Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Ларионов Михаил Владимирович — Уже на первых порах нашей деятельности в деревне мы почувствовали, как важно нам объединиться.

Ларионов Михаил Владимирович — Уже на первых порах нашей деятельности в деревне мы почувствовали, как важно нам объединиться.

Участники

Страна: СССР, Карелия Родился в 1890 г. в д. Уссуне, Спасопреображенской волости, Петрозаводского уезда, Олонецкой губернии, в семье крсстьянина-карела. Участвовал в первой мировой войне. В мае 1917 г. вступил в ряды большевистской партии. Являлся одним из организаторов борьбы за Советы в Спасопреображснской волости, был волостным военкомом в 1918 г. Участвовал в борьбе против интервентов и белогвардейцев. В последующие годы находился на хозяйственной и советской работе. В настоящее время М. В. Ларионов — персональный пенсионер, живет в д. Уссуне, Карельской АССР. Февральская революция застала меня на фронте в Галиции. Я был в то время пулеметчиком в пулеметной команде лейб-гвардии Семеновского полка. Между нами и австрийцами уже тогда было широко распространено братание. От австрийских солдат мы и получили первую весть о событиях в Петрограде. «У вас революция, Николаю дали по шапке», — сообщали они нам. Но наше начальство упорно молчало. И только 4 марта 1917 года оно решилось официально сообщить эту волнующую весть. Скоро к нам на фронт прибыла делегация из 5—7 Петроградских рабочих. Живо помню появление делегатов. Мы собрались в лесу. Трибуну устроили на пне дерева, у некоторых товарищей нашлись старые красные ситцевые рубашки, из них сделали флаги. На этом митинге нужно было кому-нибудь выступить с ответным словом от солдат. Выбор пал на меня. Не помню хорошо, что я тогда говорил, но знаю, что очень волновался, так как выступал впервые. Говорил я не больше 3 — 5 минут. Запомнил, что по окончании речи солдаты дружно аплодировали. Прошло немного времени и меня избрали сначала в комитет пулеметной команды, потом членом полкового комитета, а, примерно, к концу лета 1917 года — членом дивизионного и корпусного комитетов солдатских депутатов. Помню приезд на наш фронт, должно быть в июле 1917 года, большевика Т. И. Чудновского. Он прибыл по заданию ЦК РСДРП(б). Чудновский рассказал нам о революционной и классовой борьбе в стране. На корпусном собрании 2 октября 1917 года в местечке Тарнаруде, что на бывшей русско-австрийской границе, мы избрали его делегатом на II Всероссийский съезд Советов. Вскоре после этого я по болезни был отправлен с фронта в тыл и подробности об Октябрьском перевороте, о переходе власти к Советам, а также первые декреты Советского правительства о земле и о мире читал на столбах станции Курск, в пути следования санитарного поезда. 9 ноября 1917 года я снова очутился в своей родной деревне Уссуне. Здесь я встретил уже возвратившегося с фронта Ивана Федоровича Петрова, с которым, был связан многолетней дружбой. Иван Федерович Петров родился в 1888 году в деревне Уссуне, в семье карельского крестьянина-бедняка. Имея скудный надел земли, отец Ивана Федоровича большую часть своей жизни провел в Петрограде, где работал дворником и чернорабочим. Когда Ване Петрову было 7 лет, его отец умер; для матери — молодой вдовы с двумя детьми начались годы тяжкой нужды, поденной работы «в чужих людях». Познав с детских лет бедность и унижения, Иван Федорович вырос человеком с энергичным и независимым характером, отзывчивым на людское горе и страдания. Еще в юношеские годы Петров много читал, тогда же он начал интересоваться вопросами общественной жизни. В годы революции 1905—1907 годов мы с ним читали проникавшую через приезжих людей всякого рода запрещенную литературу. В период столыпинской реакции И. Ф. Петров выступил против закрепления земельных наделов за кулацкими хозяйствами. В 1912 году мы с ним написали статью, в которой протестовали против насаждения «новых деревенских помещиков» и послали ее по своей наивности в редакцию «Вестника Олонецкого губернского земства». К нашему удивлению эта статья вскоре оказалась в руках волостного старшины Медведева, который поэтому вопросу нас вызывал на «беседу». Вернувшись с фронта первой мировой войны уже закаленным большевиком, Иван Федорович Петров возглавил в волости местный бедняцкий актив. Кроме И. Ф. Петрова среди активистов волости выделялись В. Е. Миронов и И. X. Кирилов —оба освобожденные от призыва вследствие болезни. От них в день приезда я узнал о всех волнующих крестьян событиях. Уже на первых порах нашей деятельности в деревне мы почувствовали, как важно нам объединиться. И вот в конце 1917 года по инициативе Петрова, Миронова, Кирилова и Ларионова был организован «социалистический кружок», который стал в известной степени предшественником Спасопреображенской волостной большевистской ячейки. Задачу социалистического кружка мы видели в поднятии нашего политического образования, в коллективном выяснении своего отношения к происходящим в стране событиям. С этой целью мы проводили читки книг, газет и брошюр. Это расширяло наш кругозор, и все же мы понимали, что обстановка требовала от нас гораздо большего. Тогда у нас возникла мысль обратиться за помощью и советом в ЦК РСДРП(б). В письме мы просили ЦК партии оказать нам организационную помощь. 20 декабря 1917 года, отвечая нам, ЦК партии приветствовал создание группы и советовал установить связь с организациями, имевшимися в Олонецкой губернии. В частности, предложено было связаться с большевиками Александровского завода или Мурманской железной дороги. Товарищи из ЦК писали, что посылают нам инструкции и выписывают в наш адрес газеты «Правда» и «Деревенская беднота». Письмо ЦК партии явилось для нас волнующим событием. Много раз мы собирались на квартире у И. Ф. Петрова для того, чтобы еще и еще раз прочитать это письмо. К сожалению, комплект газет, посланных из Смольного, так и не дошел до нас. Как известно, меньшевистско-эсеровский губернский Совдеп вплоть до начала 1918 года сохранял власть в губернии и не признавал Советского правительства. В волостях власть по-прежнему оставалась в руках земских управ, опиравшихся на кулачество. Но в последние месяцы 1917 года влияние эсеров и меньшевиков на крестьянские массы начало резко падать. Все больше росло влияние большевистской партии. Революционно настроенная часть бедняков и середняков, действуя через голову земских управ, добивалась создания подлинно народной Советской власти на местах. В ноябре 1917 года наша ячейка обратилась в Олонецкий губернский Совет с письмом, в котором просила санкционировать выборы волостного Совета и устранение волостной земской управы. Что из себя представляла земская управа нашей волости? Председателем управы был крупный торговец-прасол из деревни Кеняки Н. Т. Дорофеев, занимавшийся, главным образом, контрабандной торговлей с Финляндией. Под стать ему были и члены управы: купчиха Макарьева, священник из Спасской Губы Никольский, кулак из Мунозера Лумбии. Вот какой ответ мы получили от Олонецкого губсовета от 16 ноября 1917 года: «Исполнительный комитет не имеет возможности удовлетворить вашу просьбу, так как, согласно установленному в Российской республике порядку, органы местного самоуправления не могут переизбираться до истечения срока полномочий». Этот ответ ясно показал на чьей стороне находится губернский Совет и какова его позиция по отношению к Советской власти. Наша борьба за Советы получила широкий размах после свержения власти меньшевистско-эсеровского губернского Совета в Петрозаводске. Состоявшийся в январе 1918 года III губернский крестьянский съезд сформировал губернские советские органы и дал указание о созыве волостных съездов и о проведении выборов волостных Советов. Кулачество не хотело сдавать своих позиций и стремилось помешать установлению народной власти. Группа кулаков решила использовать собрание, посвященное итогам III губернского съезда крестьянских депутатов, для протеста против разгона Учредительного собрания. После доклада выступили кулаки братья Акуловы, требуя «перестать чикаться с большевиками, крепче ставить вопросы по-своему». Вскоре у братьев Акуловых появилось в руках даже оружие. Дело начинало принимать острый характер. Я предложил И. Петрову зачитать постановление революционного губернского Совета от 11 марта 1918 года, в котором говорилось: «Принять самые строгие меры, вплоть до расстрела всех застигнутых на месте преступления, открыто выступающих против Советской власти с оружием в руках и призывающих к вооруженному восстанию против той же власти; контрреволюционеров, шпионов, воров, грабителей и убийц—расстреливать. Действовать всем организациям на месте, не дожидаясь распоряжений сверху. Это постановление было подписано председателем Совета В. Парфеновым и секретарем Ф. Пичугиным. Боевой пыл у кулаков сразу пропал, а их сообщники растерялись. Собрание стало принимать спокойный, деловой характер. I волостной съезд Советов открылся 18 марта 1918 года. Его открытию предшествовало совещание бедняцкого актива, которое по существу было собранием большевистской части съезда. Собрались наиболее передовые товарищи, которые формально хотя и не состояли в партии, но считали себя и были на деле большевиками. Я был избран председателем съезда, а секретарем — И. И. Кузнецов. Работа съезда продолжалась три дня. Съезд принял большевистскую резолюцию по вопросу о Брестском мире. За эсеровскую резолюцию, в защиту которой выступал меньшевик Симаков, было подано всего 3 или 4 голоса. На последнее заседание съезда пришла группа кулаков во главе с бывшим председателем волостной земской управы Дорофеевым. Их антисоветским выкрикам и попыткам сорвать работу съезда делегаты дали должный отпор. На съезде был избран волисполком из трех бывших фронтовиков: Павла Филипповича Аристова из деревни Мунозеро, Степана Михаиловича Костина из Уссуны, Ивана Дмитриевича Мюзиева из Спасской Губы. Эти товарищи своей последующей работой показали себя стойкими защитниками Советской власти. Впоследствии они вступили в ряды большевистской партии. Вместе с установлением новой власти постепенно в карельскую деревню стал проникать новый быт. Мне хорошо запомнилось празднование первого мая в 1918 году в Уссуне. По вечерам еще задолго до первого мая в помещении школы стала собираться молодежь. Пели и разучивали песни. Особенно любили коммунистическую марсельезу Д. Бедного, начинающуюся словами: Мы пожара всемирного пламя, Молот, сбивший оковы с раба. Коммунизм — паше красное знамя И священный наш лозунг — борьба. Для изготовления красных флагов и лозунгов употреблялись красные женские юбки и мужские рубашки. Шли репетиции спектакля. Подготовлено было и артельное угощение, настряпали полуржаных пряников, а охотники заготовили дичь, застрелив несколько глухарей. Празднование прошло воодушевленно. На демонстрацию явилось все взрослое население и молодежь волости. Был проведен митинг. С самого начала борьбы за установление и упрочение власти Советов по отдельным деревням сложились боевые вооруженные группы, состоявшие в основном из батраков, бедняков и середняков, по преимуществу бывших солдат. В обстановке обострения классовой борьбы необходимо было объединить отдельные разрозненные группы в один общеволостной вооруженный отряд. После того, как в марте—апреле 1918 года был совершен ряд открытых нападений на советских активистов, а кулаки заявляли, что «они разгромят Советы», решено было организовать в волости красногвардейский отряд. Сразу же было взято на учет имевшееся в волости оружие, несколько позднее мы дополнительно получили винтовки из губвоенкомата. Отряд был сформирован в июне 1918 года. Вначале отряд насчитывал 25—30 человек, а к июлю— августу 1918 года он вырос до 50 человек. Весь отряд состоял из местного карельского населения. Идейная и товарищеская спайка среди красногвардейцев была отличной. Личное мужество, храбрость и революционная честность у многих были изумительны. Текст присяги большинство бойцов знали наизусть. Позднее, после создания волостного военного комиссариата, отряд поступил в его подчинение и был переведен на положение караульной роты волвоенкомата. В приказе Петрозаводского уездного военкомата после проведенного инспекторского смотра в сентябре 1918 года было сказано: «Хорошая общая подготовка, красноармейцы бодрые, одеты в форму. Винтовки в порядке. Содержание помещения и столовой не оставляет желать лучшего. Волость является пограничной, что служит мишенью набегов белых банд, укрывающихся на территории Финляндии. Красноармейцы безропотно выполняют все распоряжения командира, за что приносится благодарность красноармейцам и командирам отряда». Отряд оказывал содействие волостному Совету и комитету бедноты в сборе чрезвычайных налогов с кулачества. Основной задачей отряда являлось отражение вооруженных налетов кулацких банд, формировавшихся в Финляндии. С июля по сентябрь 1918 года отряд имел несколько стычек с врагом, главным образом в районе деревни Пялозеро. В последние месяцы 1918 года вторжений на территорию волости не было. В последующих схватках и боях против белых особо отличились бойцы отряда Иван Дианов, Алексей Фофанов, Николай Елисеев, Филипп Кралин, Алексей Кирилов, Илларион Михеев, Степан Кирилов, Илья Дианов, Назар Сорокин, Василий Сергеев и другие. Во второй половине 1918 года в нашей волости проходила организация комитетов бедноты. Под руководством П. А. Кирьякова был проведен первый волостной съезд комбедов. К этому времени в большинстве деревень нашей волости бедняцкая масса была уже неплохо организована и накопила в процессе борьбы за Советы известный политический опыт. Съезд обсудил вопрос о взаимоотношениях между комбедами и Советами. Выло вынесено такое постановление: комбеды оказывают содействие тем сельским Советам, которые активно и твердо проводят решения Советской власти и защищают интересы бедноты. Там же, где Советы уклоняются от этой основной линии, комбеды проводят свою работу самостоятельно и одновременно добиваются перевыборов таких Советов. Съезд особенно подчеркнул значение работы комбедов в области контроля и распределения продовольствия. Торжественно была отмечена в волости первая годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. В ознаменование годовщины 6 ноября открылся очередной волостной съезд Советов. При открытии съезда был зачитан пролетарский гимн «Интернационал», так как большинство делегатов тогда еще не знали текста и мелодии этого гимна. Село Спасская Губа было празднично украшено: на всех советских, общественных, торговых учреждениях и частных домах были вывешены красные флаги. Спасогубский торговец В. С. Ешаков, демонстративно отказавшийся вывесить флаг, по единогласному постановлению съезда был оштрафован на 2000 рублей; штраф сразу же был взыскан. На митинг 7 ноября 1918 года прибыло все население Спасской Губы и большое количество крестьян из ближних и дальних деревень. Юбилейный митинг открыл И. Д. Мюзиев. Доклад о годовщине Великой Октябрьской социалистической- революции и о текущем моменте был поручен мне, с докладом о культурном строительстве выступил учитель И. М. Никольский. Митинг закончился принятием резолюции, в которой крестьяне выражали свою готовность поддерживать и отстаивать родную Советскую власть. К концу 1918—началу 1919 годов в нашей волости была проделана большая работа по проведению в жизнь, мероприятий Советской власти. В ходе этой работы, в обстановке острой классовой борьбы против кулачества выросло политическое сознание основной массы бедняков и середняков. Идеи большевистской партии, стали родными и близкими для передовой части трудового крестьянства. Между тем, организационно с партией были связаны только единицы крестьян волости. Назрел вопрос о создании волостной партийной организации. Волостная партийная ячейка была создана в январе 1919 года. Своеобразной была тогда «процедура» приема в партию. Вступающий в партию рассказывал автобиографию, присутствующие говорили о его работе, а затем принимаемому в партию предлагалось выйти «за дверь», покинуть на некоторое время собрание, пока оставшиеся голосованием решат вопрос о его приеме. На организационном собрании было принято в члены партии 15 — 18 человек, в том числе: П. А. Кирьяков, С. М. Костин, И. Д. Мюзиев, В. Е. Миронов, Н. А. Симаков, В. П. Кралин, П. Ф. Аристов и другие. Секретарем волосы ой ячейки был избран П. А. Кирьяков. В начале 1918 года, после более чем двадцати лет работы в Петербурге, П. А. Кирьяков вернулся в родную деревню. Приехав на родину, он сразу же включился в работу по сплочению сельской бедноты и стал активным работником волостного комбеда. Это был хороший общественник, исключительно скромный и чуткий товарищ, человек неподкупной честности. Создание партийной организации подняло на новую ступень всю нашу работу. Партийная ячейка стала центром, объединившим усилия передовой части трудового крестьянства волости. По инициативе партийной ячейки весной 1919 года была организована коммуна. Председателем коммуны был избран Иван Хрисанфович Кирилов, пожилой беспартийный крестьянин-бедняк из деревни Уссуны, один из лучших общественников волости. Однако коммуна просуществовала недолго. Военное положение волости усложнилось. Весной 1919 года в пределы волости вторглись белофинские банды. Выступая в первых рядах борцов, коммунисты личным примером поднимали бедняцко-середняцкие массы крестьянства на беззаветную борьбу за власть Советов. Многие из коммунистов нашей волости и преданного партии беспартийного бедняцко-середняцкого актива отдали свою жизнь в боях за свободу нашего молодого рабоче-крестьянского государства. Среди них Иван Федорович Петров, назначенный летом 1918 года Олонецким губернским комиссаром по продовольствию. В 1919 году партия направила его на Украину и Северный Кавказ по заготовке продовольствия. И. Ф. Петров погиб в конце 1920 года в результате тяжелых ранений, полученных в бою против белых банд. Именем И. Ф. Петрова до недавнего времени назывался один из районов нашей республики. В борьбе за свободу и счастье карельского народа погиб Петр Алексеевич Кирьяков, первый секретарь нашей партийной ячейки, работавший в 1920 году учителем в пограничной местности. Весной 1919 года во время наступления белофинских банд, интервентов Антанты и белых враги зверски расправились со стойкими борцами за власть Советов Василием Ефимовичем Мироновым и Иваном Хрисанфовичем Кириловым. Смерть В. Е. Миронова особенно трагична. После того, как ему удалось выбраться из ямы, в которую он был закопай белыми в состоянии тяжелого ранения, Миронов был вновь схвачен врагами. Полумертвого Василия Ефимовича палачи привязали к лошади и проволокли 20 километров от Спасской Губы до Вохтозера, где окончательно добили. Весной 1919 года от рук врагов пали геройской смертью преданные партии и Советской власти крестьяне нашей волости: Ф. Тароев, Н. Артуков, Е. Тароев — из села Мунозера, Н. Филиппов, Фофанов, Юплин — из Койкар, Карпов, Ананьев — из Святнаволока, М. Дианов — председатель Пялозерского комбеда и другие. Когда перед этими ранее бесправными и угнетенными тружениками деревни в первые годы революции встал вопрос, с кем и. каким путем идти, они не колебались, а сразу осознали свою близость к рабочему классу, руководимому партией Ленина. Хотя они не были искушены в политике, но своим чутьем поняли, что только власть Советов даст им лучшую жизнь, обеспечит счастье их детям. С оружием в руках они создавали, укрепляли и защищали родную Советскую власть, отдавая жизнь во имя светлого будущего, ставшего в наше время действительностью. Карельское трудовое население не забудет дорогих имен этих борцов-революционеров и будет передавать их от поколения к поколению. Источник: (1957) В борьбе за власть советов. Воспоминания участников борьбы за установление Советской власти в Карелии - Стр.155-165
 
21

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных