Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Александр Кузнецов (учитель Мятусовской школы) — Палачи Кутижмы.

Гражданские

Страна: СССР, Карелия Кутижма — лагерь для русских пленных в 42 км от Петрозаводска. С этим местом у всех, побывавших здесь, связаны самые мрачные воспоминания. «Отправляют в Кутижму»! Кровь леденеет при этом известии. Не было хуже наказания, чем быть отправленным! в этот лагерь. Все, что пришлось перенести в течение 10 месяцев пребывания в особо строгом втором лагере, тускнеет перед застенками Кутижмы. Самый отбор бригад, отправляемых сюда, производился варварским способом. День. Все взрослые мужчины отправлены в город. Оставшиеся в лагере старики, дети, подростки, женщины работают внутри лагеря по очистке ям, уборных, подвозке дров. В обеденный перерыв финны выгоняют всех во двор, хватают первых попавшихся 40 человек и говорят им, что они завтра будут отправлены на другую (работу. Куда, на какую работу не объясняют ни сами палачи, ни их прислужники переводчики и нарядчики. Всякий вопрос о роде предстоящих работ, заявления о болезни, препятствующей выполнять тяжелые физические работы, вызывают крики, ругань, мордобой. В бригаду попали больные, полуслепые старики, дети, подростки 12—14 лет. Только в вагонах мы поняли, что везут в Кутижму, слава о которой еще раньше распространялась по лагерям. До прибытия первой партии гражданских пленных, здесь работали 250 военнопленных, из которых более 100 человек скончалось от истощения и побоев. Двое из нашей партии в 40 человек (это было в феврале 1942 г.), узнав о месте назначения, на ходу поезда выбросились из вагона в окно: «Лучше сейчас: погибнуть, чем ехать живому на верную смерть». Наконец, Кутижма. Три мрачных низких барака, огороженных колючей проволокой, расположены среди леса в болотистой местности. В бараках темно, грязно, душно от дыхания набитых до отказа людей, от непросыхающей обуви и одежды. На низких нарах на каждого приходится так мало места, что можно лежать только на боку; сырое пальто служит подушкой, постелью, одеялом. Во всем огромном, бараке две малюсеньких печурки, около которых в очередь толпятся десяти людей, развешивают сырую одежду, обувь, белье, прожаривают бесчисленных вшей, варят вонючую похлебку из отбросов выгребной ямы. Болеют люди десятками. Мизерный кусок хлеба и несколько ложек жидкой мучной похлебки не могут удовлетворить истомленного изголодавшегося взрослого человека. Большая часть пленных весь суточный паек съедала сразу в момент выдачи и до другого утра питалась одной водой. Такие люди с 6 часов утра выгонялись за 3—4 и даже за 5 км в лес на заготовку дров, где и работали, увязая по колено в снегу. Неудивительно, что возвращаясь с работы, люди падали на дороге, не в силах добрести до барака. А невыполнение нормы выработки, малейшее опоздание и пр. влекли за собой уменьшение пайка до половины, палки, плети. Можно ли ожидать хорошей выработки, когда нередко в паре работали ребенок 13—14 лет и больной старик 60 с лишним лет, или человек, никогда не работавший в лесу? Люди болели и умирали, как мухи. Врачебная помощь? Да, был врач — по-фински, а по меткому выражению русских — палач. Били пленных сержанты, не расстававшиеся с плетью и палкой, издевались переводчики, но дальше всех их пошел палач-врач, этот представитель финской пресловуто-цивилизованной интеллигенции. Этот полупомешанный садист ежечасно врывался в тот или иной барак и избивал десятки людей. Рукоприкладство, палки, вывертывание рук, ног, сталкивание больных с высоты — вот средства и способы «лечения» этого эскулапа. Он состязался в избиении с палачами каземата («будки»). Стон истязуемых в больничном застенке слышался чаще и громче. Боясь заявлять о болезни, больные с трудом плелись на работу и падали по дороге. Из партии в 40 человек через два месяца возвратились в город 18 человек тяжело больными. Из последующей партии в 100 человек, по словам т. Корсакова из второго лагеря, половина умерла на месте в Кутижме и семь человек умерли сразу по возвращении в городской лагерь. Молодежь делала десятки попыток к бегству. В Кутижме ожидала верная смерть, а потому люди, не боясь плетей, холодного карцера, пули, бежали, надеясь, что удастся попасть в другой лагерь, где условия были сравнительно легче. Учитель Мятусовской неполной средней школы Подпорожского района, Ленинградской области Александр Кузнецов Источник: (1945) Чудовищные злодеяния финско-фашистских захватчиков - Стр.129-132
 
13

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных