Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Из воспоминаний Исаака Бацера. История одной фотографии или всё пережитое

Гражданские

Страна: СССР Однажды порог редакции газеты «Ленинское Знамя», издававшейся в Петрозаводске, где я работал ответственным секретарем, перешагнула молодая женщина. Клавдия Александровна Нюппиева (до замужества Соболева) принесла с собой свои детские фотографии. Здесь был и послевоенный снимок девочки в белой шапочке, и групповой, сделанный в пионерском лагере «Артек» в 1947 году, и семейные фотографии недавних лет. Поразительное сходство с той, что была за колючей проволокой, сразу бросилась в глаза. Однако к этому времени мы уже имели возможность убедиться, что при решении вопроса об идентичности ни в коем случае нельзя руководствоваться ни эмоциями, ни зрительными впечатлениями. Необходимо с предельной пунктуальностью вникнуть во все детали, выслушаь версию того, о ком идет речь, и с максимальной объективностью сличить ее с теми данными, которыми мы к этому времени располагали. Такое сличение давало самый благодатный материал для выводов. И однако они, эти выводы, могли стать неоспоримыми только в том случае, если на помощь придут научные методы. Ими располагает криминалистика. Сколько лет прошло, а не забывается, с какой готовностью отнеслись специалисты к нашей просьбе. Они проверили все исследования с такой же и даже, пожалуй, большей оперативностью и тщательностью, чем обычно.Мы передали все полученные материалы для криминалистического исследования. Вопрос был поставлен так: одно ли и тоже лицо изображено на фотокарточках: девочка на общем снимке за колючей проволокой (в первом ряду вторая справа от столба) и девочка на снимках, представленных К. А. Нюппиевой, атакже К. А. Нюппиева, сфотографировавшаяся вместе с сестрами в наши дни. ... Проведенная работа позволила эксперту Грабовецкому написать: «Отмеченные совпадающие признаки в совокупности индивидуальны и дают основания для вывода отом, что исследуемые изображения на фотокарточках 1,2,3,4 принадлежат одному и тому же лицу». ... Нужно было подняться на третий этаж. Затем пройти налево по длинному коридору и еще раз свернутъ налево. В этой аудитории устраивались публичные лекции, студенческие научные конференции, чествование старейших преподавателей. Здесь же проходили и защиты диссертаций, и присуждение ученых степеней. И в этот день тоже была защита диссертаций. Уже поздравили первую защитившуюся. Место у кафедры, за которой были развешены на стене различные схемы, выполненные на листах ватмана, заняла молодая большеглазая женщина в белом костюме. Председательствующий, окинув взглядом аудиторию и убедившись, что все члены ученого совета уже собрались, объявил, что сейчас состоится защита диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук. Тема: «Изменение фотосинтетического аппарата у различных по устойчивости видов картофеля в результате действия заморозка». Диссертантка — младший научный сотрудник лаборатории Института биологии Карельского филиала АН СССР Клавдия Александровна Нюппиева. Да, та самая Клава, которая без малого двадцать девять лет назад глядела в объектив фотоаппарата из-за колючей проволоки, та самая, которой с трудом сшили платьице из старой простыни, стояла теперь у небольшой трибунки и четко излагала основы своей работы. ...Говоря о людях, переживших войну, не надо забывать, о том, что многое зависит от самого человека, от его упорства, таланта, трудолюбия. Это важно подчеркнуть в интересах справедливости. Хотя бы потому, что нередко те, кому, казалось бы, предоставлены все условия, не оправдывают надежд и даже любые нынешние свои неудачи кощунственно пытаются объяснить пережитым в прошлом. А Клавдии тоже было нелегко. Нелегко учиться в трудные послевоенные годы, нелегко получить высшее образование, а потом, выйдя замуж, воспитывать детей, вести научную работу. Да и тема оказалась твердым орешком. Нюппиева по складу характера не принимает поверхностности. В попытках дойти «до самой сути», она проделала длинный путь. И вот — итог... Слушая диссертантку, я думал о том, что и ей самой довелось выдержать многократные испытания на устойчивость. Ее детские глаза видели страшные вещи: жестокость, возведенную в добродетель и добродетель, втоптанную в грязь. Но видели они и то, как их матери и бабушки оказывались сильными духом, как с суровой твердостью глядели изможденные люди в бешеные глаза выхоленных палачей. ... Счастливые минуты, заслуженная оценка большого труда. Товарищи по работе, друзья поздравляют Клавдию Александровну, подносят ей цветы. Источник: (1991) Судьба: Воспоминания - Стр.29-30
 
42

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных