Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Кириллова (Анхимова) Валентина Петровна — Летом я была в Петрозаводске у сестры. Нянчила племянника. Утром пошла за хлебом, смотрю, народ у громкоговорителя, плачут.

Гражданские

Дата: 27 июня 1990 г. Страна: СССР, Карелия Кириллова (Анхимова) Валентина Петровна родилась в 1928 г. в д. Очершиго (ныне Вехручей) Шелтозерского (ныне Прионежского) района КАССР, вепсянка. Накануне Великой Отечественной войны окончила 4 класса восьмилетней школы в Пяжиевой Сельге. В 1941-1944 гг. находилась в эвакуации в Свердловской (ныне Екатеринбургской) области. После реэвакуации окончила ФЗО в п. Маленга Беломорского района, после этого работала в тресте «Южкареллес», затем в Пухте и Петрозаводске на разных работах. Летом я была в Петрозаводске у сестры. Нянчила племянника. Утром пошла за хлебом, смотрю, народ у громкоговорителя, плачут. Подошла и услышала о том, что началась война. Пришла домой, разбудила всех и сообщила о начале войны. Через три дня по повестке ушел на фронт муж сестры (он был на военном учении). Пришло извещение о том, что он «без вести пропал». Школу пришлось бросить. Эвакуировали на Урал, а там не могла учиться (племянник болел, потом работа). Эвакуировались: мама - Анхимова Меланья Антоновна (1890), я, брат (больной) - Юрий Петрович (1933) и племянник - сын сестры, Вова, умер в эвакуации в 1942 г., там, в г. Реже, похоронен. Сестра хотела эвакуировать меня с ее сыном в Пудож на баржах, но эту эвакуацию отменили. И я уехала с племянником домой в Пяжиеву Сельгу. В Пяжиевой Сельге была большая эвакуация (многие уехали). Сказали, что остальных эвакуируют потом. Нас эвакуировали 15 сентября 1941 г. вместе (2 вагона: один из Пяжиевой Сельги и один из Нырков). Наши два вагона присоединили к эшелону, в котором эвакуировался интернат (детский дом из Ладвы). Из имущества взяли подушки, одеяла, посуду, хлеба на дорогу, выкопали картошку. В последний момент накопал отец. Он остался. Раза два в пути нас кормили супом. Кое-где на станциях удавалось покупать продукты. Голодом не сидели. Из Пяжиевой Сельги на поезде - на север, через Обонежскую* нам дали направление в Вологодскую область. В Вологде сказали, что не примут уже никого (много народу), потому нас отправили в Свердловск. Я не помню, когда отцепили нас от эшелона с детским домом, но наши два вагона прицепили к другому составу. Дней через 28-29 мы прибыли в Свердловск. Там мы стояли несколько дней, затем пришел мужчина и предложил ехать в г. Реж, на никелевый з-д, и мы согласились. В середине октября прибыли в г. Реж. Во время пути запомнились переполненные людьми станции. Прибыли в Реж ночью. Со станции перевозили на грузовиках. Приехали в барак и там жили в течение месяца (весь наш вагон). Когда приехали, было в бараке натоплено, на печах кипяченая вода. В Реже было много эвакуированных (там был военный завод, эвакуированный на Урал) и еще несколько семей [из разных мест]. Взаимоотношения с местными жителями сложились хорошие. Дали отдельные комнаты каждой семье в одном двухэтажном доме. Там уже были две кровати, стол, табуретки. Кто-то дал маме пилу и шкаф. Одежда - что была на нас. Иногда давали ситца, на деньги купила ботинки. Пособие - 2000 руб. единовременно. Дрова сначала выписывали. Сами должны были пилить, колоть и возить. Затем мама выписала дрова на заводе. Выдавали паек по карточкам. Сюда входили жиры, растительное масло и др., соль, сахар (редко), хлеб по 600 г рабочим, а летом - обед дополнительно на с/х работах. У мамы хлеб 800 г, на военном заводе 1 кг и обед внутри завода в любую смену. Огород дали две сотки, но мы не полностью посадили - не хватило семян. В подсобном хозяйстве завода дали рассаду капусты. На уборках урожая по карточкам получали домашние [продукты], а кормили в колхозах, не считая, что есть карточки 3 раза в день. Денег не выплачивали, кормили и все. В подсобном хозяйстве работали летом в поле, зимой [строили] хранилище подстанции. Работали по 8 часов, т. к. [мне] было 15 лет, но иногда просили остаться, и мы оставались. Работала в литейном цехе. Я красила [оборудование]. Ходили в кино, театр. Не помню, собирали ли с нас деньги в Фонд обороны. Может быть, со взрослых вычитали. В мае 1944 г. на заводе объявили о том, что те, кто хочет ввернуться в КФССР, могут вернуться. Наша семья, а также семьи Гостевых, Афанасьевых, Мельниных поехали на поезде. Нам дали ва-гон с печкой, дали деньги - расчет, талоны на дорогу, чтобы в любом месте могли купить хлеба. Ехали несколько дней до Карелии в Энгозеро. Из имущества все, что сохранилось, то и взяли. В начале июня прибыли в Энгозеро, но там я и Клава Гонноева пробыли недолго, так как приняли в ФЗО**. Потом я работала в тресте «Южкареллес», мы участвовали в строительстве Петрозаводска, Маленги, Сортавалы, Лососинного. В День Победы мы с девушками были в командировке от ФЗО в Сегеже. Утром я услышала шум в коридоре, в окнах [увидела] ракеты. Узнали, что это Победа! Как мы радовались. Объявили выходной. Но радовались еще раньше, поняли, что Победа не за горами. * Так в тексте. Очевидно, имеется в виду железнодорожная линия Сорокская-Обозерская. ** Из анкеты В.П. Кирилловой следует, что в 1944-1945 гг. она училась в ФЗО в п. Рабочеостровск Кемского района по специальности «Столярное дело». Источник: АКНЦ РАН. Подлинник рукописный. (2015) Эвакуированная Карелия: Жители республики об эвакуации в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945 - Стр.455-457
 
23

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных