Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Гаврилов Максим Иванович — С первых же дней Великой Отечественной войны Карелия стала ареной крупных военных событий.

Гражданские

Страна: СССР Гаврилов Максим Иванович родился 5 мая 1919 г. в д. Княжая Губа Олонецкой губ., карел. Учился в Петрозаводской театральной школе. С 1938 г. танцор ансамбля «Кантеле» и одновременно артист кантеле-оркестра. В годы Великой Отечественной войны находился в эвакуации в Киргизской ССР и Беломорске. В 1950-е гг. работал художественным руководителем и директором ансамбля, в 1970-1980-е гг. - солистом-кантелистом и солистом Карельской гос. филармонии. Сочинял музыку для кантеле, песни на карельском языке. Представлял культуру Карелии в Москве, Польше, Венгрии, Финляндии. Автор нескольких книг по культуре Карелии. Заслуженный артист Карелии. Заслуженный артист КАССР и РСФСР (Виртаранта П. Этюды о карельской культуре. Петрозаводск, 1992. С. 76-79; Карелия. Энциклопедия. В 3 т. Т.1. Петрозаводск, 2007. С. 239.) С первых же дней Великой Отечественной войны Карелия стала ареной крупных военных событий. Петрозаводчане уходили на фронт, вступали в отряды народного ополчения, сотни людей были заняты укреплением подступов к родному городу. И здесь, на полянах, перед шалашами для временного жилья зазвучали боевые песни ансамбля «Кантеле». Многие артисты ансамбля сами принимали непосредственное участие в оборонных работах, все они стали членами ПВХО, некоторые вступили в народное ополчение. Враг яростно наступал, угрожая столице Карелии - Петрозаводску. И для того, чтобы ансамбль мог продолжать работу, чтобы сохранить его как творческую единицу, правительство республики решило временно направить ансамбль «Кантеле» в Среднюю Азию. По пути к месту назначения, в столицу Киргизии, ансамбль дает множество концертов. Он выступает в Горьком, Сормове, Чкалове... Но вот и город Фрунзе. Нас тепло принимают братья-киргизы. В предгорьях Тянь-Шаня зазвучали струны кантеле, руны «Калевалы». Напрасно мы боялись, что северные мелодии и танцы не будут поняты киргизским народом. Нашу музыку, песни и танцы поняли и оценили во всей Средней Азии, и не только в столицах, но и во всех даже самых далеких селениях, где бы мы ни выступали. Особенно запомнился участникам ансамбля один большой сводный концерт в городе Фрунзе. Сбор от этого концерта шел в Фонд помощи детям, родители которых погибли на фронте. В концерте принимали участие видные коллективы и отдельные мастера искусств: Государственный симфонический оркестр СССР под руководством Н. Рахлина, хор А. Свешникова, Украинский государственный хор, оркестр, балет и солисты оперного театра Киргизии, известный чтец В. Яхонтов, испанский певец Ф. Кордони, пианист Я. Зак и другие. Очень небольшим казался ансамбль «Кантеле» на огромной сцене оперного театра. Нас было всего 23 человека, но каждый участник ансамбля отдал этому, можно без преувеличения сказать, знаменательному концерту всего себя, и выступление ансамбля прошло с успехом. Много еще было концертов ансамбля. В эти грозные для страны годы карельское кантеле звучало в формировавшихся в Средней Азии воинских подразделениях, в том числе в легендарной Панфиловской дивизии, в тыловых госпиталях. Нередко ансамбль в полном составе или его отдельные бригады выступали перед советскими воинами по шесть и даже восемь раз в день. Однажды невдалеке от Тянь-Шаньского хребта солдаты - казахи и киргизы, скрестив ноги, сидели на полу небольшого клуба и слушали концерт ансамбля «Кантеле». Каждый номер принимался исключительно горячо. По окончании концерта солдаты бросились к сцене, некоторые оказались на сцене. Кто-то выкрикнул на ломаном русском языке: «Да здравствует дружба карелов, казахов, киргизов!». Начался митинг. Бойцы давали клятву неустанно бить врага. Часть отправлялась на фронт. В эти незабываемые дни небольшой коллектив ансамбля «Кантеле» особенно остро понимал и ощущал животворную тесную связь искусства с армией, с народом. После одного из выступлений, устроенном в госпитале, раненые бойцы писали в отзыве о концерте: «... Спасибо вам за песни. Мы вернемся на фронт защищать наше кантеле, наше счастье, чтоб всегда звучала наша радость». Таких, порою даже преувеличенных, отзывов было много. Они сохранились не только в тетрадях и печати военных лет, но и в сердцах участников нашего ансамбля. Никак нельзя забыть и такой случай, произошедший во время концерта ансамбля на железнодорожной станции Туркменская. Сиркка Рикка с большим подъемом исполнила одну из песен под аккомпанемент оркестра. В зале возникли бурные аплодисменты, раздавалось многоголосое «бис». Надо было повторить номер. Оркестр сыграл вступление, но Сиркка молчала. Еще и еще раз... Сиркка, прижав к груди преподнесенный ей букет цветов, продолжает молчать. Оказывается, она от волнения... забыла слова песни. Затем она все же выступила, но до конца спеть так и не смогла. Спасибо, товарищи!» — только и могла она произнести дрогнувшим голосом и ушла за кулисы. И зал понял ее волнение... Когда на Карельском фронте враг был остановлен, а на некоторых участках и отброшен к границе, правительство республики вызвало ансамбль «Кантеле» в Беломорск. Радость коллектива, возвращавшегося на родину, была омрачена тяжелой утратой: умер руководитель ансамбля В.П. Гудков. В предгорьях Тянь-Шаня, в далекой Киргизии, вырос могильный холмик, но светлая память о любимом друге и наставнике навсегда осталась в благодарных сердцах его воспитанников. Уже в первые месяцы 1943 года коллектив ансамбля подготовил новую программу и выступил с несколькими концертами в Беломорске. Затем, разбившись на бригады, артисты выезжали в различные районы республики, выступали перед колхозниками, рабочими, железнодорожниками Кировской магистрали, воинами Карельского фронта. ДОПОЛНЕНИЯ Июнь 1941 года у артистов ансамбля совпал с отпуском. О том, что началась война, я узнал, когда отдыхал в родной деревне. На раздумье не было времени - возвращаюсь в Петрозаводск. По пути следования, в районе железнодорожных станций Лоухи, Кемь, Беломорск, увидел первые воронки от вражеских бомб... Петрозаводск не узнать - окна домов заклеены крест накрест газетной бумагой, везде светомаскировка, лица людей встревожены, суровы... Мы понимали, чего ждут от нас люди, и перестраивали свой репертуар на ходу. В те дни мы исполняли и известные патриотические произведения, и вновь созданные: «Победа за нами» Р. Пергамента, «В бою и в труде» К. Раутио, «Грозный отпор» Л. Теплицкого. Сражалось с врагом наше искусство, сражались мы и с оружием в руках. Ушли из ансамбля на фронт В. Меркушев, В. Алимпиев, В. Кирьянов, П. Шестаков, Ф. Антропов, Б. Устинов. Вот некоторые из дневниковых записей военных лет. «2 июля 1941 года. Вчера на Петрозаводск было пять налетов. Нас учат, как надо гасить зажигательные бомбы...». 31 июля. Роем противотанковые рвы в местечке Бесовец под Петрозаводском. Днем копаем ямы глубиной 2-3 метра, а вечером выступаем с концертом. Где теперь легко - война!». В конце августа ансамбль «Кантеле» эвакуируется в глубь странны. Мы двигались водным путем - на Вытегру, Череповец, Рыбинск, Горький... А потом Оренбургская область, Средняя Азия. В пути, терпя лишения, преодолевая усталость, мы по нескольку раз в день выступали в госпиталях и военных училищах, на промышленных предприятиях, железнодорожных вокзалах. В Оренбурге провели собрание, чтобы решить вопрос: быть или не быть? Большинство твердо держалось мнения - надо сохранить ансамбль во что бы то ни стало, хотя раздавались и такие предложения: сдать инструменты на хранение, а самим устраиваться кто где и как может... Запись из дневника, помеченная 29 ноября 1941 года: «Ровно три месяца, как мы в дороге. Хлебнули лиха. Так далеко от дома. Очень мы осиротели без тебя, Карелия, без запаха лесной хвои»... Трудные дни эвакуации. Целая проблема - отоварить продовольственные карточки. На одной из станций в Киргизии увидели у железнодорожного полотна гору сахарной свеклы. Нам разрешили сделать небольшой запас. Испекли свеклу в дымящей чугунке, что отапливала наш дом-вагон, и наслаждались дотоле малознакомым лакомством. Артисты заметно повеселели... Если говорить по большому счету - мы не теряли духа, и наше кантеле как оружие тех дней всегда было расчехлено... Летом 1942 года мы возвращались в родную Карелию. По пути дали концерт для воинов, отправлявшихся из Москвы на фронт. С фронтовиками мы встречались часто: в Беломорске - временной столице республики, в Кеми, на Обозерской [железнодорожной] ветке, Северном флоте. За время войны ансамбль дал 600 шефских концертов для воинов. Эта работа неоднократно отмечалась командованием Карельского фронта. Дневник той поры пестрит такими записями: «дали концерт для экипажа бронепоезда», «выступили в госпитале перед ранеными», «встречались с моряками подводной лодки имени Героя Советского Союза Фисановича в Мурманске...». Все годы войны не прерывалась работа по созданию нового репертуара... В 1943 году ансамбль подготовил театрализованную программу «Карело-финское искусство - фронту»... Порой концерты проходили в непосредственной близости от линии фронта, иногда под артиллерийским обстрелом, авианалетом, как было, например, в Кандалакше, Кеми. Подчиняясь команде, мы прерывали концерт и уходили в укрытие, чтобы затем продолжить выступление. Полевой клуб, казарма, платформа грузовика, лесная поляна, блиндаж были нашей сценой. Бывало, выступали и для нескольких тысяч зрителей, и для двух-трех раненых бойцов в палате госпиталя или санитарном поезде. Присмотришься к лицам: кто слезу украдкой смахивает, кто весь просто светится от счастья. Мелодии наших кантеле, знаменитая «Землянка», «Вечер на рейде» придавали бойцам новые силы, поднимали их дух... В 1944 году с новой концертной программой мы отправились в поездку на север - в Мурманскую область, Архангельск, на Соловецкие острова. Концерт в «Архбумстрое» пришлось прервать: московское радио сообщило об освобождении Петрозаводска! Это было 25 июня. Мы ликовали. Весь зал стоя аплодировал победе, поздравлял нас. А в сентябре, после трехлетнего отсутствия, ансамбль «Кантеле» вернулся в родной город. Но каким он предстал перед нами! Израненный, безлюдный... Повсюду развалины, пустые кварталы. Изможденные лица недавних узников концлагерей... Вначале нас поместили в уцелевшем двухэтажном деревянном доме по улице Ленина. Тут мы и репетировали, тут и жили. Наверху располагалось тогдашнее Управление по делам искусств. Это были нелегкие годы. Но мы не отчаивались, настроение у всех было приподнятое. После репетиции выходили на восстановление города, а вечером — концерты. Концерты для петрозаводчан, в госпиталях. В эти первые послевоенные месяцы истосковавшиеся по мирной жизни люди принимали артистов как-то особенно тепло. * 1941-1944 гг. Датировано по времени описываемых событий. Источник: «Кантеле». Государственный ансамбль песни и танца Карельской АССР. Петрозаводск, 1959. С. 28-31; Под музыку северных рун. 1959-1982 гг. Из воспоминаний артиста. Петрозаводск, 1982. С. 9-12. (2015) Эвакуированная Карелия: Жители республики об эвакуации в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945 - Стр.263-268
 
23

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных