Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

А.Н. Рожков — Наши слезы превращались в кристаллы льда…

Участники

Страна: Россия, Карелия Шел 1939-й год. Наш 26-й отдельный саперный батальон стоял на зимних квартирах военного городка города Смоленска. Мы собирались достойно встретить Новый год. Солдаты репетировали концертные номера. Но наступил день, когда командир полка Фомин собрал членов партии, комсомола и сообщил, что наш батальон направляется на борьбу с белофиннами. ...2 января 1940 года наш эшелон прибыл в Лодейное Поле. Здесь мы встали на лыжи (некоторые из нас впервые) и своим ходом двинулись по направлению к Погранкондушам. Бои в это время шли вокруг Салми и города Питкяранты. Наша задача заключалась в том, чтобы ликвидировать завалы дорог, разминировать участки проходов, ставить свои мины в местах случайного прорыва финнов. Мы работали день и ночь. На озерах, болотах клали накатник для переправы артиллерии. Алее гремел от ружейно-пулеметного огня. Стоял трескучий мороз, но наши бойцы, невзирая на холод, вели себя достойно. В конце января меня направили в политотдел 8-го корпуса, где были организованы курсы для ознакомления с опытом работы политруков в обстановке боя. К нам приезжали писатель Геннадий Фиш, маршал Тимошенко. С нами делились опытом политруки Кузнецов, Апара, Щербинин, Шевченко. После окончания курсов нас направили в воинские части политруками на место погибших. Я был направлен политруком комендантской группы при штабе корпуса (командир Рубин). В боях за город Питкяранту наш 8-й корпус потерял много своих бойцов. Когда их хоронили, мы плакали и наши слезы превращались в кристаллы льда. 18-я стрелковая дивизия самоотверженно сражалась с белофиннами, но попала в окружение. Финны бросили большие силы для разгрома дивизии. В конце февраля командование дивизии стало искать выход из создавшегося положения. На карту было поставлено все. Ведь боеприпасов было мало, а раненых очень много. Под прикрытием ночи шли последние приготовления к прорыву окружения. В землянках сжигали деньги, документы, лишь бы согреть прозябшие руки и вскипятить из снега воду в котелке. Ночью начался штурм. С криками «ура», используя плотный огонь всех оставшихся боевых средств, бросились на противника. Финны не ожидали такого стремительного удара. Они предполагали, что 18-я дивизия обречена на полное уничтожение, на неминуемые смерть и голод. Но оказалось наоборот: люди шли напролом — смерть или победа. Кольцо окружения прорвали. Но вышли не все. Много бойцов осталось лежать на трескучем морозе. Вышедшие из окружения воины были героями, несмотря на то что были истощены, больны, ранены, с трудом переставлявших ноги вели под руки. Я присутствовал на митинге после выхода из окружения бойцов 18-й дивизии. Выступал начальник политотдела 8-го корпуса Арефьев, который сказал: «Родина ваш подвиг не забудет». Эта война нам, ее участникам, запомнилась на всю жизнь. В заключение я хотел бы просить вас, следопыты, положить цветы на братские могилы. В одной из них похоронен мой близкий друг сержант Аникин, который снял 500 финских мин, а 501-ю не успел... Источник: (2019) Питкяранта помнит! 1939-2019 - Стр.42-43
 
30

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных