Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Из дневника комиссара отряда «Боевое знамя» М.Ф. Королева о походе в тыл противника.

Участники

Страна: СССР, Карелия Июль-август 1941 г. 14 июля 1941 г. Ухта. То, что я так страстно желал, 28 июня совершилось. Я на почетном участке борьбы с вероломным врагом. Горячо приступили к выполнению особого задания партии. Все, что возможно, используем — местные ресурсы гражданского тыла Калевалы и военных частей... 21 июля 1941 г. Район Калевалы. Отряд готов. База с боеприпасами создана. Завтра приступаем к работе с личным составом. Разработан подробный план действия на декаду. Задание ЦК КП(б) наполовину выполнено. Своей работой и работой командования отряда я чертовски недоволен. Все идет медленней, чем мне это хотелось бы, и чем требуют интересы борьбы... При комплектовании отряда проявлена исключительная тяга коммунистов пойти в отряд по борьбе с германо-финствующими фашистами. Такой народ победит. В число отряда надо бы подобрать медработника. Из мужчин этой профессии работников не оказалось. При некотором колебании решили взять женщину. РК КП(б) подобрал и послал ко мне для переговоров 18-летнюю Екатерину Бетелеву для работы медсестрой отряда. Мы ей рассказали вначале разные ужасы работы медсестер на передовых позициях, рассказывали, что она может быть окружена противником и уничтожена — ничего не могло смутить эту советскую настоящую патриотку Родины. Она отвечала одно: «Ну что же, я давно все это продумала и решила быть там, где я нужна». Только после того, как мы убедились в том, что она обо всем твердо решила и имеет силу мужества — решили зачислить ее в отряд, рассказав ей подробно обстановку, в которой ей придется работать. Это настоящая советская девушка! 31 июля 1941 г. Район Калевалы. В лесах Северной Карелии. Подготовительные работы закончены. Хотя и не солидная, но база есть. А главное, подобраны люди, способные действовать. 28 июля были выброшены всем отрядом на катерах из Ухты через оз. Среднее Куйто до д. Алозеро в 20 км от Ухты. В Алозере все жители карелы ушли, их прогнала отсюда проклятая война, затеянная вновь финскими лахтарями во главе с Маннергеймом. Мы раздобыли в этой деревне несколько кур, сварили их на небольшом привале, и мне казалось, что сварили довольно вкусно, так как я ел с большим аппетитом куриное мясо сам и видел, как ели его другие. В течение суток мы продвинулись вглубь противника на 32 км. На берегу одного из озер в молодом сосновом бору сделали длительный отдых отряду. Выставили усиленный караул. Изумительно хорошо быть ночью и днем в девственных лесах Карелии. Сколько в них красоты, сколько романтичности, какая же красивая и вместе с тем суровая по своим природным особенностям северная Карелия. На хуторе Кентозеро, на довольно живописно расположенном родном берегу карельского оз. Кентозеро в 45 км вглубь противнику, расположилась наша группа на большом привале. Командир отряда т. Лахти вместе с другими тремя товарищами пошли в д. Кентозеро в 3 км от хутора, чтобы разживиться бараниной для отряда. Наверняка вечером будем кушать свежую баранину. 1 августа 1941 г. Леса Карелии. Трое суток пробираемся отрядом по извилистым диким тропам, проложенным оленями. Жизнь необычайна, даже заманчива. Рано ночью в походе, весь день в жару на привале, где-либо на берегу карельского озера занимаются кто чем. Сегодня мы изловили 11 штук молодых барашек, которых еще не успели увезти с собой белофинны. Добротно отведали свежей баранины. К тому же в период привала наловили много рыбы в озере. Варили уху, уха удалась вкусной, Богданов одобрил мое кулинарное искусство... Еще до Костомукши 35 км, надо пройти девственными лесами и дикими тропами, местами идущими через огромные болота. Все бы хорошо, но маловато сухарей, без них драться продолжительно тяжело. Походы по бездорожью, горам и болотам изматывают. 3 августа 1941 г. Костомукша района Калевалы. В 12 ч. со 2 на 3 августа отряду было дано задание окружить деревню, занятую противником, уничтожить силы противника и овладеть деревней. Силы были расположены так: одно звено т. А. Лесонена с пулеметом было в засаде с задачей: сдерживать противника и уничтожать его в случае бегства через мост из д. Костомукши, перекинутый через озеро. Три других звена отряда должны были обойти кругом озеро по болоту и лесу на расстоянии 13 км и в 3 ч. ночи, когда чуть забрезжит рассвет, начать наступление и занять стратегические места обороны гарнизона: кладбище с высоткой и большой бывший колхозный скотный двор, на которых и были сосредоточены огневые точки противника. Перед наступлением на гарнизон предварительно перерезали телефонные провода военной и гражданской магистралей с тем, чтобы белофинской комендатуре гарнизона не удалось связаться с близ расположенным с ним в 12 км другим белофинским гарнизоном Кондоки и просить подкреплений. Все было сделано быстро и четко, но обход пришлось делать несколько больше времени, чем предполагали, не учли, что нам вокруг озера надо было обойти вместо 8 км, предполагаемых в начале, прошли 13-14, причем надо было это расстояние пройти по бездорожью, густому лесу и местами болоту, причем пройти без шума, чтобы даже собаки не могли нас услышать, которые могли нас выдать при малейшей неосторожности. Эта причина привела несколько к позднему времени наступления отряда на деревню. Окружение деревни началось в 4 ч. 30 мин. утра. К 5 ч. 30 мин. утра нам удалось, пользуясь пересеченной местностью, подползти к деревне на расстоянии 450-500 м. В это время часовой, расположенный на наблюдательной вышке, сделанной белофиннами на кладбище между двумя большими деревьями, дал выстрел. Мы все прилегли, затаили дыхание, думая, что он, вероятно, заметив нас, или услышав шорох в кустах, поднимает тревогу. В безмолвии прошло несколько минут. Больше выстрелов не было. Все обратно по-прежнему стихло. Значит, противник нас не обнаружил, а сам выстрел, как выяснилось впоследствии, обозначал смену караула, которая происходила у них через каждые 2 часа. Выяснив это обстоятельство, мы подползли в 250-200 м от кладбища, как раз в то время, когда разводящий привел караул для расстановки на посты. Не успел разводящий произвести смены, как боец отряда т. Кондратьев первым выстрелом из винтовки убил наповал одного из белых, чей-то другой выстрел убил второго белофинна. Караул ударился в панику, спешно побежал на скотный двор, воспользовавшись этим моментом звено т. Карху С. А. быстро заняло кладбище вместе с наблюдательным пунктом. Таким образом, основной пункт, расположенный посредине деревни, был в наших руках. Началась активная пулеметно-ружейная перестрелка. Звено т. Егорова, движущееся на скотный двор, повалилось градом пуль и автоматического оружия белофиннов, но тем сильнее и чаще раздавались пулеметные очереди и винтовочные выстрелы с нашей стороны. Мы заметили, что нас обстреливают с крыши в специально проделанном отверстии белофинны. Сосредоточили огонь по крыше двора. Видимо, жарко стало белофинским молодчикам — часть из них решили удирать со двора, но были убиты бойцами т. Карху, которые овладели кладбищем. 1-е звено т. Егорова с криками «Сейс, кадед, юлэсь!», что обозначало «Стой, сдавайся, руки кверху», окружили скотный двор, а на сеновал этого двора бросили финскую зажигательную гранату, начиненную толом. Раздался оглушительный взрыв. Вдруг с сеновала скотного двора с приподнятыми кверху руками, страшно перепуганный, видимо, нашим криком и взрывом брошенной во двор гранаты, выбежал белофинн в форме шюцкора, перепуганный и беспрерывно кричащий «Андаутун, андаутун», что означало «Сдаюсь, сдаюсь». Обнаружив пленного, мы повели наступление на деревню и комендатуру гарнизона, все больше и больше тесня противника к берегу озера, огибающего деревню полуовальным кольцом. Вновь загремели выстрелы белофинских автоматчиков и даже пулемета, завязалась перестрелка в борьбе за деревню, но каждый из нас уже осознавал, что главное в наших руках, сопротивление белофиннов напрасно, и что мы с минуты на минуту все ближе подвигаемся к деревне. Враг, видя безвыходное положение, отстреливаясь из пулемета и автоматов, попытался бежать из деревни через мост, соединяющий д. Вокнаволок и Кондоки с Костомукшей, нотам был встречен пулеметным и оружейным огнем находящегося нашего звена в засаде. Два офицера вместе с автоматами грузно рухнули с моста в озеро. У коменданта гарнизона офицера по фамилии Юнтанен, сраженного пулеметной очередью, нами был захвачен пулемет. Всего в этой операции в течение 5 часов было проделано: 1. Из 25 человек, находящихся в этом гарнизоне, 20 человек было убитыми и один ранен, и только четырем белякам удалось каким-то образом сбежать. Наши же потери, несмотря на то, что мы были наступающей стороной, составили одного убитым т. Саллинена Степана, которого я называл «наш Кренкель», потому что он был связистом и радистом в отряде. Убит был по своей неосторожности — приподнимался в полурост посмотреть, откуда в него стреляют, так как около него визжат пули противника. 2. Уничтожен продсклад гарнизона, расположенного в бывшем здании сельпо. При пожаре сгорело более 16-17 т разной муки, крупы, гороху и т. д. Это очевидно все, что белофиннам удалось захватить в сельпо при захвате д. Костомукши. 3. Уничтожили пекарню, производственной мощностью выпечки хлеба до 1000 кг в сутки. 4. Взят пулемет — финский с 1000 патронов, 10 винтовок русских. 5. Обнаружено много ценных документов, в том числе и приказ финского командования, говорящий о наведении порядков в советских деревнях, занятых белофиннами. 6. Захвачено 12 тыс. финских марок, которые так необходимы отряду для дальнейших действий. 7. Сожжен мост в 70-80 м длиной, соединяющий белофинские гарнизоны Кондоки и Вокнаволок с Костомукшей. Сожжен белофинский штаб с большим количеством боеприпасов и мин, которые громко рвались при пожаре. 8. Вывели оттуда пять человек жителей, которые не уехали, а часть из них не хотела уехать из деревни во время, когда белые занимали деревню, Пекшуевы. 9. И, наконец, нами, как я говорил уже выше, была разрушена телефонная связь. После этой операции отряд достал коржиков и лепешек, напеченных белофиннами, и быстро удалился в лес, оставив деревню, объятую пламенем. Но коржиков оказалось у белых настолько мало, что нам хватило только два раза покушать. А затем обратно впроголодь продолжать свой путь, взяв курс на д. Кентоозеро, в расчете нам отдохнуть и достать продуктов, возможно оставшихся от населения, ушедшего из деревни. 16 августа 1941 г. Северные леса Карелии. Двигаемся вот уже шесть дней беспрерывно по невероятно тяжелому пути — ни одной тропинки в лесу, кругом мох, болото и девственный лес. А главное — устали бойцы отряда. Многие идут третьи сутки не кушая, да я сам вот уже два дня, как ничего не ел. Питаемся ягодами. Морошкой и черникой, к счастью, которых очень много. Многие из бойцов (Ромашов, Пахолюк, Дымов и др.) устали без питания и в беспрерывном трудном пути до изнеможения. Многие, покачиваясь и шатаясь на усталых ногах, с трудом идут. Идем самое большое 1,5 км в час и не более 18-20 км в сутки... ...Откомандировали восемь человек в д. Хаапавара с заданием шестерым вооруженным людям следить за деревней, двум другим ...войти в деревню и, если нет белофиннов, предложить местным жителям, попавшим в плен, принести в лес мясо. Задание выполнено. Крестьяне принесли сухарей несколько кг, сливочного масла, два пуда ржаной муки и две овцы, пойманные в хлеве, которые состоят на учете у белофиннов. К счастью, удалось завязать связь с некто Пертунен Анной, член ВКП(б) (о чем еще не знают белофинны), через нее получаем в ближайшие дни сведения о количественных силах противника, а затем уничтожаем их, и всех жителей, захваченных в плен белыми, освобождаем и забираем их в СССР. А сейчас в Нижние Лапуки и на войницкую дорогу... М. Королев Источник: НА РК. Ф. P-3716. On. 1. Д. 927. Л. 28-42. Копия. (2020) Партизаны Карельского Фронта. Сборник документов и материалов - Стр.91-95
 
69

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных