Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
Белобров Андрей Павлович — Боевые действия эскадренных миноносцев «Уссуриец» и «Амурец» в Видлицкой операции.

Белобров Андрей Павлович — Боевые действия эскадренных миноносцев «Уссуриец» и «Амурец» в Видлицкой операции.

Участники

Страна: РСФСР, Карелия Белобров Андрей Павлович родился в 1894 г. в г. Ревеле (Таллине). И мае 1914 г. окончил Морской корпус. В 1914—1918 гг.— офицер Балтийского флота. В годы гражданской войны — командир эскадренного миноносца «Амурец». Принимал участие в Видлицкой операции. С 1914 г., после окончания гидрографического факультета Военно-Морской академии, до 1950 г. продолжал службу с Военно-Морском Флоте СССР. Ныне инженер-капитан 1-го ранга в отставке, профессор, доктор географических наук, заведующий кафедрой Ленинградского Высшего инженерного морского училища им. адмирала С. О. Макарова. Награжден 5 орденами и несколькими медалями Советского Союза. Для участия в Видлидкой операции состав кораблей Онежской флотилии был усилен двумя эскадренными миноносцами 5-го дивизиона Минной дивизии Балтийского флота — «Уссуриец» и «Амурец». Зимой 1918-19 года эти миноносцы стояли на ремонте около Ново-Адмиралтейского завода в Петрограде. Миноносцы были полностью укомплектованы командами. На «Амурце» насчитывалось 77 матросов, причем около 10 процентов команды провели на этом корабле всю первую мировую воину. Большинство остальных матросов было с других кораблей Балтийского флота, преимущественно с миноносцев; комендоры почти все были с крейсера «Богатырь». Военным комиссаром на «Амурец» назначили М. Кожевникова, радиотелеграфиста с крейсера «Богатырь». Он прибыл на миноносец 6 марта 1919 года. Командный состав миноносцев был укомплектован полностью, по молодыми и малоопытными командирами. В середине нюня на «Амурец» был прислан на практику штурман С. И. Сперанский. Судовым механиком был чрезвычайно скромный и деликатный человек — инженер-механик Н. С. Кондратьев. Кроме того, на «Амурце» плавал групповой минер 5-го дивизиона эскадренных миноносцев А. В. Томашевич. Положение командного состава было чрезвычайно сложным. Он несомненно пользовался авторитетом у команды, несмотря на недоброжелательное отношение со стороны некоторой малочисленной части моряков. Дисциплинарных прав командиры не имели и никаких мер принуждения применять не могли. Поэтому, чтобы добиться исполнения приказаний, необходимы были большой такт и умение разъяснять, убеждать подчинённых. Преобладающая часть командиров понимала эти трудности и честно несла свои обязанности. Первоначально политическая работа с командным составом не велась. Работники Политического управления Балтийского флота, бывая на миноносцах, обращались не к командирам, а только к комиссару и председателю партийного коллектива. Вскоре после VIII съезда партии, определившего дальнейшие пути укрепления вооруженных сил молодой Советской Республики, 9 апреля 1919 года в Петрограде, в здании Биржи, состоялось широкое совещание флагманов, начальников дивизионов и командиров кораблей и частей Балтийского флота, базировавшихся в Петрограде и Кронштадте. На совещании, открытом командующим Балтийским флотом (он тогда назывался начальником Морских Сил Балтийского моря) А. П. Зеленым, первым выступил член Военного Революционного Совета А. В. Баранов. Он сообщил присутствовавшим, что Советское правительство поставило задачу создать Советскую Армию и Военно-Морской Флот с перспективой введения единоначалия. Далее выступил член Реввоенсовета В. И. Зоф, осветивший международную обстановку и отметивший успехи революционного движения в Венгрии, Богемии и других странах. Свое выступление он закончил призывом ко всему командному составу приступить к честной работе по созданию боеспособного Военно-Морского Флота. Он призвал участвовать в этой работе всех, независимо от политических убеждений во имя спасения Родины. В заключение он разумно, убедительно и понятно объяснил, что Россия там, где миллионные массы рабочих и крестьян, и потому все, кто любит Родину и обладает чувством долга, должны принять участие в строительстве той государственной системы, которую выбрали себе рабочие и крестьяне. Призыв Реввоенсовета Балтийского флота, ставший известным всем морякам Балтики, несомненно сыграл положительную роль и помог большинству командиров разобраться в политической обстановке, найти свое место в рядах Военно-Морского флота. Он призвал участвовать в этой работе всех, независимо от политических убеждении во имя спасения Родины. В заключение он разумно, убедительно и понятно объяснил, что Россия там, где миллионные массы рабочих и крестьян, п потому все, кто любит Родину и обладает чувством долга, должны принять участие в строительстве той государственной системы, которую выбрали себе рабочие и крестьяне. Призыв Реввоенсовета Балтийского флота, ставший известным всем морякам Балтики, несомненно сыграл положительную роль и помог большинству командиров разобраться в политической обстановке, найти своё место в рядах Военно-Морского флота. На «Амурце» ремонт закончился 31 мая. На следующий же день было получено приказание принять полый запас угля и вместе с «Уссурийцем» перейти за мосты на Неве для следования в Шлиссельбург. Вечером 1 июня «Уссуриец» и «Амурец» прошли мосты Шмидта и Дворцовый и, в ожидании прохода следующих мостов, стали на швартовы у Дворцовой набережной. Поздно вечером на миноносцы прибыл А. П. Зеленый. Осмотрев миноносцы, он указал на недочеты, разъяснил командирам миноносцев цель их посылки на Ладожское озеро и пожелал счастливого плавания. Рано утром 2 июня миноносцы прошли остальные мосты и без задержки пошли вверх по Неве. Стоянка в Шлиссельбурге была использована для отработки корабельных расписаний. Проводились проверки расписаний по тревогам, выполнялись судовые работы и т. д. Вечером 23 июня в Шлиссельбурге была получена телеграмма от командующего Онежской военной флотилией Э. С. Панцержанского с просьбой выслать в распоряжение флотилии два миноносца с четырёхдюймовыми пушками. «Уссуриец» и «Амурец» немедленно стали готовиться к походу. В тот же день миноносцы снялись со швартовов и пошли в озеро для следования в Свирицу. 24 июня в 10 часов «Уссуриец» стал на якорь в Свирице против входа в Ладожский капал. «Амурец» стал на швартовы к «Уссурийцу». Вечером командиры миноносцев и комиссар Северов были вызваны на совещание к командующему Онежской флотилией Э. С. Панцержанскому. За ними прибыл пароход «Кибальчич» и отвез их в устье Свири, где стояло на якоре посыльное судно № 1 («Петрозаводск»), на котором держал флаг командующий. На совещании, кроме Э. С. Панцержанского, присутствовали начальник штаба флотилии Г. А. Степанов и командиры кораблей. Миноносцы получили задание — заставить замолчать две сухопутные батареи у Видлицы для обеспечения высадки десанта. Каждый командир корабля получил боевое предписание, где был указан состав морских сил, выделенных для операций, и перечислены задачи каждого подразделения кораблей. Вернувшись с совещания, командиры стали готовить миноносцы к походу. 25 июня ночью по сигналу флагмана, «Уссуриец» и «Амурец» вступили в кильватер посыльного судна № 1. За ними следовали заградитель «Яуза», сторожевые суда «Ласка» и «Выдра» и буксиры с десантными войсками, тянувшие бронекатера. Однако сильное волнение на озере мешало буксировать катера, поэтому все корабли возвратились в Свирицу. Вечером 25 июня командиры миноносцев снова были приглашены командующим Онежской флотилией Э. С. Панцержанским. Они получили приказание приготовиться к походу в 22 часа 30 минут. К назначенному времени миноносцы развели пары. Однако с подошедшего к миноносцам буксира передали, что операция отложена до 28 июня. Это вынудило старшего из командиров Г. Г. Виноградского доложить командующему флотилией, что на миноносцах осталось мало угля и что если на следующий день — 26 июня — выйти на операцию не удастся то миноносцам придется пойти за углем в Шлиссельбург. К счастью, днем 26 июня погода улучшилась, ветер стих. К 22 часам 25 минутам основные силы отряда: посильное судно № 1 (под флагом командующего флотилией), миноносцы «Уссуриец» и «Амурец», заградитель «Яуза» и сторожевое судно «Выдра» — в строе кильватера начали движение и в 3 часа 27 июня, подойдя к устью реки Олонки, застопорили машины. В 3 часа 20 минут белофинская батарея у устья реки Тулоксы начала стрелять по кораблям, но вскоре из-за недолетов прекратила огонь. В 4 часа «Амурец» стал на швартовы к «Уссурийцу», с которого на наш миноносец перешел разведчик в красноармейской форме. На листе бумаги от руки он нарисовал схему берега у устья реки Видлицы с указанием расположения неприятельских батарей и воинских частей, а также белофинского штаба. Эта схема очень помогла ориентироваться при стрельбе. В 4 часа 55 минут миноносцы подошли к Видлице и были встречены огнем белофинских береговых батарей. Но обстрел не имел успеха, так как снаряды не долетали до кораблей. В 5 часов 30 минут миноносцы с дистанции 40 кабельтовов открыли огонь по домам, скрытым со стороны озера лесом. На берегу вспыхнули пожары. Через полчаса миноносцы повернули к берегу и, подойдя на дистанцию 20—25 кабельтовов, продолжали обстрел берега. В это время через «Амурец» перелетело три снаряда. Судя по звуку снарядов, белофинны стреляли из 40 или 50-миллиметровых пушек. На «Амурце» огнем управлял старший помощник командира К. К. Росляков, вернувшийся на миноносец в июне после окончания артиллерийских курсов. Он так увлекся, что стал стрелять из орудий даже по полевым пушкам и чуть ли не по отдельным солдатам. Поэтому Рослякова пришлось несколько раз останавливать, чтобы он стрелял только после «Уссурийца». В 0 часов 30 минут береговые батареи смолкли и миноносцы, продолжая стрельбу, приблизились к берегу на 12—15 кабельтовов. Вскоре по сигналу флагмана миноносцы прекратили огонь и застопорили машины. Артиллерийская подготовка, проведенная миноносцами, позволила колесному пароходу войти в устье Видлицы и высадить десант. В 11 часов 05 минут «Уссуриец» дал по берегу 5 последних залпов, после чего оба миноносца отошли от Видлицы, а затем по сигналу командующего Онежской флотилией пошли в Шлиссельбург. Во время перехода в Шлиссельбург с «Уссурийца» был передан по семафору приказ командующего войсками междуозерного района представить отличившихся к награждению орденом Красного Знамени. После краткого совещания с «Амурца» последовал ответ, что отдельных отличившихся нет, весь личный состав миноносца образцово выполнял свои обязанности. Утром 28 июня оба миноносца стали на швартовы в Шлиссельбурге. Источник: (1963) За Советскую Карелию. Воспоминания о гражданской войне - Стр.266-271
 
54

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных