Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Выписка из протокола № 2 совещания командного состава партизанских отрядов «Полярник», «Большевик», «Сталинец» о результатах боевой операции, проведенной с 13 февраля по 6 марта 1943 г.

Отчёты, Справки, Протоколы, Акты

Дата: 15 марта 1943 г. Страна: СССР Присутствуют: майор тов. Кузьмин, командир сводного отряда тов. Подоплёкин, командир партизанского отряда «Большевик» капитан тов. Кокора, комиссары тт. Майзер и Афанасов, капитан тов. Добрынин, заместители командиров отрядов по разведке тт. Невзоров и Сидоров, начальники штабов тов. Калашников и тов. Поляков и средний командно-политический состав отрядов. Порядок дня 1. Разбор боевой операции, проведенной сводной группой партизанских отрядов, за время с 13 февраля по 6 марта 1943 г. Слушали: Доклад командира сводной группы партизанских отрядов тов. Подоплёкина о выполнении сводной группой боевого приказа представителя Центрального штаба партизанского движения, члена Военного совета Карельского фронта генерал-майора тов. Вершинина по разгрому аэродрома противника, находящегося в районе деревни Сайя. Тов. Подоплёкин в своем докладе отметил, что поставленная командованием задача была разработана на основании разведданных, полученных от группы тов. Ипаткова, действовавшей в прошлом походе в районе деревни Сайя. Кроме основной задачи, командованием было приказано пустить под откос воинский эшелон противника на железной дороге Куолаярви-Рованиеми, для чего выделить группу в 8-10 человек. Исходя из полученной задачи и горьких уроков, имевших место при проведении предыдущей операции, было принято решение обеспечить личный состав продовольствием на 20 суток, причём продуктами высококалорийными за счёт созданной экономии за время отдыха. На выполнение боевой задачи сводный отряд выступил 13 февраля. На протяжении всего марша отряд двигался перекатами, т.е. ежедневно вперёд выдвигался один-два взвода, которые выполняли одновременно функции и головного охранения и разведки по освещению местности, а также прокладывали лыжню для отряда. Этот порядок движения был сохранен на протяжении всего марша. Исходного рубежа - горы Куусивара отряд достиг 23 февраля. С расчётом проверки правильности местонахождения аэродрома была послана разведгруппа в составе 8 человек во главе с тов. Невзоровым при участии комиссара Ипаткова и командира взвода Пономарёва, которые видели ранее аэродром. Выдвигаться к аэродрому всем отрядом без наличия разведданных я не мог, так как товарищи Ипатков и Пономарёв вести отряд отказались, не зная точного места, где находится аэродром. Разведка вернулась и привела с собой пленного. На допросе пленный заявил, что никакого аэродрома в районе деревни Сайя нет. Что видели тт. Ипатков и Пономарёв трудно сказать, очевидно, они видели временную площадку для самолётов. После этого заявления пленного я решил переждать день и ночью с 24 на 25 февраля совершить нападение на гарнизон противника, дислоцирующийся в деревне Сайя, где, по показанию пленного, находится около 100 человек немцев. Но утром 24 февраля в тот момент, когда взвод Третьякова пошёл в засаду на лыжню, было установлено, что местонахождение отряда обнаружено разведкой противника, с которой взвод Третьякова перестрелялся, но разведка ушла. После этого я решил отвести отряд по старой лыжне, чем продемонстрировать перед противником, что отряд уведён в свой тыл, а после этого километрах в 20, отправив группу с пленным на выход, отряд повести на гарнизон, находящийся в Ноусу. Отряд не преследовался противником. Это обстоятельство навело меня на мысль, что где-то противник готовит засаду. Наиболее удобным местом для организации засады был хребет Така-Тунтури, куда мною и было принято решение выслать взвод тов. Тетерина, который мог бы опередить противника и организовать на его контрольной лыжне засаду, чтобы предотвратить возможность внезапного нападения на отряд. Этот замысел вполне оправдался. Засада, организованная на лыжне противника, внезапно открыв огонь по нему, внесла полное замешательство в ряды противника и нанесла большие потери. С приходом всего отряда к месту боя инициатива оказалась полностью в наших руках. Взводы партизанских отрядов «Большевик» и «Сталинец» обходили противника справа, а взвод партизанского отряда «Полярник» слева. Взводы тт. Жданова, Полякова и Третьякова действовали чрезвычайно медленно и нерешительно, в результате чего полностью уничтожить группу противника не удалось. Наличие засады и сосредоточение сильного огня заставили противника перейти к обороне. Бой принял затяжной характер. Исход боя решил 3-й взвод отряда «Полярник» и взвод тов. Пономарёва отряда «Большевик». Личный состав этих взводов действовал смело и дерзко. После некоторых неудач вначале исправился и действовал неплохо взвод тов. Третьякова. Плохо действовали взводы тт. Жданова и Полякова, которые начали активизировать свои действия только после того, как командование на себя принял комиссар тов. Афанасов. Взвод тов. Гаевого охранял пленного и прикрывал тыл. Следует сказать, что командиры отделений в большинстве своём не руководили боем отделений и действовали плохо. Во взводе тов. Третьякова командир отделения тов. Петухов вначале растерялся, а тов. Хейкенен совсем не руководил боем. Во взводе тов. Пономарёва командиры отделений тт. Владыкин и Бибиков в условиях открытого боя оказались не подготовленными для руководства отделениями. Сами они храбрые товарищи и трусами их назвать нельзя, но руководить боем не умеют. Дать характеристику младшему комсоставу отряда «Сталинец» я не имею возможности, но могу отметить, что при обходе справа боевого порядка не было, и командиры отделений также не руководили развёртыванием в боевой порядок личного состава, что говорит о их неподготовленности. Нужно сказать, что если бы мы столкнулись со значительно превосходящими силами противника или бы попали под внезапный огонь - исход боя был бы плачевным. На опыте этого боя следует многому учить командиров отделений, чтобы они умели управлять отделением в условиях ведения открытого боя в лесу. Хорошо руководили боем командиры отделений тт. Костылев и Бирюков. В результате проведённого боя нами уничтожено 89 человек солдат и офицеров противника, может быть это и не совсем точная цифра, но факт остается фактом, что противник понёс большие потери, во много раз большие, нежели мы. Трофеи же нами взяты чрезвычайно незначительные, которые в основном принадлежат взводам тт. Пономарёва и Тетерина. Это говорит о том, что трофеи брать мы с вами до сих пор не научились, в этом вопросе необходимо решительно перестроиться. Наши потери: 4 человека убито и 7 человек ранено, причём большинство из погибших пали смертью на поле боя в результате пренебрежительного отношения к маскировке, так, в частности, боец тов. Крылов, который передвигался под огнём в полный рост. Выход из боя был совершён после наступления темноты. Наличие раненых вынудило поставить вопрос перед командованием о разрешении выхода в свой тыл, что и было санкционировано. Наши недостатки: а) плохая маневренность; б) наличие беспечности и пренебрежение противником; в) недостаточная активность и инициатива. Следующая задача состояла в том, чтобы пустить под откос поезд противника. Группа тов. Листова перешла шоссейную дорогу вполне благополучно и без преследования достигла железной дороги. Задачу группа выполнила. На поставленной мине взорвался паровоз, шедший без состава, но этот паровоз ушёл из поля зрения группы не обстрелянным. Группа при отходе столкнулась и завязала бой с противником, причём противник имел значительно превосходящие силы. Однако группе Листова удалось нанести противнику большой урон в живой силе. Группой убито и ранено 34 человека солдат и офицеров. Ошибка группы заключается в том, что она затянула бой, и при дополнительной подброске подкреплений противник мог бы полностью разгромить её. Следует сказать, что личный состав группы сражался смело и храбро. Тяжело раненые товарищи Новиков и Елизаркин действовали до тех пор, пока могли держать в руках оружие. Питанием по калорийности отряд был обеспечен прекрасно. В результате беспечности некоторых бойцов и отсутствия контроля со стороны командиров и политруков привело к тому, что ряд товарищей пришли к 5-й заставе без продуктов. Связь на протяжении всего похода была хорошо налажена. Политико-моральное состояние личного состава высокое. Не было ни одного случая трусости. Наши задачи: ошибки, которые мы имели, изжить; на опыте примеров учить и воспитывать личный состав. Итоги наших боевых действий: убито и ранено 123 человека солдат и офицеров противника. Взорван один паровоз. Взорвано связи около 300 метров. Захвачен один пленный. Вопросы: 1. Чем можно объяснить растерянность командира взвода тов. Жданова? 2. Почему командиры взводов не знали, кто их соседи? 3. Чем вызвана переброска двух взводов с правого фланга на левый? 4. Не была ли перепутана команда в отношении переброски взводов на левый фланг? Председатель майор Кузьмин Командир сводной группы Подоплёкин Источник: ГААО. ОДСПИ. Ф. 3773. Оп. 2. Д. 17. Л. 36-43. Машинописная заверенная копия. (2010) Архангельские партизаны в Карелии (1942-1944) - Стр.69-71
 
36

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных