Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Лаук Эдуард Александрович — На защите Петрозаводска.

Лаук Эдуард Александрович — На защите Петрозаводска.

Участники

Страна: РСФСР, Карелия Лаук Эдуард Александрович родился в 1897 г. в г. Нарве в семье эстонского рабочего. С 1916 г.—матрос Балтийского флота. Участник штурма Зимнего дворца в октябре 1917 года. В 1918—1920 гг. военный, моряк Онежской флотилии. Участвовал в боевых операциях против интервентов и белогвардейцев в Карелии в 1919 г. С 1923 г. работал на Онежском тракторном заводе. С 1957 года — пенсионер. Летом 1918 года в связи с обострением военно-политического положения на Севере и в Карелии стала создаваться Онежская флотилия. В числе многих моряков Балтики я был направлен сюда. Зимой 1918-19 года суда флотилии вооружались, ремонтировались, проводилась боевая подготовка личного состава. Накануне навигации (в марте — апреле) корабли усиленно готовились к военным операциям. В это время белофинские интервенты вторглись на территорию южной Карелии. Наши малочисленные части вынуждены были отступать. Командование Онежской флотилии обратилось к морякам с призывом организовать добровольческий отряд для отправки на сухопутный фронт. С большим энтузиазмом откликнулись они на этот призыв. Коммунисты флотилии все как один записались в отряд. Отряд добровольцев был создан очень спешно. Он состоял из 50 военных моряков, вооруженных 2 станковыми и 8 ручными пулеметами. Днем 25 апреля мы собрались у здания штаба флотилии в Петрозаводске, на Зареке (теперь дом № 1 по ул. Луначарского). Под звуки духового оркестра, сопровождаемый приветствиями петрозаводчан, отряд промаршировал через город к площади 25 октября (ныне площадь им. В. И. Ленина). Вечером 26 апреля мы уже были в Пряже. Ночью по срочному распоряжению командира участка отряд отправился на позиции. Утром 27 апреля мы были в деревне Маньге. Вместе с другими подразделениями Красной Армии моряки заняли оборону на берегу реки Маньги: выбрали позицию, окопались. Пулеметы установили так, чтобы не дать возможности белофиннам прорваться через мост. Днем показалась небольшая группа белофиннов. Командир нашего отряда сказал, что это разведка и приказал приготовиться к бою. Спусти некоторое время показались передовые части противника, значительно превосходившие наши силы. Как нам потом стало известно, здесь сосредоточивалась крупная белофинская группировка, наступавшая на Петрозаводск. Начался ожесточенный бой. Белофинны пытались с хода прорвать нашу оборону. Но первая же их атака была отбита сильным пулеметным огнем. Несколько раз они подходили к нашим позициям и каждый раз вынуждены были отступать. Враг хотел во что бы то ни стало отбросить нас от моста. Однако пулеметы моряков работали безотказно. Перестрелка велась в течение всего дня и усилилась ночью. Среди наших матросов были ранены Тяхт и Петунин. На следующий день, 28 апреля, перестрелка продолжалась. Моряки сделали попытку взорвать мост через реку Маньгу, но интенсивный огонь противника помешал это сделать. Около 4 часов дня мы получили сообщение, что белофинны наступают со стороны деревни Киндасова на Пряжу и тем самым пытаются отрезать наши силы, оборонявшие Маньгу. Тогда мы стали отходить. По пути делали па дороге завалы из деревьев с тем, чтобы задержать продвижение противника. Вечером отряд был в деревне Ригсельге, где и занял оборону. Спустя приблизительно часа два к деревне с трех сторон подошли значительные силы белофиннов. Наши части, оборонявшие деревню, стали отходить. Под сильным огнем противника отряд моряков стал также отступать на Пряжу. Идти пришлось ночью по скверной дороге в весеннюю распутицу. Местами моряки шли по пояс в воде, местами — по колено в грязи. Боеприпасы и пулеметы тащили на носилках. Около 2 часов ночи прибыли в Пряжу. Рано утром заняли оборону на окраине деревни. Позицию наш отряд выбрал таким образом, чтобы защитить левый и правый фланги деревин, держа под обстрелом дороги на Олонец и на Маньгу. Днем к Пряже подошли белофинны и повели наступление. Моряки не только отразили натиск врага, но и сами перешли в контрнаступление, отбросив противника почти на километр. Тогда белофинны предприняли обход Пряжи по озеру со стороны деревин Прякки (Пряжи?). И вновь под давлением превосходящих по численности сил противника наши части начали отступать к Петрозаводску. Отход прикрывали моряки. Ночью 30 апреля мы были уже в деревне Матросы, где и заняли позиции для обороны. Утром 1 мая отряд моряков был сменен сухопутными подкреплениями и возвратился в Петрозаводск. Так закончилось наше первое боевое крещение. В этом непродолжительном походе моряки проявили храбрость и отвагу в борьбе с белофинскими интервентами. Своим мужественным поведением в бою они являли пример для красноармейцев. Уже в этих боях враг почувствовал силу моряков-Онежцев. В конце нюня командование флотилии отдало приказ идти на выполнение боевой операции. Корабли вышли ночью, совершенно бесшумно, огни были потушены, полная тишина царила на палубе. Эти меры были приняты в целях сохранения военной тайны, чтобы никакие лазутчики не могли донести врагу о нашем передвижении. Никто из моряков конкретно не знал о боевой задаче, но каждый предполагал, что задание ответственное. Каждый горел желанием скорее встретиться с врагом, помочь Красной Армии в разгроме белофинских захватчиков. Коммунисты нашего судна беседовали с матросами о коварных целях интервентов, пытавшихся поработить наш свободный народ, сбросивший цепи капиталистического рабства. 27 июня корабли флотилии подошли к Видлице и открыли огонь. Белофинские батареи пытались отвечать. Наши комендоры засекли вражеские береговые батареи и огнем артиллерийских орудий вскоре подавили их. После этого к берегу подошли наши пароходы, и началась высадка десанта. Многие из моряков бросались в воду и добирались до берега вплавь. Наш десант застал врага врасплох, об организованном со-противлении не могло быть и речи. Большинство белофинских вояк в панике разбежалось. Мне вспоминается несколько случаев, когда наши краснофлотцы находили в домах полные комплекты обмундирования белофинских офицеров. Отдельные разрозненные группы белофиннов продолжали сопротивляться. Они вели ружейных и пулеметный огонь по нашим наступающим бойцам. Эти вражеские опорные пункты- были вскоре подавлены. Через несколько часов Видлица была полностью в наших руках. В отдельных местах валялись вражеские трупы, дымились руины подожженных нашей артиллерией зданий. Десантниками были взяты богатые трофеи: орудия, пулеметы, винтовки, громадные артиллерийские и продовольственные склады. Обмундирование и продукты питания, захваченные у белофиннов, были явно английского происхождения. Все это хорошо свидетельствовало о том, кто являлся подлинным хозяином белофинских авантюристов. Источник: (1963) За Советскую Карелию. Воспоминания о гражданской войне - Стр.290-293
 
73

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных