто заболел – то все, помирай. Женщина, помню, одна заболела, жаловалась на боль в животе, так и померла. Некому было ей помочь. Как только финны узнали о подходе наших, так они рванули сразу так, как крысы с корабля. С собой увозили молодых женщин, которые знали финский язык. С нашей деревни уехало с ними двое или трое человек. Когда финны ушли, мы очень радовались, прыгали, танцевали, ну дети же. Потом нас отправили в Великую Губу, а оттуда уже на пароходе отправили в Петрозаводск. Приехали все босиком. Сколько жили, а одеться не во что было. Весь город был в разрухе, ни дорог, ни чего не было. Квартиры нашей тоже не стало. Нас поместили в барак у Рыбокомбината. Каждую субботу выходили на субботник, убирали дороги. Финны тут очень набезобразили, перед тем как уехать. Записал: Сурмин Виктор
 
69

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных