Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Морозов Александр Николаевич — Многие из бойцов заводской охраны впервые взяли в руки винтовку.

Морозов Александр Николаевич — Многие из бойцов заводской охраны впервые взяли в руки винтовку.

Участники

Страна: СССР, Карелия Родился в 1893 г. в Петрозаводске. Трудовую деятельность начал с 12 лет на Александровском заводе. В декабре 1917 г. вступил в ряды большевистской партии. В составе заводского отряда Красной Гвардии, а позднее в рядах Красной Армии участвовал в боях против интервентов и белогвардейцев в Карелии. В последующие годы находился на советской и административной работе в Петрозаводске. В настоящее время работает старшим инспектором Карпотребсоюза. В 1914 году я был призван в армию. Участвовал в боях под Барановичами, Двинском и на других участках Западного фронта. Бесправие и палочная дисциплина, издевательства и телесные наказания со всей остротой дали мне почувствовать горькую долю рабочих и крестьян, одетых в солдатские шинели. Но самое главное, что я постепенно стал осознавать — это бессмысленность войны для народа. Среди солдат росла ненависть и озлобление к царизму — виновнику кровавой бойни. Февральская революция 1917 года была восторженно встречена солдатами. Создавались солдатские комитеты. Я был избран членом товарищеского суда. Временное правительство и офицерство всеми мерами стремились помешать росту антивоенных настроений, изолировать солдат от революционной действительности. Газета «Правда» редко и только тайным путем попадала в наши руки, зато буржуазная газета «Новое время» доставлялась пачками. После июльских дней наша часть была пополнена солдатами расформированного Петроградского гарнизона и мобилизованными рабочими. Их антивоенная агитация и разъяснения революционных событий в столице создали перелом в сознании солдатской массы. Все смелее и громче солдаты выступали против войны «до победного конца» и требовали справедливого мира. Свидетелем дальнейшего развития событий на фронте мне быть не пришлось. Из-за болезни я получил двухмесячный отпуск. Осенью 1917 года вернулся в Петрозаводск и поступил токарем в механический цех Александровского завода. Радостной была встреча со старыми заводскими друзьями — большевиками Н. Григорьевым, П. Аксентьевым, X. Дорошиным, Н. Одинцовым, А. Огарковым, П. Одинцовым и многими другими. Мой приезд совпал с обострением продовольственных трудностей в городе. Хлебные нормы рабочих сокращались, а спекуляция хлебом и товарами широкого потребления принимала чудовищные размеры. За что рабочий платил вчера рубль, сегодня вынужден был платить десять, а заработная плата оставалась на прежнем уровне. Завод находился накануне закрытия. Все это настраивало рабочих на борьбу, усиливало недовольство политикой буржуазного Временного правительства. На заводе в это время шла острая борьба между большевистской группой, меньшевиками и эсерами за влияние на рабочие массы. Особенно она развернулась накануне Октября 1917 года. На общезаводских собраниях меньшевики и эсеры старались все беды и трудности, испытываемые рабочими завода, переложить на большевиков, как «зачинщиков анархии и беспорядков». Меньшевистско-эсеровская ложь не достигала цели. Передовая часть рабочего коллектива — демобилизованные солдаты и рабочая молодежь поддерживали большевистскую партию. Меньшевистско-эсеровское влияние на рабочих постепенно ослабевало. В октябре 1917 года заводской комитет, возглавляемый Н. Т. Григорьевым, на общем собрании внес предложение о необходимости организации заводской вооруженной охраны. Рабочие единодушно проголосовали за это предложение. В группу записалось около 30 человек, в том числе и я. Н. Т. Григорьев предложил мне, как бывшему старшему унтер-офицеру, принять на себя обязанности старшего. Тут же он поставил перед нами задачу —со всей бдительностью охранять завод, Лобановскую плотину, русло реки Лососинки и пороховые погреба. Многие из бойцов заводской охраны впервые взяли в руки винтовку. Их пришлось обучать строю, стрелковому делу и штыковому бою, вести занятия по изучению винтовки. Бойцы охраны с честью выполняли возложенные на них задачи. Впоследствии заводская охрана явилась основным ядром отряда заводской Красной Гвардии. Обстановка в Петрозаводске стала накаленной после победы Октябрьской революции. Меньшевистско-эсеровский губернский Совет не признавал власти Совета Народных Комиссаров. На собраниях рабочих меньшевики и эсеры надрываясь доказывали, что Советская власть недолговечна, что народ не признает ее, а вопрос о власти правомочно решать только Учредительное собрание. Но рабочие уже имели политический опыт. Декреты о мире, о земле, о рабочем контроле были с энтузиазмом встречены рабочими. Большевики настойчиво разъясняли рабочим значение социалистической революции. На партийном собрании в конце декабря решено было установить связи с воинскими частями. Партийная организация направила Н. Дорофеева, И. Титова, С. Тихоновича и меня в местную воинскую команду. Рассказав солдатам о контрреволюционных действиях Олонецкого губсовдепа и о необходимости его свержения, мы получили заверения со стороны солдат о полной поддержке большевистской организаций в ее борьбе против губсовдепа. 4 января 1918 года в 12 часов дня работа на заводе была прекращена. Настроение рабочих было боевым. Чувствовалась решимость бороться за Советскую власть до конца. Раскрылись заводские ворота, колонна демонстрантов с революционными песнями вышла на улицы Петрозаводска и остановилась у здания Олонецкого губсовдепа. Меньшевикам и эсерам, пытавшимся выступать с балкона здания в защиту политики губсовдепа, не давали говорить. Отовсюду раздавались крики: «Долой!». В ночь на 5 января 1918 года власть перешла из руки революционного Совета, возглавляемого большевиками. Если в городе революционный Олонецкий губсовдеп, опираясь на поддержку рабочих масс и солдат Петрозаводского гарнизона, сравнительно быстро расправился с контрреволюционными организациями, то в деревне еще долгое время оставалось значительным влияние кулачества, подымавшего в отдельных волостях антисоветские мятежи. Весной 1918 года заводской отряд Красной Гвардии участвовал в подавлении кулацкого мятежа в Вытегре. После возвращения оттуда отряд получил приказ направиться в деревню Бережную Дуброву, Пудожского уезда, где кулаки организовали антисоветское выступление. Для этой цели были отобраны бойцы из бывших солдат-фронтовиков. В группу вошли К. Сикке, А. Егоров, И. Акулов, Л. Федоров, П. Анушин, С. Тихонович, Д. Горлов и другие — всего около 30 человек. Командиром отряда был назначен И. В. Матвеев. Отряд был переброшен по Мурманской железной дороге через Званку на станцию Няндома Северной железной дороги. Наступила весенняя распутица. Через реку Онегу переходили по отдельным льдинам с помощью жердей. Выяснив обстановку, решили арестовать главарей восстания, произвести обыск у подозрительных лиц и изъять продовольственные запасы, мануфактуру у купцов и кулаков. Отряд был разбит на группы, чтобы одновременно провести операцию во всех концах деревни. Старшему группы вручался ордер на право обыска и ареста. Мне пришлось производить обыск у лесопромышленника И. Ермолина. Жил он в хорошем двухэтажном доме. Сам Ермолин — мужчина лет 45, среднего роста, с жесткими чертами лица смотрел на нас хмуро, исподлобья. Предъявив ордер, мы начали производить обыск вначале в доме, а потом во всех пристройках. Нашли много мешков муки, сахару, мануфактуры, кроме того, обнаружили несколько спрятанных винтовок. Был составлен акт на изъятие всех имевшихся у Ермолина товаров. Их мы передали потребительскому обществу для распределения среди бедноты. Сам Ермолин был арестован. Характерный случай пришлось наблюдать у купца Попова. Когда у него был реквизирован сахар, он сказал: «Если бы я знал, что от меня все это отберут, я бы хоть семье позволил пить чай с сахаром». В этой маленькой фразе, брошенной Поповым как бы в раздумье, обнаружилась вся душа мироеда, который держал в кулаке не только бедноту, но и членов своей семьи. Выяснилось, что волостной Совет состоял из кулацких элементов. Вскоре был созван новый волостной съезд, на котором власть была передана избранникам бедноты. Если по прибытии отряда население относилось к нам недоверчиво, то теперь оно стало нам помогать и активно поддерживало все наши мероприятия. При отъезде отряда жители села тепло с нами расставались. Источник: (1957) В борьбе за власть советов. Воспоминания участников борьбы за установление Советской власти в Карелии - Стр.78-82
 
30

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных