Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Ошенков Константин Петрович — С установлением Советской власти между рабочими лесозавода Парижского и губернскими советскими органами установилась тесная связь.

Ошенков Константин Петрович — С установлением Советской власти между рабочими лесозавода Парижского и губернскими советскими органами установилась тесная связь.

Участники

Страна: СССР, Карелия Родился в 1896 г. в д. Тушево, Приозерского района, Архангельской губернии. С 15 лет работал на лесозаводах Беляева и Парижского в Соломенном. В 1918 г. был избран членом заводского комитета, затем выдвинут на работу в губернский совет народного хозяйства и губернский отдел труда. Член КПСС с марта 1918 г. В 1919 — 1920 гг. участвовал в боях против интервентов на Заонежском и других участках фронта. В последующие годы находился на советской работе. В настоящее время К. П. Ошенков — персональный пенсионер, живет в Петрозаводске. Февральская революция 1917 года застала меня на заводе лесопромышленника Захара Парижского, расположенном в 4—5 верстах от Петрозаводска по направлению к Соломенному, где я работал кочегаром. Завод поставлял снегозащитные щиты для Мурманской железной дороги. На заводе в то время действовала одна лесопильная рама и работало всего 30 рабочих. Весть о свержении самодержавия была встречена рабочими нашего завода с большой радостью. Состоялось собрание. Был избран заводской комитет, в состав которого вошли рабочие Ананьев, Янсон и я. В то время у нас не было достаточной политической подготовки. Во многом мы заблуждались, считали, что раз революция совершилась, то отныне все пойдет хорошо: война же кончится, соберется Учредительное собрание и решит, как быть дальше. Шли месяцы, а между тем в нашей жизни ничего не изменялось. По-прежнему продолжалась ненавистная империалистическая война. Ораторы различных партий (кадеты, меньшевики, эсеры) повсеместно кричали о необходимости войны «до победного конца». Буржуазия продолжала эксплуатировать рабочих. Купцы вздували цены на продовольствие. Местные органы Временного правительства отправляли по деревням сборщиков налогов и недоимок за прошлые годы. Положение рабочих не улучшалось, а наоборот — ухудшалось. Заработка не хватало. Дороговизна к осени 1917 года усилилась. Читая в газете о заседаниях губернского Совета, мы видели, что меньшевики и эсеры, засевшие в нем, проводили время в бесплодных обсуждениях разных вопросов, на деле же ничего не предпринимали. Совет превратился в говорильню. Постепенно у нас, рабочих, складывалось убеждение, что Временное правительство не способно и не хочет решать вопросы о мире, о созыве Учредительного собрания, о введении законодательным путем 8-часового рабочего дня и что нам надо бороться за дальнейшее развитие революции. О победе вооруженного восстания в Петрограде и о свержении власти Временного правительства мы узнали 28 октября 1917 года. К нам на завод пришел рабочий Александровского завода большевик Н. Песков. Рассказав о том, что в Петрограде совершилась социалистическая революция, что рабочие и солдаты взяли власть в свои руки, он призвал нас поддержать петроградских товарищей. Мы спросили: «А в чем должна выражаться наша поддержка?». Песков ответил, что надо теснее объединиться вокруг большевиков, избрать в Совет достойных людей и приступить к проведению в жизнь декретов Советского правительства. После Октябрьской революции интерес рабочих нашего завода к политическим событиям в центре страны усилился. Мы жадно читали «Правду» и «Известия ЦИК». Из газет узнавали о важнейших мероприятиях Советской власти. Рабочие добились от администрации выполнения декрета о 8-часовом рабочем дне. Заводской комитет стал бороться за осуществление контроля над производством. Мы предупредили управляющего заводом, что в случае срыва работы и саботажа он будет отвечать перед Советской властью. Олонецкий губсовет, руководимый меньшевиками и эсерами, занял враждебную позицию по отношению к центральной власти, проявлял крайнее безразличие к нуждам рабочих и крестьян. Даже те рабочие, которые еще верили меньшевикам и эсерам, все больше и больше убеждались, что последние не способны защитить их интересы. Вера в меньшевистско-эсеровский Совет падала. К концу 1917 года рабочие стали яснее понимать необходимость большевизации Совета. 4 января 1918 года в Петрозаводске состоялась демонстрация рабочих Александровского завода, лесообрабатывающих предприятий, железнодорожников и солдат с требованием установления власти революционных Советов. В ней принимали участие и рабочие нашего завода. В результате настойчивости трудящихся старый губисполком был распущен и сформирован новый, по преимуществу большевистский, губисполком. С установлением Советской власти между рабочими лесозавода Парижского и губернскими советскими органами установилась тесная связь. Мы советовались в губсовнархозе, как по-настоящему наладить контроль над производством, можно ли провести национализацию завода, где брать средства на организацию производства. Работники губсовнархоза помогали нам в улучшении условий труда, в обеспечении рабочих продовольствием и в организации сбыта продукции. Завод продолжал работать, выполняя заказы Мурманской железной дороги. Национализировать завод весной 1918 года мы все же не решились. Дело в том, что среди нас не было подготовленных людей, готовых возглавить производство, а у губсовета не было средств, чтобы обеспечить финансирование завода. Мы ограничились установлением контроля над всем заводским производством, начиная от переписки управляющего с заказчиками и до учета сырья, топлива, материалов и рабочей силы. Все денежные операции производились после согласования и утверждения их заводским комитетом. Делами контроля руководил рабочий Петр Ананьев, умерший вскоре после гражданской войны. В марте 1918 года я вступил в большевистскую партию. Через некоторое время меня выдвинули на работу в комитет лесной промышленности губсовнархоза. Мне довелось заведовать подотделом деревообработки. В задачу подотдела входило управление деревообделочной промышленностью в губернии. Работа развертывалась с большими трудностями. Необходимо было вслед за установлением рабочего контроля проводить национализацию лесообрабатывающих предприятий, а также налаживать организацию производства на них. Средств было мало. В результате обследования лесопильных заводов, проведенного во второй половине 1918 года, выяснилось, что на большинстве предприятий не хватало сырья, было изношено оборудование, рабочие месяцами не получали зарплаты. Кругом царила разруха. В губернии продолжали работать только лесозаводы Пименова, Парижского, «Олония», уницкий и сунский. В этой обстановке приходилось действовать с большой осмотрительностью и осторожностью. Не имея опыта в управлении большим хозяйством, я обратился за помощью к председателю губернского лесного комитета Соболеву, а также специалистам лесного дела Пахомову и Кузнецову. Руководствуясь указаниями В. И. Ленина, мы решили проводить национализацию лесообрабатывающих предприятий постепенно. Сначала производилось определение технического состояния предприятия. Я, например, выезжал для обследования соломенского и важинского лесозаводов. Было решено национализировать в первую очередь соломенский, Неглинский и важинский лесозаводы, владельцы которых бросили предприятия на произвол судьбы. На этих лесозаводах имелось достаточное количество бревен от прошлых лет, что позволяло продолжать производство. Сунский лесозавод Брандта и уницкий Беляева было решено оставить за хозяевами, при условии осуществления постоянного контроля за их работой со стороны гублескома, так как мы еще не были готовы принять большое число заводов в свое ведение. Были обследованы также лесозаводы Пименова и Парижского в Петрозаводске, Розенфельда в Петрозаводском уезде, Пулкинена в Повенце и Захарьева в Повенецком уезде. Эти заводы, ввиду плохого оборудования, а главное, неудобного расположения к месту заготовки сырья, было решено временно оставить за их владельцами. Но вместе с тем, все лесозаводы, инвентарь и лесные материалы, находившиеся на них, губсовнархоз держал на строжайшем учете, оказывая заводам содействие в окончании распиловки имеющегося сырья. Спрос на лесоматериалы был громадный. Из Совета народного хозяйства Северного района мы часто получали телеграммы с заказами на доски разных стандартов. Насколько было в наших силах, мы эти заказы старались выполнить. Нам удалось организовать производство на ряде лесозаводов, закрывшихся в период войны. Все это было только началом большого дела. В ноябре 1918 года меня перевели на работу в отдел труда губисполкома, которым заведовал И. Т. Григорьев. В этом отделе работали также член губкома РКП(б) Кулагин (убит под Шуньгой в 1919 году) и Большаков. Мне были поручены вопросы охраны труда и заработной платы. Отдел рассматривал нормы выработки, определял тарифы для разных категорий рабочих, боролся за новую трудовую дисциплину, а также осуществлял контроль за своевременной выдачей заработной платы. В Петрозаводске была создана биржа труда, имевшая связь с предприятиями. В связи с введением трудовой повинности отдел труда занимался вопросами мобилизации граждан на разные работы. Проведение трудповинности проходило не без трудностей. Было немало фактов дезертирства, уклонения буржуазных элементов от работы. Мы занимались розыском дезертиров и направлением их на работу. В 1919 году в разгар боев на Заонежском участке фронта из рабочих Петрозаводска был сформирован отряд Красной Армии. Я тоже вступил в этот отряд и сражался против белогвардейцев и интервентов до 1920 года. Источник: (1957) В борьбе за власть советов. Воспоминания участников борьбы за установление Советской власти в Карелии - Стр.105-110
 
24

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных