Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:
А.П. Бушева — Под свист пуль и снарядов (боец партизанского отряда «За Родину»).

А.П. Бушева — Под свист пуль и снарядов (боец партизанского отряда «За Родину»).

Участники

Страна: СССР 
Бушева Антонина Павловна (1924 г. р.). До вступления в партизанский отряд работала медсестрой в госпитале в г. Вологде. Награждена медалью «Партизану Отечественной войны» 2-й степени.
В 1940 году я окончила восемь классов средней школы и поступила секретарем в Вологодский облфинотдел, намереваясь через год, когда освоюсь с работой, продолжить свое образование. Но моим планам не суждено было сбыться. Началась Великая Отечественная война... Семнадцатилетней девушкой я пошла учиться без отрыва от производства, но не в школу рабочей молодежи, а на курсы медсестер. Спустя полгода, окончив курсы, получила назначение в один из военных госпиталей родного города. Раненых тогда было много, работы хватало, но мне и моим подругам казалось, что мы, комсомольцы, слишком мало делаем для победы над врагом. Сговорившись между собой, мы подали заявление с просьбой отправить нас на фронт. Через некоторое время я была вызвана в обком комсомола, где меня подробно расспросили о семье, о работе, о здоровье. Хотя в тот день мне так и не сказали ничего определенного, но из разговора я поняла, что моя просьба будет удовлетворена. Действительно, через несколько дней я получила повестку и после непродолжительной военной подготовки в местечке Чехолдино, под Вологдой, оказалась в партизанском отряде. Здесь я встретилась с другими девушками. Из них особенно мне запомнилась фельдшер Лида Колосова, медсестры Катя Красильникова и две Маруси — Маруся Виноградова и Маруся Павлюченко, сандружинница Люба Михайлова. Кажется, ни одной из девушек-партизанок тогда не было еще и двадцати лет. Некоторые из них, особенно те, что пришли в отряд прямо со школьной скамьи, были худенькими и казались слабыми. Если порою нас самих брало сомнение, выдержим ли все трудности партизанской жизни (а просясь в отряд, мы обещали выдержать), то, наверное, и другие к нашему появлению отнеслись с некоторым недоверием. Нам предстояло еще доказать свое право быть в отряде. И вот начался первый поход. Как стало ясно позднее, он не был самым трудным: мы шли по своей территории, меняя место дислокации. Но за плечами был пятнадцатидневный запас одних только продуктов. В сутки иногда приходилось проходить до 35 километров. Участвовать в таком походе было нелегко. Но девушки мужественно выдержали это первое испытание. Боевое крещение мы получили 17 января 1943 года, когда наш отряд совместно с партизанскими отрядами имени Тойво Антикайнена и имени Чапаева участвовал в разгроме вражеских гарнизонов Линдома, Тамбицкий маяк и Крестовая губа. Не стану описывать бой. Скажу только, что девушек можно было увидеть в самых жарких местах. Кругом свистели пули, а они где бегом, где ползком пробирались к своим боевым товарищам, спешили оказать им первую помощь, перенести раненых в безопасное место. Маруся Виноградова спасла тогда жизнь партизану Котовскому. Катя Красильникова, хотя и получила ранение, но с поля боя не ушла и продолжала выполнять обязанности медсестры. За боевые за слуги в этом бою многие партизаны были отмечены правительственными наградами. Меня наградили медалью «Партизану Отечественной войны» II степени. С тех пор девушки участвовали в каждом походе отряда. Кто-либо из нас всегда сопровождал отдельные группы разведчиков, уходивших на выполнение боевого задания. Вместе со всеми мы делили трудности партизанской жизни, горечь потерь и радость побед. Особенно тяжело было в летних и осенних походах, когда, получив очередное задание, отряд снимался с базы на месяц и более. За время этих походов мы проходили от 300 до 500 километров, неся с собой оружие, запас боеприпасов и продовольствия. Чтобы доставить раненых товарищей в советский тыл, партизанам приходилось нести их десятки километров на руках. Спасение тяжелораненых в таких условиях врачи считали чудом. Это «чудо»—дело рук и девушек нашего отряда. День ото дня они становились крепче и выносливее. В отряде у нас была многочисленная и тесно сплоченная комсомольская организация. Комсомольцы активно участвовали в выполнении задач, поставленных перед партизанами командованием. В течение года мне довелось быть секретарем комсомольской организации отряда. Комсомольские собрания мы проводили как во время походов, так и на отдыхе. На них принимали в комсомол новых членов, рассматривали заявления о рекомендации в партию, разбирали последние боевые операции. Иногда на экстренных комсомольских собраниях обсуждали случаи нарушения партизанской дисциплины. Правда, такие случаи были редки. На обязанности комсомольцев почти полностью лежал выпуск боевых листков, организация культурного досуга партизан по возвращении на свою базу. Нам, девушкам-комсомолкам, хотелось, чтобы обстановка в дни отдыха хоть в какой то степени напоминала партизанам их мирную жизнь. Бойцы ставились на котловое питание. Двум трем ловким охотникам поручалось добыть свежее мясо. Чаще всего это была лосятина. Мы проверяли качество приготовляемой пищи, санитарное состояние кухни, следили за чистотой помещений, в которых располагались взводы, за обмундированием бойцов. Медсестры с любовью ухаживали за ранеными и больными. Но не припомню, чтобы кто- либо у нас болел долго. Партизаны — народ закаленный, выносливый. Во время отдыха на базе мы устраивали концерты художественной самодеятельности. Заводилой в этом деле, как правило, был неутомимый весельчак Борис Малков, работавший до войны воспитателем. В программу концерта включали песни, пляски, стихи. Хорошо читала стихи Катя Федюнькова. Когда времени было побольше, мы ставили даже маленькие пьесы, преимущественно юмористические. Особенно любили в отряде хоровое пение. Пели и «Катюшу», так полюбившуюся всем еще до войны, и песни, появившиеся в начале войны («Священная война», «Вьется в тесной печурке огонь»), и песни, происхождения которых я не знаю и которые позднее уже ни от кого не слышала («Кубанка», «Шумят леса, карельские леса»). В гармонистах недостатка не было. Появились у нас также и свои поэты. Помню такие строчки из стихотворения партизана И. Маракова: «В лесах Карелии далекой, где вьюги целый день метут, где лес крутом, где снег глубокая, отрады партизан живут. Вся страна о них узнает, петь будут песни под баян, как отличалися десятки в боях карельских партизан». Самыми радостными для нас были дни, когда мы узнавали о крупных победах Советской Армии. В отряде имелась своя рация. Сводки Совинформбюро, принятые радистом, размножались и передавались нам. Иногда комиссар отряда лично обходил каждый взвод с радостной вестью. Всеобщее ликование вызвали сообщения о разгроме фашистских войск под Сталинградом и о прорыве блокады Ленинграда. Последний год партизанской жизни был особенно богат такими радостными известиями. Советская Армия одерживала победу за победой, и мы все чаще заводили разговоры о мирной жизни. По окончании Великой Отечественной войны Родина высоко оценила заслуги партизан нашего отряда. Многие, в том числе и некоторые девушки, были награждены орденами и медалями Советского Союза. Сейчас мы, бывшие партизанки, с радостью занимаемся мирным трудом, учимся и воспитываем детей. Источник: (1961) Тропами борьбы (Вологодский партизанский отряд «За Родину») - Стр.84-89
 
75

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных