Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

И.Н. Гиацинтов (военфельдшер 316-го стрелкового полка 18-й сд) — Так тяжело больше не было никогда.

Участники

Страна: Россия, Карелия ... К середине декабря 1939 года наша 18-я стрелковая дивизия вышла на рубеж Лоймола — Сортавала севернее Ладожского озера. Впереди лежали селения Райконкоски, Леппясюрья, Майсула и Пюэриттея. От прорванной границы — 90 километров. Мощная оборонительная позиция финнов Сюскиярви — Кителя остановила 168-ю стрелковую дивизию, двигавшуюся на Сортавалу, и нашу дивизию, нацеленную на станцию Лоймола. Юго-западный фланг 18-й стрелковой дивизии обеспечивался сильным 316-м стрелковым полком, вместе с частями усиления насчитывавшим от двух до трех тысяч воинов. Укомплектованный молодежью, проходившей действительную службу, полк являлся кадровым и двигался напролом. Достигнутый рубеж стал непреодолимым препятствием. Лес, противотанковый ров и надолбы, минированное поле лишили маневрирования танковый батальон, бывший в подчинении 316-го стрелкового полка. Кроме танкового батальона, полку был придан артиллерийский полк. К концу наступления стал сказываться недостаток снарядов в артдивизионах. По причине оторванности тылов, из-за отсутствия мин бездействовали минометные батареи. 316-й стрелковый полк оказался в тяжелом положении. За несколько суток лишь обмороженными полк потерял около 400 человек. Попытка соседних левофланговых подразделений 208-го стрелкового полка выручить 316-й стрелковый полк ни к чему не привела. Остатки продовольствия распределялись только для раненых, обмороженных и больных, которых становилось все больше. Кончились медикаменты, очень тяжело было с перевязочным материалом. Мы знали, что при штабе дивизии их было достаточно. Но туда было невозможно попасть даже разведчикам. Сбрасываемые тюки, ящики с самолетов, как назло, чаще доставались противнику, потому что наше кольцо окружения было небольшим, примерно 700 на 800 метров. На такой пятачок спикировать и точно сбросить ни один летчик не мог. Осталось немного медвежьего сала, которым мы слегка смазывали обмороженных, а их было очень много. В районе Руокоярви погиб почти весь наш 316-й стрелковый полк. Лишь немногие из нас вышли из окружения, человек 25—30, да и те были как живые скелеты, небоеспособные. Я прошел всю Великую Отечественную войну — от Ленинграда до Кенигсберга — в должности военфельдшера, но такого ужаса, какой пришлось пережить в тех питкярантских, руокоярвских краях, не встречал... Источник: (2019) Питкяранта помнит! 1939-2019 - Стр.37-38
 
23

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных