Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Из воспоминаний Г. Е. Передельского «Артиллеристы в боях за освобождение Советского Заполярья (воспоминания командира артиллерийского полка)» — о марше в район боевых действий и боях за Никель во время Петсамо-Киркенесской операции.

Из воспоминаний Г. Е. Передельского «Артиллеристы в боях за освобождение Советского Заполярья (воспоминания командира артиллерийского полка)» — о марше в район боевых действий и боях за Никель во время Петсамо-Киркенесской операции.

Участники

Дата: 3 сентября 1974 г. Страна: СССР, Карелия С осени 1944 г. военно-политическая обстановка определялась выдающимися победами Советского народа и его Вооруженных Сил над фашистской Германией. Красная армия разгромила важнейшие стратегические группировки противника и освободила от врага временно оккупированные территории Ленинградской и Новгородской областей, Украины, Белоруссии, Южной Карелии, Молдавии и большей части Прибалтики. В результате наших побед выведены из фашистского блока сателлиты гитлеровской Германии: Румыния, Финляндия и Болгария, которые объявили войну. Наши войска громили гитлеровскую армию на территориях Польши, Чехословакии, Югославии и Венгрии. 1944 год ознаменовался мощным подъемом всех отраслей народного хозяйства, новыми замечательными успехами в развитии промышленности, сельского хозяйства, транспорта, небывалым ростом военной экономики нашей страны. Вместе с тем военно-экономическая база фашистской Германии с потерей сателлитов и оккупированных территорий значительно сократилась. С августа 1944 г. началось резкое падение промышленного производства Германии, которое продолжалось до конца войны. Фашистская Германия оказалась в состоянии полной политической изоляции. Несмотря на это, фашистская клика не собиралась складывать оружие. Фашисты стремились выиграть время, затянуть войну и не допустить дальнейшего продвижения Советской Армии на запад. Наша дивизия, завершив в сентябре 1944 г. изгнание немецких фашистов с Карельской земли западнее Ухты, получила задачу совершить 300-километровый марш своим ходом до ближайшей станции, а оттуда следовать по железной дороге на север для участия в боях по освобождению Советского Заполярья. Решением командующего Карельским фронтом наша 367-я стрелковая дивизия для участия в готовящейся Петсамо-Киркенесской операции 5 октября 1944 г. была подчинена командиру 31-го стрелкового корпуса. Дивизией тогда командовал боевой, талантливый и бесстрашный полковник А. А. Старцев. Корпус находился во втором эшелоне оперативного построения армии. После разгрузки на станции Кола, нашему полку было приказано совершить форсированный марш в район боевых действий. На марше 6 октября представитель штаба артиллерии армии капитан М. Я. Сипаев уточнил мне задачу и вручил свежий номер армейской газеты с обращением Военного совета армии, где было сказано: «Родина требует очистить от фашистской коричневой чумы всю русскую землю в Заполярье с древним русским городом Печенгой… Родина требует, чтобы ни один фашистский изверг, покушавшийся на эти земли, не ушел из Заполярья живым… Иди же смело вперед, воин Севера! С тобой вся сила нашей Родины… Иди вперед! Родина ждет от тебя победы и благословляет тебя на подвиг». Заместитель командира полка по политической части подполковник М. Р. Янков, секретарь партийной организации капитан В. Н. Никитин и секретарь комсомольской организации старший лейтенант Е. М. Жадько организовали быстрое доведение обращения Военного совета армии до всего личного состава полка. Марш в район боевых действий совершался в трудных условиях гористой местности и весьма сложных метеорологических условиях Заполярья. Был сильный встречный ветер, шел мокрый снег, а порой сплошные снежные заряды, свойственные только Заполярью. Выполнение задачи осложнялось и тем, что в предыдущих боях был сильно истощен конский состав, который являлся основным средством тяги полка. Поэтому преодоление перевалов производилось в каждой батарее поорудийно, т. е. для буксировки орудия на подъем вместо 4–6 лошадей привлекались 8–12. При сильном встречном снежном буране лошади вообще прекращали движение, а некоторые из них падали на колени или ложились. Личный состав орудийных расчетов, применяя специальные лямки, также оказывал помощь в буксировке орудий на большие подъемы и проводил страховку на крутых спусках. Особенно трудно пришлось преодолевать гору Большой Кариквайвишь, только что очищенную войсками первого эшелона от фашистов. Шли по полному бездорожью – тундре. К утру 17 октября полк после тяжелого и продолжительного марша сосредоточился в 20 километрах восточнее поселка Никель, имея в подразделениях боевой комплект боеприпасов. Но совершенно не осталось ни одного килограмма фуража для конского состава. В результате мощного удара войск первого эшелона армии была прорвана глубоко эшелонированная оборонительная полоса противника, которая подготавливалась в течение трех лет. Немцы уже не могли рассчитывать на длительное удержание районов никелевых разработок и своих баз в Северной Норвегии. Поэтому гитлеровское командование поставило перед 20-й горной армией задачу организовать прочную оборону района Никель и морской крепости Киркенес, временно приостановить наступление советских войск и тем самым обеспечить планомерный отвод своих частей по суше и эвакуацию их морем в район Нарвика. 31-й стрелковый корпус, находившийся во втором эшелоне армии, получил задачу вступить в сражение с рубежа развилки дорог западнее Луостари – озеро Пильгуярви и наступать вдоль дороги на Никель, выйти на рубеж реки Соукер-йоки с целью как можно быстрее овладеть районом никелевого производства. Во второй половине дня 17 октября командующий артиллерией дивизии полковник К. Ф. Евдокимов поставил мне боевую задачу – поддержать наступление стрелкового полка. Необходимо заметить, что заполярная местность, на которой предстояло вести наступление, представляла собой сильно всхолмленное, устланное щебнем горное плато с многочисленными отдельными вершинами, достигающими 150-250 метров. Эти высоты имели крутые подъемы до 45 градусов, а в ряде мест обрывы. На склонах вершин и в низинах имелось много болот. Труднопроходимыми естественными препятствиями являлись и многочисленные быстротекущие ручьи и мелкие реки с заболоченными берегами. Все это затрудняло передвижение войск. Подступы к высотам не имели лесистой растительности. В непосредственной близости от Никеля имелись лишь редкие участки с карликовой березой. Рельеф местности значительно затруднял возможности маневра артиллерии и танков. Используя это, немецкие захватчики успели создать на каждой высоте мощные узлы сопротивления, хорошо оборудованные в инженерном отношении. 17 октября подразделения полка начали занимать боевые порядки. В это время появились на малых высотах 18 «Юнкерсов», на подразделения полка полетели бомбы. Появились убитые и раненые. От вражеской бомбы погиб заместитель командира полка по политической части подполковник М. Р. Янков. Личный состав полка потерял замечательного политработника, который в любом бою (а они шли непрерывно) находился там, где было наиболее тяжело. Личный состав полка поклялся над гробом своего воспитателя еще с большей энергией без устали бить ненавистного врага, во всем быть достойными Макара Родионовича. Раненых отправляли в медсанбат, в том числе командира первого дивизиона капитана Б. Ф. Шварцмана, командиров взводов лейтенантов Стечного, Верховинского, Шаляпина. Около 30 минут искали начальника штаба полка майора В. А. Сагай и его заместителя капитана С. Е. Рытвинского. Они находились в воронке, а рядом разорвавшаяся бомба засыпала обоих землей. Откопали их, привели в сознание, и они начали выполнять свои обязанности. Сам я во время бомбежки был сильно контужен. В Заполярье в октябре рано наступает ночь. Боевой порядок пришлось занимать в сплошной темноте, что в значительной степени затрудняло выбор позиции для батарей, особенно пушечных. Выбор и занятие огневых позиций я поручил своему заместителю майору Д. М. Бразговскому, а сам с командирами дивизионов и батарей, с органами разведки и управления начал занимать наблюдательные пункты и организовывать разведку. Уже поздней ночью я прибыл к командиру стрелкового полка майору Михайлину, где находился и командир дивизии полковник Старцев. Чувствовал я себя после контузии плохо, кружилась голова, тошнило. На голове и левой руке повязки, которые сделал полковой врач, предварительно удалив несколько мелких осколков. Командир дивизии предложил мне направиться в медсанбат, но я упросил его оставить меня на месте. Организовав взаимодействие, командир дивизии вскоре убыл в следующий полк, а мы с майором Михайлиным продолжали отрабатывать детали взаимодействия стрелковых подразделений и артиллерии. Личный состав орудийных расчетов в темную полярную ночь кроме основной работы затратил много энергии на разминирование района огневых позиций. Только одним командиром орудия 1-й батареи сержантом Д. О. Лаврентьевым было обнаружено и обезврежено 6 вражеских мин. Связисты наводили связь, следуя только по азимуту. Особенно трудно было топографам по привязке боевого порядка на незнакомой местности и ночью. В эту ночь произошел интересный эпизод. Начальнику штаба дивизиона капитану В. И. Олещуку было приказано занять наблюдательный пункт на фланге. В то же время немецкие артиллеристы тоже планировали устроить свой НП на этой же высоте. Разведчики капитана Олещука обнаружили фашистов в нескольких метрах от себя и открыли по ним огонь из автоматов. Противник бросил приборы наблюдения и две радиостанции и в панике покинул высоту, не успев унести с собой убитых. Вся подготовка к бою была проведена в основном в течение ночи, но на рассвете 18 октября предстояло сделать еще многое. Уточнили все огневые задачи на местности и исходные данные по ним. Каждая батарея произвела по одному контрольному выстрелу по запланированным целям, и по сигналу командира дивизии началась артиллерийская подготовка. Пехота и танки после артподготовки пошли в атаку. Противник оказывал упорное сопротивление. Шла упорная борьба за каждую огневую точку. За день боя наши части продвинулись вперед на 6–7 километров и к исходу дня вышли к следующему опорному пункту на высоте 466,3. Первая же попытка подразделений стрелкового полка атаковать противника на высоте с ходу после 15-минутного огневого налета артиллерии была отражена сильным огнем противника. Стрелковый полк был вынужден залечь перед укреплениями противника. Когда же провели детальную разведку, то поняли, что эта высота представляла узел сопротивления, заранее подготовленный в инженерном отношении и обороняемый пехотным батальоном при поддержке артиллерийского полка. Рано утром следующего дня мы провели огневой налет по разведанным целям. При этом артогнем уничтожено 10 пулеметов, противотанковое орудие, подавлен огонь двух артиллерийских батарей фашистов. Огнем орудий, выделенных для стрельбы прямой наводкой, сделан проход в проволочном заграждении. Новая атака пехоты была успешной, но противник оказывал упорное сопротивление. Бой был исключительно упорным. Особенно активно действовала артиллерия противника. Совершенно неожиданно мы попали под губительный огонь зенитных батарей, которые открыли огонь прямой наводкой по нам. Мне пришлось более половины батареи полка задействовать для подавления артиллерии противника. Командиру первого дивизиона капитану Н. Н. Деревянко, который находился впереди меня на 150 метров, было приказано лично уничтожить зенитные батареи, с чем Николай Никитич справился успешно. Огонь был исключительно точным. Когда мы овладели позициями стационарных зенитных батарей, то обнаружили уничтоженными и орудия, и боевые расчеты. В тот день проявил героизм разведчик дивизиона ефрейтор А. Н. Максимов. Под сильным ружейно-пулеметным огнем он выдвинулся на высоту и корректировал огонь батарей. Кроме того, Максимов лично обнаружил и огнем орудия с закрытой огневой позиции уничтожил 20 автоматчиков противника, два ручных и один станковый пулемет. Скупые строки журнала боевых действий полка того времени гласят: «При взятии опорного пункта на высоте 466,3 отличились капитан Деревянко, капитан Олещук, командиры первой, третьей и четвертой батарей». К 12 часам 19 октября высота была взята, противник разгромлен. Полк к 18.00 подошел к следующему главному опорному пункту противника на высоте 441,4, где наступающие части были остановлены организованным огнем противника. Эта высота, как утес, перекрывала подступы к поселку Никелю. На высоте 441,4 противником был подготовлен узел сопротивления, в составе которого имелось 8 бутобетонных сооружений для противотанковых орудий, 15 бутобетонных пулемётных площадок, 120 метров траншей, 2200 метров проволочных заграждений (забор) и 7 отдельных минометных окопов. Узел сопротивления со всех сторон прикрывался минными полями, а его фланги упирались в непроходимую озерно-болотистую местность. Артиллерия противника располагалась на закрытых позициях за обратными скатами высоты. Атака такого узла сопротивления требовала тщательной подготовки, привлечения артиллерии для разрушения оборонительных сооружений противника и подавления живой силы и огневых средств. К сожалению, до занятия высоты 441,4 мы не располагали данными о характере укрепления противника. Погода была нелетная, и мы не смогли получить данных и от воздушной разведки. Разведка, проведенная вечером, не смогла вскрыть местоположение огневых точек и систему огня противника. Разведку и планирование огня продолжали вести всю ночь. Ночью проводилась и разведка боем, ее поддерживал 3-й дивизион полка, которым командовал капитан Н. П. Петрищенков. В результате этого было установлено, что на северных скатах опорного пункта имеются огневые точки, которые прикрывают его левый фланг и до трех батарей противника. Но точных координат огневых средств определить не удалось. Атака была назначена на 10 часов утра 20 октября после 15-минутного огневого налета артиллерии. Дивизия, кроме своего полка, поддерживалась гаубичным и двумя минометными полками усиления. Ровно в 10 часов был произведен залп реактивной артиллерии «Катюша», что явилось сигналом начала огневого налета артиллерии и минометов. После огневого налета пехота и танки атаковали противника, но атака окончилась неудачей. Понеся потери на минных полях перед проволочными заграждениями противника, которые тщательно были замаскированы, части нашей дивизии отошли в исходное положение и до конца дня вели огневой бой и разведку огневых средств противника. Командир дивизии приказал всем командирам полков организовать детальную разведку противотанковых средств противника в узле сопротивления. С разрешения командующего артиллерией дивизии я переместил свой наблюдательный пункт ближе к переднему краю на высоту, где размещался наблюдательный пункт 7-й батареи. Командовал 7-й батареей отважный капитан, комсомолец В. С. Королев. Здесь же находился командир роты, которого поддерживала 7-я батарея. Командир батареи доложил мне со знанием дела о разведанных им целях противника. Мною было принято решение выдвинуть на передний край третий дивизион для стрельбы прямой наводкой. Руководство выдвижением и управлением орудиями при стрельбе прямой наводкой было возложено на командира 3-го дивизиона капитана Н. П. Петрищенкова. Предусматривалось после окончания уничтожения целей прямой наводкой на переднем крае с этих же огневых позиций вести огонь по поддержке атаки пехоты и танков. Поэтому был выбран для выполнения этих задач именно третий дивизион. Начальник штаба полка майор Сагай с офицерами штаба занялись планированием огня всех батарей, а я с Королевым уточняли задачи, которые должна выполнять его батарея огнем орудий, выделенных для стрельбы прямой наводкой. Неожиданно противник произвел огневой налет артиллерийским дивизионом по наблюдательному пункту, где мы работали. Один из снарядов разорвался рядом, нас ударило взрывной волной, сбило с ног и засыпало массой мелких каменистых осколков. После огневого налета Василий Сергеевич Королев с земли уже не поднялся. Так погиб молодой командир батареи, грамотный и талантливый артиллерист, любимец полка. Он никогда не унывал, был всегда жизнерадостным, требовательным и чутким к подчиненным. Его батарея всегда была слаженной и способной в любой обстановке выполнять огневые задачи. Сам командир батареи являлся мастером артиллерийского огня, и я собирался назначить его командиром дивизиона. Сложной задачей было выдвижение третьего дивизиона на передний край. Как только огневые взводы начали марш, по ним нанесли удар самолеты противника, потом открыла огонь артиллерия противника. На подавление артиллерии фашистов командир дивизии направил авиацию, которая подавила шесть батарей фашистов. При подходе к переднему краю пришлось перемещать орудия вручную силами расчетов. С высот, где был расположен противник, местность хорошо просматривалась. С дивизионом действовал и секретарь партийной организации полка Никитин и секретарь комсомольской организации полка Жадько. Командиры батарей организовали разведку местонахождения орудий противника, тщательно замаскированных в складках местности. Когда цели были обнаружены и огонь по ним открыт, то по нашим орудиям с фланга внезапно ударили две противотанковые пушки. Артиллеристы 8-й батареи не дрогнули, быстро развернули два орудия в сторону фланга. В огневом единоборстве победителями вышли орудийные расчеты дивизиона, что в значительной степени способствовало успешному овладению высотой 441,4. Командир 4-й батареи старший лейтенант Арсенюк прикрывал стрельбой с закрытых позиций действия орудий третьего дивизиона при стрельбе прямой наводкой. Батарея уничтожила станковый и два ручных пулемета, до взвода автоматчиков, которые пытались вести огонь по орудиям, расположенным на открытых позициях. 21 октября целый день и в ночь на 22 октября наш артиллерийский полк своим огнем поддерживал наступающие части дивизии. Борьба шла за каждый опорный пункт на подступах непосредственно к Никелю. В 5 часов утра 22 октября 1944 г. поселок Никель был взят. Когда мы вошли в освобожденный Никель, то увидели, что рудники подорваны, рудничные постройки и цехи сожжены, никелевый завод подорван. В целом – страшная картина разрушения, картина чудовищного варварства фашистов при их отходе. В боях за Никель многие офицеры, сержанты и солдаты артиллерийского полка совершили героические подвиги. […] Г. Е. Передельский Источник: ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1. Д. 126. Л. 3–20. Подлинник. Машинопись с редакторскими правками. (2015) Фронтовой альбом. Сборник документов и воспоминаний - Стр.255-260
 
65

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных