Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Из воспоминаний Г. В. Елисеева «Гор. Кандалакша в годы Великой Отечественной войны» — о роли прифронтового города в разгроме немецко-фашистских войск в Заполярье.

Из воспоминаний Г. В. Елисеева «Гор. Кандалакша в годы Великой Отечественной войны» — о роли прифронтового города в разгроме немецко-фашистских войск в Заполярье.

Участники

Дата: 1 апреля 1975 г. Страна: СССР, Карелия Апрель 1975 г. В Кандалакше, как и в других городах области, все перестраивалось на военный лад, как того требовал Центральный Комитет партии и Советское правительство. Рабочие, служащие и все население города на собраниях и митингах выражали свой гнев и готовность сражаться с врагом и трудиться без устали над выполнением заказов фронта. К горвоенкомату шли призывники и добровольцы, коммунисты и комсомольцы, которые с ходу направлялись в сражающиеся части. Многие рабочие, специалисты, служащие строительства Нива ГЭС-3 и алюминиевого завода отказывались выезжать в глубь страны с эвакуированными предприятиями и уходили на фронт. Нельзя забыть, как коллектив строителей Нива ГЭС-3 отправлял своих товарищей в боевые части вместе с заместителем секретаря парткома строительства т. Шаминым и комсоргом ЦК ВЛКСМ т. Муштак, который вскоре в одном из боев пал смертью храбрых. Для охраны города и на случай высадки десантов были сформированы истребительный батальон и полк народного ополчения. Командиром батальона был назначен кадровый офицер 80-го железнодорожного полка т. Крячко, комиссаром – т. Селезнев А. В., зав. военным отделом горкома партии, а после его ухода в партизанский отряд А. А. Кузнецов. Полк народного ополчения возглавил зам. директора механического завода, бывший командир Красной армии в гражданскую войну т. Уваров, комиссаром был назначен секретарь горкома ВКП(б) т. П. И. Монов. Оружием эти формирования обеспечивались военным командованием и органами милиции, а впоследствии механическим заводом, который успешно освоил производство автоматов, минометов и мин. В связи с тем, что немецкие и финские войска были остановлены и отброшены на дальние подступы, противник начал наносить более интенсивные удары с воздуха. Кандалакша и особенно железнодорожный узел подвергались налетам вражеской авиации до 15 раз в сутки. В первые же дни налетов были подожжены цистерны с горючим, составы поездов с грузами, выводились из строя паровозы, электровозы, разрушалась контактная сеть, появились первые жертвы налетов. Были смертельно ранены машинист Ивченко, инструктор райкома партии Гришин и некоторые жители города, которые не успевали укрыться в убежищах, а также работники милиции, не оставлявшие своих постов даже в самые жестокие бомбардировки. В город начали прибывать поезда с ранеными и убитыми пассажирами и членами поездных бригад. Противовоздушные средства обороны города и железной дороги были тогда еще слабые. Противник нередко действовал безнаказанно. Перед военным командованием фронта и областными партийными и советскими организациями был поставлен вопрос об усилении противовоздушной обороны. Вскоре в город прибыли член Военного совета фронта первый секретарь ЦК компартии КФ ССР т. Г. Н. Куприянов, генерал Антила, член Военного совета 14-й армии т. А. И. Крюков, секретарь Мурманского обкома ВКП(б) т. Д. Ф. Филимонов и представитель Министерства обороны СССР т. М. М. Царевский. Были рассмотрены планы и сроки строительства оборонительной линии на основных направлениях фронта. Здесь же было принято обращение к населению Мурманской, Архангельской и Вологодской областей об оказании помощи в осуществлении этого строительства. Вскоре пароходами и поездами начало прибывать из этих областей население. Руководителем строительства был назначен заместитель начальника строительства алюминиевого завода т. Ходырев, который хорошо справился с возложенной на него задачей, несмотря на большие трудности, связанные с условиями и близостью фронта; срочно было начато строительство аэродромов. Работники лесного хозяйства района нашли соответствующие площадки для этой цели. Аэродромы строились в основном населением городов Кандалакша и Кировска под руководством специалистов-строителей Нива ГЭС-3 и алюминиевого завода и инженерно-саперных частей Кандалакшского направления. Большую организационную и техническую роль в строительстве аэродромов сыграли инженер строитель т. Росляков, который был прислан Мурманским обкомом ВКП(б), инженер подполковник 19-й армии В. Я. Пляскин и секретарь горкома ВКП(б) т. Д. А. Романов. Два аэродрома были построены быстро, и на них вскоре начали базироваться самолеты противовоздушной обороны. Здесь уместно напомнить о таком случае, характеризующем молодежь Кандалакши. Во время строительства аэродрома «Белое море» одна из девушек была тяжело ранена осколком бомбы при налете вражеской авиации. В госпитале ей ампутировали ногу. Военный совет 19-й армии по представлению горкома ВКП(б) и горисполкома наградил ее медалью «За боевые заслуги». При вручении медали в госпитале она поблагодарила, заплакала, а затем сказала, что она любит танцевать, а теперь как она будет это делать? Разговор был, конечно, тяжелый. Фамилию этой девушки я забыл, но помню, что она работала в сберкассе в Нижней Кандалакше. В городе продолжалось формирование отрядов противовоздушной обороны, обучались команды по борьбе с зажигательными бомбами, санитарные отряды, строились убежища на предприятиях и для населения города, развертывались госпитали, которые с первых дней боев на фронте и налетов авиации наполнялись ранеными солдатами и офицерами, организовывались донорские станции. Вокруг города строились оборонительные сооружения. Вскоре из Мурманска, Кировска, Мончегорска начали подходить в город поезда с населением, коллективами предприятий, эвакуируемых в глубь страны. Пароходы подходили в Кандалакшский залив. Но порт был здесь настолько маленький, что он не мог их обрабатывать своевременно, но небольшой коллектив порта (нач. тов. Кузьмин) нашел выход. С лесозаводов к порту были прибуксированы сигары** сплоченного леса, и за счет их был расширен причальный фронт. В результате чего обработка судов резко увеличилась и задержки из-за порта не наблюдались. По решению Государственного Комитета Обороны СССР в Мурманске и Кандалакше, как и в других прифронтовых городах, были созданы городские комитеты обороны, которые проводили большую работу по координации своей деятельности с Военными советами армий в области строительства оборонительных сооружений, перевода промышленных предприятий на выполнение заказов фронта, подготовки населения к обороне города. Мурманский комитет обороны возглавлял первый секретарь обкома ВКП(б) т. М. И. Старостин, руководство Кандалакшским комитетом обороны было возложено на меня. В состав комитетов входили основные руководители областных и городских партийных, советских и хозяйственных организаций. Нельзя не отметить здесь некоторых членов Кандалакшского комитета обороны, которые, не жалея своих сил, здоровья, выполняли задания военного командования и обкома ВКП(б). Это И. Н. Большаков – председатель горисполкома, Н. И. Грабчук – начальник горотдела НКВД, Д. А. Сазонов – командир 80-го ж. д. полка, К. Н. Павлов – директор механического завода, начальник отделения железной дороги, начальник горотдела милиции. На комитет обороны было возложено также руководство всеми формированиями противовоздушной и противохимической обороны города, действиями истребительного батальона, полка народного ополчения, а также вся деятельность по оказанию всесторонней помощи фронту. В августе 1941 г. на Кандалакшском направлении снова разгорелись ожесточенные бои, в результате которых противнику удалось занять станцию Нямозерской ветки, Алакуртти и аэродром и выйти на линию озер Верхний и Нижний Верман, т. е. ко второй линии обороны наших войск. Здесь следует вспомнить, что в борьбе за станцию Алакуртти проявил большой героизм маленький коллектив этой станции, особенно диспетчер-стрелочница тов. Жаркова, которая своими отважными действиями, будучи уже раненной, обеспечила своевременную отправку находившихся на станции поездов с боеприпасами и военной техникой. По представлению военного командования и Мурманского обкома ВКП(б) т. Жарковой было присвоено звание Героя Социалистического Труда. В эти же дни стало известно, что в направлении аэродрома вблизи станции Лоухи продвигается группа немецко-финских войск, просочившаяся через озера. Было принято решение: до переброски в этот район войск направить туда истребительный батальон и часть полка народного ополчения. Работники ж. д. отделения быстро сформировали специальный состав, которым поздно вечером под командованием капитана Крячко, секретаря узлового парткома т. Н. Н. Киселева батальон был направлен на станцию Лоухи, где он под прикрытием бронепоезда, которым командовал майор В. Щипанов, был доставлен в район аэродрома. Соединившись с подразделением охраны аэродрома, батальон встретился с противником и завязал с ним бой, который длился до подхода подразделений 273-го полка. В результате совместных действий группа противника была отбита. Батальон вернулся в город и при разборе проведенной операции получил высокую оценку его боевых действий и благодарность военного командования. Не могу не отметить здесь такого факта, который сохранился в моей памяти. Еще при отправке батальона на станцию Лоухи ко мне подошел командир батальона т. Крячко с девушкой и доложил, что она настойчиво просит отправить ее вместе с батальоном, но, поскольку было дано указание девушек в этом случае не брать, он этого вопроса сам решить не мог. Не запомнил фамилию этой девушки, но помню, что, вопреки принятому ранее решению, пришлось уступить ее слезам и настойчивой просьбе. По призыву партии и советского правительства о создании невыносимых условий для врага на временно оккупированной им советской территории, дезорганизации тылов противника, подрыве поездов и автогужевого транспорта на магистралях, уничтожении его гарнизонов и складов боеприпасов в Мурманске, Архангельске и Карело-Финской ССР были сформированы партизанские отряды, которые действовали в тылах противника на занятой им советской территории. На Мурманском направлении действовало два отряда, фамилии многих из тех, которые ушли в эти отряды из Кандалакши, я не помню, но некоторые из них в моей памяти остались до сих пор. Не могу забыть бывшего председателя горсовета ОСОАВИАХИМа т. Утицина, который пришел в горком партии с просьбой отправить его на фронт или в партизанский отряд, где сражаются его товарищи и коллеги. Его многочисленная семья жила здесь же в городе. Оснований для отказа в его просьбе не было. Помню, как после беседы и напутствия он подошел к присутствовавшим товарищам, обнял всех поочередно, расцеловал и сказал, что с честью оправдает доверие партии и Советского правительства. Тов. Утицин был назначен командиром взвода отряда «Большевик Заполярья». Но вскоре было получено сообщение, что он погиб в одной из схваток с врагом. Комиссаром этого отряда ушел заведующий военным отделом горкома партии т. Селезнев Александр Васильевич. Вспоминаю фамилии товарища Столыпина с механического завода, т. Ефимовского из горбанка. На Кандалакшском направлении сражались три партизанских отряда: «Полярник» (Д. А. Подоплекин, Мойзер), «Сталинец» (Гонтаренко), «Большевик» (Г. А. Калашников, В. А. Климов). Эти отряды были сформированы в Архангельске и направлены на Кандалакшский участок фронта. Об их боевых действиях и успехах много сообщалось тогда в местных, армейских и центральных газетах. Сейчас хотелось бы сказать о том, что в этих отрядах было много девушек, бывших комсомольских работников. Надо сказать, что они одинаково с мужчинами преодолевали сотни километров в походах в полном боевом снаряжении и с не меньшей отвагой и храбростью громили врага, коммуникации, гарнизоны, железнодорожные составы и мосты. Не сойдут с памяти такие партизанки, как Зоя Климова, Рачева Феня – кандалакшская партизанка, Валя Зурова – связистка из Вологды, Клава Тюрина  из КФ ССР. Большинство партизан и партизанок было награждено Военным советом фронта орденами и медалями Советского Союза. Вспоминаю те дни, когда эти отряды после продолжительного нахождения в тылу противника и многочисленных боевых операций вернулись на свою базу, в Кандалакшу, для отдыха. На встречу с ними прибыл начальник штаба партизанского движения Карельского фронта генерал-майор т. В. Я. Вершинин, которому было поручено от имени Верховного Совета СССР вручить партизанам и партизанкам правительственные награды. Командиры и комиссары отрядов внесли предложение, чтобы к вечеру, где будут вручаться награды, всех девушек-партизанок одеть в обычные платья. Все возможные ресурсы города, военторга и пошивочных артелей были использованы. Девушки были одеты и обуты к назначенному вечеру, чему радости не было конца, хотя были и слезы, так как не все партизаны и партизанки вернулись на свою базу. После докладов командиров и комиссаров отрядов об итогах походов и боевых действий и вручения им правительственных наград партизаны и партизанки заверили партию и правительство, что по возвращении на поле брани они будут бить врага с еще большей силой. После ужина начались танцы, которые длились до утра. А после 15 дневного отдыха они снова ушли на выполнение боевых заданий. Многие из них, в том числе и командир отряда «Большевик» т. Калашников Георгий Артамонович, ушли, уже будучи принятыми в нашу славную Коммунистическую партию. […] На оставшихся предприятиях, и прежде всего на механическом заводе, быстро осваивалось производство автоматов, минометов, мин, ремонт боевой техники и транспорта, поступающих с боевых районов. Большую работу по перестройке завода на выпуск боевой продукции провел тогда директор завода тов. К. Н. Павлов, а также руководители производства тт. В. И. Стальнов, Баженов и конструкторы тт. Максимов, Запрудный. Многие заказы 19-й армии выполнялись и другими предприятиями города, которым не раз присуждались Красные знамена Государственного Комитета Обороны. Следует отметить, что рабочие, инженерно-технические работники паровозного, электровозного депо да и других предприятий не только обеспечивали производство оружия и ремонт боевой техники, но и быстрое восстановление предприятий, цехов, контактных электросетей железной дороги после налетов вражеских самолетов. Особенно сложная обстановка была на южном плече отделения железной дороги, где вражеская авиация свирепствовала в первый год войны, пользуясь еще слабой противовоздушной обороной этого участка. Работникам узлового парткома, партийных организаций паровозного и электровозного депо (Киселев, Зубко, Кейнянин), руководителям депо (Давыдкин, Кузьмин, Бессмертных) приходилось проводить немалую работу с поездными бригадами, которые, отправляясь в путь, не всегда были уверены в благополучном возвращении. Железнодорожники Кандалакши проявляли героизм и самоотверженность. Никогда не забуду пиротехника Кокарева, который до наступления ночи обезвреживал десятки бомб замедленного действия, сброшенных противником на железнодорожные пути, чтобы помешать движению поездов в ночное время. […] Уверенность в победе и в том, что врагу не удастся прорваться к Мурманску, Кандалакше и Кировской железной дороге, была у военных, гражданских властей и у всех трудящихся области. Конкретным примером этому может служить следующий факт. Когда нависла угроза выхода противника к 1941 г. к городу Кандалакша и Белому морю, Наркомат путей сообщения (Филиппов) дал указание местным службам дороги срочно демонтировать контактную сеть от Мурманска до Кандалакши, чтобы она не досталась немцам. Выполнение этого указания грозило ослаблением снабжения армии и флота на Севере, а также доставки военных грузов, идущих через Мурманский порт от союзников. Обсудив этот вопрос, военное командование и Мурманский обком ВКП(б) приняли решение демонтаж контактной сети приостановить. Как известно, электровозы, хотя и под ударами немецкой авиации, водили составы поездов до самого окончания войны, доставляя военные грузы как на север, так и на центральные фронты великой битвы. Хочу отметить, что все годы войны члены городского комитета обороны, работники горкома партии, комсомола, ответственные руководители городских организаций, предприятий всегда, днем и ночью, находились на предприятиях с коллективами, с населением города в убежищах и щелях. Рассказывали им о положении на фронтах, на Северном фронте, на Кандалакшском, Мурманском направлениях. Это воодушевляло людей, создавало больше уверенности в победе нашего правого дела. О высоком морально-политическом и патриотическом духе населения города говорил хотя бы тот факт, что за все годы войны, даже в самые тяжелые дни боев на подступах к городу и жестокой бомбардировки с воздуха, не было проявлено ни одного случая паники или растерянности. В дни боев и во время отдыха работники горкома партии, комсомола нередко находились в частях и подразделениях, в дотах и блиндажах, в снайперских ячейках и укрытиях, рассказывая бойцам о положении на фронтах, о том, какое значение имеет Кольская земля и Мурманский порт, которые они защищают. Когда стихали бои на Севере, а на центральных фронтах шли ожесточенные сражения, многие солдаты да и офицеры тоже писали письма командованию, в которых просили отправить их на тот фронт, который является решающим. Поэтому Военный совет и политотдел армии посчитали необходимым усилить в войсках разъяснительную работу в этом направлении и внушить каждому солдату, что решающим для него участком является тот участок, где он сейчас находится с оружием в руках. Так шла жизнь прифронтового города, на подступах к которому находились вражеские войска все годы, где до последнего удара наших войск в октябре 1944 г. не умолкали бои и не переставала бомбить город и железную дорогу вражеская авиация. Десятым ударом советских войск в Великой Отечественной войне вражеские войска по всему Карельскому фронту были отброшены до норвежских берегов и г. Киркенеса. […] Г. В. Елисеев Источник: ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 333. Л. 2–14. Подлинник. Машинопись с авторскими правками
 
265

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных