Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Из воспоминаний бывшего советского военнослужащего 367-го полка 71-й стрелковой дивизии А.Ф. Лисицына.

Участники

Страна: СССР, Карелия Декабрь 1941 г. - сентябрь 1942 г. Навсегда остались в моей памяти оборонительные бои 1941 и 1942 годов. С декабря 1941 года линия Беломорско-Балтийского канала стала для нас линией фронта. Для Карельского фронта начался новый период — период позиционной обороны. С этого времени широкий размах получило снайперское движение. Я служил военфельдшером батальона в 367-м стрелковом полку. Стрелял я неплохо: на расстоянии ста метров из винтовки, стоя, на вскидку, сбивал вершину ели. Еще в 1940 году, когда был призван в армию, я имел все известные тогда оборонные значки, в том числе и значок Ворошиловского стрелка, а затем, будучи курсантом Военно-медицинского училища, я еще более усовершенствовал свои навыки в стрельбе. В 1942 году в батальоне была сформирована группа снайперов, насчитывавшая около двадцати человек. Возглавил ее лейтенант Комагаев, по национальности калмык. Я вошел в состав этой группы как штатный медицинский работник и как комсомольский активист. Ребята подобрались один к одному, каждый снайпер хорошо понимал свою задачу — нанести врагу как можно больший урон. Наша снайперская группа постоянно вела «охоту» за противником. Всего за лето 1942 года мы уничтожили около 300 вражеских солдат и офицеров. Из них 21 фашист был на моем боевом счету. Хочу заметить, что не всегда нам сопутствовала удача, риск был постоянным спутником снайпера, бывали потери и с нашей стороны. Как-то два наших снайпера выбрались далеко за передний край и оборудовали свои ячейки. Удачно замаскировавшись, они двое суток держали под прицелом дорогу, по которой передвигались фашисты. Меткий снайперский огонь был неотразим. Но противнику удалось в конце концов обнаружить местонахождение снайперов и сосредоточить по ним массированный огонь, даже с применением огнеметов.  «Охотникам» удалось выскочить из зоны сплошного огня. Они чудом остались живы, хотя получили сильные ожоги. О боевых делах воинов-снайперов постоянно сообщалось в боевых листках, выпускавшихся в каждой роте. Хорошо помню, как это происходило. Я, заместитель политрука Северов и красноармеец Бовструченок, устроившись возле костра, готовили очередной боевой листок. (Попутно замечу, что в моей комсомольской жизни, начиная со школьной скамьи, а потом и на фронте, постоянными спутниками были стенная газета и боевой листок.) Для этого мы отбирали наиболее значительные события боевой жизни и доходчиво, кратко отображали их. Боевые листки выпускались не в одном экземпляре, а в нескольких, с расчетом на каждый взвод. Поэтому над выпуском, как правило, работало несколько человек. Подбирая материалы для листка, я встречался, например, с лучшим снайпером нашего батальона сибиряком Соболевым, на счету которого было уже более тридцати истребленных фашистов, затем коротко писал о прошедших ротных партийном и комсомольском собраниях, о других событиях... В конце сентября 1942 года нашу снайперскую группу отозвали с переднего края. К этому времени на моем снайперском счету значилось более сорока фашистов. Вскоре дивизия была переброшена на Волховский фронт. Здесь я был в третий раз ранен. При первых двух ранениях я далее полкового медпункта не уходил и быстро возвращался в строй, после третьего ранения меня направили в тыловой госпиталь. Осколок вражеского снаряда в теле ношу до сих пор. Источник: (1984) Вспоминают ветераны cб. воспоминаний ветеранов 71-й Краснознаменной Торуньской стрелковой дивизии - Стр.91-92. (1995) По обе стороны карельского фронта 1941-1944 - Стр.286-287
 
43

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных