Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Из воспоминаний Харченко Тамары Алексеевны — Анкета со злополучной графой.

Гражданские

Страна: СССР До войны я успела начать учебу в первом классе. Зимой 1941 года к нам в деревню вдруг нагрянули финны. Кижи — это родина моей матери. И хотя наша семья до войны жила в Петрозаводске, связи с родной землей мы не теряли и отпускное время родители проводили в Кижах. Я же все лето жила там у бабушки. Когда началась война, мама приехала за мной, чтобы вывезти меня в город и эвакуироваться. Но выехать из Заонежья мы уже не сумели, и оттуда прямиком попали в Петрозаводский лагерь. Память не сохранила многих подробностей тех испытаний, выпавших на нашу долю, и к тому же нам хотелось поскорее весь этот кошмар забыть. Вычеркнуть из памяти эти мрачные страницы мы стремились и потому, что из-за плененного детства (а на взрослых это отражалось еще хуже) нам постоянно напоминали о плене, попрекали тем, что мы были в оккупации. Сверстники, ничего не понимая, еще несколько лет в школе дразнил и нас словом «предатели». Конечно, все это мы очень больно переживали и это не могло не отразиться на нашей психологии. А сколько различных моральных, да и житейских ущемлений пришлось нам испытать из-за пресловутой графы в анкетах «находился ли на оккупированной территории?». При вступлении в комсомол, в техникум, не говоря уж об институтах, и при подаче заявлений в партию, эта графа рассматривалась особенно тщательно. А чем же мы, особенно дети, были виноваты, если наши власти не сумели защитить нас, и вовремя вывезти подальше от войны? Помню, я очень боялась, что меня не примут в комсомол, хотя я была примерной ученицей и училась отлично. А теперь несколько слов о том, как мы оказались во втором лагере. В числе первых увезли мою маму, разлучив со мной. Помню, как ее толкнули в сани, а меня от нее буквально оторвали. А через некоторое время приказали нам взять самое необходимое и тоже повезли в лагерь. Сколько у нас было радости, когда там мы встретили свою маму. А она от разлуки с нами тоже была убита горем. Таким образом, в этом лагере оказалась вся наша большая семья: я с мамой, дед и бабушка, две папины сестры, их свекрови; у каждой тети по три сына- мальчика. Мужья у них были на фронте. Кроме меня, никого из них уже нет в живых. Лагерные годы детства наложили на меня свой отпечаток. Не помню, чтобы у меня была хоть одна игрушка, да и играть ни в какие забавы не хотелось. Мы все больше лежали, чем двигались, сберегая свои силы. И если до начала войны в возрасте 6—7 лет я была непоседой-озорницей, то когда в 1944 году пошла в школу в первый класс, была застенчивой и угрюмой. Из всех близких смертей больше всего помню умирающего деда. Он подозвал нас к себе и дал такой наказ: «Не плачьте и не горюйте, держитесь дружнее и легче переживете горе. А Россию- матушку врагу на колени не поставить... Вот только жаль, что мне уже больше не увидать красного солнышка». Из 13 человек в нашей семье десятеро дожили до Победы. Но война еще долгие годы догоняла нас своими последствиями. Кто дожил до 30, кто до 40 лет. И только вот мне довелось дожить до старости и увидеть много и хорошего, и плохого. В 21 год у меня обнаружили открытую форму туберкулеза. Мне казалось, что это приговор. Но бог мне помог и я хорошо подлечилась. Вышла замуж, родила сына, ребенок рос здоровым и все было нормально. С мужем прожили счастливо 36 лет, но его жизнь трагически оборвалась на работе. Самая большая радость — у меня выросли внуки. Одному уже 18 лет, а другому — 11. Но после смерти мужа пришлось пережить и еще одну трагедию, гибель единственного сына. Думала, не выживу. Ходила, как тень. Сейчас живу со старшим внуком. По болезни его не взяли в армию. Работы нет. Живем на мою пенсию 400 рублей. Очень трудно. Но самообладания не теряю и никому не жалуюсь. Вынесли главные невзгоды, а эти мирные напасти тоже как-нибудь преодолеем. Только бы немного прибавилось здоровья. Взволновало меня известие, что Союз узников готовит книгу воспоминаний людей, кто пережил лагерный плен. Вот и я тоже решила написать о той горестной поре и о том, как живу сегодня. И если эти мои строки окажутся полезными, я буду рада. пос. Вяртсиля. Источник: (1991) Судьба: Воспоминания - Стр.52-53 (2023) Мы ещё живы - Стр.137-139
 
41

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных