Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Протокол совещания командного состава партизанского отряда «Полярник» о результатах проведения операции на железной дороге Куолаярви — Алакуртти и шоссейной дороге Куолаярви — Савукоски с 21 марта по 8 апреля 1944 г.

Отчёты, Справки, Протоколы, Акты

Дата: 21 апреля 1944 г. Страна: СССР Присутствовало ... человек Выступление подполковника Белковского. Данная боевая операция была исключительно важной и ответственной операцией. Вашему отряду была поставлена задача: узнать характер перевозки грузов по железной дороге Куолаярви - Алакуртти путём пуска под откос воинских эшелонов противника и взятия пленных и посылки трёх групп на шоссейную дорогу с задачей узнать характер перевозки грузов по дороге Куолаярви - Савукоски и захват пленного. Выполнение первой задачи было поставлено перед группами тт. Гаевого, Евсеева, а выполнение второй задачи - группам Крюкова, Малых, Тарасенкова. Как те, так и другие группы задачи не выполнили, тем самым показали свою недисциплинированность, неумение, нерешительность и даже, может быть, трусость. Производя сегодня разбор операции, необходимо со всей серьёзностью рассмотреть все ошибки, допущенные в данной операции, учесть их и извлечь урок на будущее. Выступления: Гаевой, командир взвода: выйдя на боевое задание в составе взвода 9 человек, я дошёл до Слюды в составе отряда, где один из бойцов моего взвода Смирнов сделал самострел. По требованию личного состава отряда командир отряда приказал расстрелять его. 31 марта 1944 г.я получил задание - выйти с группой в количестве 10 человек на железную дорогу Куолаярви - Алакуртти, произвести диверсию путём крушения противника и разведку перевозки грузов. Мы вышли в 16 часов 31 марта в сопровождении 3-го взвода до реки Нарускайоки. 3-й взвод проводил нас до Нарускайоки и вернулся обратно, мы пошли дальше. Перейдя Нарускайоки, в 500-700 м от реки обнаружили контрольную лыжню. Пройдя ещё 600-700 м, пересекли ещё 2 лыжни противника. Мы решили сделать обходной манёвр, что и сделали. Двигаясь по азимуту 90-60-75°, мы обнаружили лыжню, идущую строго на восток. Не доходя хребта Номинтунтури 1,5 км, мы сделали привал. После этого решили рывком ночью достичь железной дороги, которая находилась в 30 км от места привала. Пройдя 1 км, обнаружили лыжню, проходящую с востока на запад, пересекая эту лыжню, наткнулись на вторую, таким образом, маневрировали до рассвета. Выбрав высоту, сделали привал, с которой наблюдали лыжни, проходящие с севера на восток, со стороны высоты. В 12 часов дня Пилюгин и Тимонин докладывали о выстрелах, произведённых по нашей лыжне сзади нас. Решив, что нас преследуют, мы повернули назад. 3 апреля на границе сделали привал, где часовые слышали взрыв и 3 автоматных очереди с южной стороны. Не дойдя 8-го погранстолба, послали разведку в количестве 3 человек (Любимский, Евсеев и 1 боец). Разведка обнаружила: параллельно с нашей лыжнёй шла лыжня противника, идущая под 90°. Мы перешли на восточную сторону границы и подошли к пункту встречи с отрядом, где ждали с 5 по 7 апреля 1944 г. В 14 часов 6 апреля 1944 г. слышали четыре выстрела в 1 км от расположения, через 15 минут ещё два выстрела, потом три выстрела под азимутом 225°. Сделав заключение, что это сигналы групп противника, которые нас преследуют, мы решили отойти в партизанский городок. Вопрос Подоплёкина: можно ли было сделать диверсию на шоссейной дороге и захватить «языка», когда вы приняли решение на возвращение? Ответ: да, можно. Вопрос Бетковского: при постановке задачи было ли сказано, что если вы встретите лыжни, то нужно повернуть назад, не дойдя до цели? Ответ: не было. Вопрос к Крюкову: ясно ли поставлена вам была задача по сопровождению групп Гаевого и Евсеева? Ответ: да, ясно. Мне нужно было проводить группы на расстояние 8 км через реку Суолти и сделать засаду, если есть контрольная лыжня. Пройдя реку, мы достигли р. Нарускайоки, не обнаружив лыжни, повернули обратно на базу. Вопрос Бетковского: где должны разойтись с Евсеевым? Ответ: не доходя до шоссе, при встрече контрольной лыжни. Вопрос: почему вы, встретив лыжню, не разошлись? Ответ: трудно бить лыжню, идя раздельно друг от друга. Вопрос: сколько прошло времени с момента, когда вы разошлись с Крюковым и встретили лыжню? Ответ: через 30 минут. Вопрос: можно ли было послать посыльных догнать Крюкова и сообщить о наличии лыжней? Ответ: да, можно, но они бы не догнали, и мы не уложились бы в срок. Вопрос Майзера: было ли единодушие среди коммунистов насчёт манёвра? Ответ: да, единодушие было. Вопрос начальника штаба: где разошлись с группой Евсеева и обратно сошлись? Ответ: не расходились, а шли всё время вместе. Евсеев (дополнил Гаевого выступление). Вопрос подполковника: кто кого видел южнее г. Нилотунтури, и почему вы повернули на север? Ответ: никто никого не видел, а мы обнаружили две контрольных лыжни, из которых одну пересекли, и повернули обратно. Вопрос: почему нельзя было идти дальше шоссейки? Ответ: потому, что нас обнаружили, и личный состав был измотан. Вопрос Подоплёкина: кто был автор предложения отойти на север, и когда зародилась мысль? Ответ: мысль об отходе зародилась по обнаружении лыжни. Я предлагал пройти вперёд и там сделать привал, но моё предложение не приняли. Вопрос: было ли вам сказано при выходе на операцию о политруке Листове? Ответ: да, было. Крюков, командир 3-го взвода: 2 апреля 1944 г. я получил задание выйти на шоссейную дорогу Ноусу - -Савукоски с задачей сделать засаду и путём захвата пленного установить плотность движения на дороге и в каком направлении. Совместно со мной действовали группы Малых и Тарасенкова. Не дойдя четырёх километров от дороги, мы должны разъединиться. Мой азимут был 230°, пройдя 10 км, группа Тарасенкова отделилась, пошли в составе двух групп. Отойдя с этого места 8 км, обнаружили контрольную лыжню. Решили заминировать с обеих сторон. При минировании подорвался минёр Ладченко. Пройдя 5 км от контрольной лыжни, остановились, произведя разведку, дороги не обнаружили. Посоветовавшись с командиром Малых и политруком, мы повернули обратно на базу, потому что время было 5 часов утра, и действовать на шоссейке было бы невозможно. Вопрос: сколько, вы считаете, прошли от базы километров? Ответ: примерно километров 24. Тарасенков: личный состав моей группы состоял из остатков 1-го взвода в количестве 10 человек. Вначале я двигался с группами Крюкова и Малых, разойдясь с группами и пройдя 5 км, обнаружили гарнизон и лыжню, идущую от землянок к домикам. Я решил обойти землянки слева и, чтобы быстрее достичь шоссейки, изменил азимут на 230°. Пройдя по этому азимуту километров пять, обнаружили контрольную лыжню. Перейдя в трёх километрах услышали взрыв вдалеке от нас. При этом командир отделения Лягуцкий закричал, что мы окружены и нам выхода нет. Я предупредил его - не кричать и не создавать паники. Пройдя ещё 3 км, была слышна пулемётная очередь, я предполагал, что это совершили диверсию наши группы, на самом деле этого не было. Время было уже 4 часа утра. Посоветовавшись с политруком, я принимаю решение возвращаться обратно на базу. Таким образом, не выполнив поставленной задачи, я вернулся на базу в 10 часов 3 апреля 1944 г. Вопрос Подоплёкина: на каком расстоянии вы были от землянок? Ответ: метров 50-70. Вопрос: какое расстояние было между домиками и землянками? Ответ: метров 400, кроме того, от землянок шла лыжня к домам, довольно твёрдая, накатанная. Землянки и дома разделяла река шириной 15 м. К землянкам сходилось много лыжней. Вопрос Гаевого: приходилось ли менять азимут до подхода к гарнизону? Ответ: азимут был 165°, и мы его не меняли. 2-я часть. Бои отряда с карательными отрядами белофиннов. Крюков: когда возвратились, не дойдя шоссе, на место базы, взвод располагался и занял оборону с юго-западной стороны. В 18 часов командир отряда вызвал на КП на совещание. В период совещания часовым было сообщено о приближении противника. Противника главный удар был на 2-й взвод северо-восточной стороны. Мне было дано приказание дать один пулемёт для поддержки 2-го взвода. После отражения атаки пулемётчик вернулся на свою огневую точку, тогда противник стал обходить с юго-востока и восточной стороны, там тоже ему не удалось прорвать оборону, и он, обойдя кругом сопки, расположился на склонах. В 23 часа мне была поставлена задача атаковать группу противника с целью дать возможность оторваться отряду от противника. Противник оказал слабое сопротивление при атаке и был отброшен, оставив на поле боя 8 рюкзаков. Выполнив задание без потерь, я соединился с отрядом. Второй бой завязался в 13 часов 5 апреля 1944 г. в то время, когда отряд расположился на привал. Обнаружил приближение противника боец 3-го взвода тов. Толчеев. Находясь на посту, он сообщил дежурному по гарнизону тов. Хареву. Отряд заблаговременно занял оборону. Противник начал наседать. Во время боя ранен 2-й номер пулемёта тов. Андреев, он начал отползать и был убит. После того, как были отбиты все атаки противника, несколько бойцов во главе с тов. Невзоровым пошли в разведку, где натолкнулись на автоматчика, который убил тов. Сивикко. Противник атаковал силой около 150 человек. Бой длился до ночи, ночью же, произведя разведку, отряд оторвался от противника и 6 апреля 1944 г. прибыл в партизанский городок. Прибыв в «Партизанск» и отдохнув, мне 7 апреля 1944 г. поставили задачу встретить группы тт. Гаевого и Евсеева и произвести разведку места боя. Эту задачу взвод также выполнил. В боях особенно отличились товарищи Соловьёв, Толчеев, Сарабайцев, Титов, Воронов, Гарбуз, Васильева, Сивикко, Сивен, Зубарев и другие. Потери, нанесенные противнику: 13 убитых и 2 раненых. Наши потери: 2 убитых и один подорвался на мине и один ранен. Пускозёров: в нашем взводе было 9 человек. Когда мы пришли на сопку, заняли оборону, подготовленную 2-м взводом. Когда начался бой, начальник штаба дал мне команду, чтобы пулемёт выдвинуть немного вперёд для того, чтобы простреливать лощину. Пулемётчик Типин быстро выдвинулся с 2-м номером и своим огнём помог 2-му взводу, на который нажимал противник. При этом отважно действовал пулемётчик Типин, бойцы Борискин, Гущин, в бою они были впервые. В бою проявил трусость командир отделения Лягуцкий, которому было приказание выдвинуться вперёд, но этого приказания он не выполнил. При отходе наш ?взвод прикрывал сзади отряд и слева. Пройдя сутки, расположились на отдых, но не успели покушать, как появился самолёт и разведка противника. 4-й взвод открыл огонь, но противник был на далёком расстоянии и ушёл ненаказанным. Сразу при этом сделали подъём и двинулись дальше. Пройдя ночь, состав был сильно измотан, и пришлось сделать привал. Прошло немного времени, послышались голоса противника, и он стал обтекать нас и повёл шквальный огонь, но наши бойцы уже заняли оборону, и атаки противника были отбиты. В этом бою храбро и смело действовали бойцы Борискин и Гущин, а также пулемётчик Типин. Взводом убито 7 фрицев. При эвакуации раненых хорошо относились по вытаскиванию тяжело раненого Чупрова бойцы Борискин, Гущин и Истомин, а также бойцы 2-го взвода. Толстухин: 2-й взвод находился в резерве оба боя, пришлось выдерживать натиск противника. Оборона, как в первом бою, так и во втором, была сделана. Появление противника в первом бою обнаружила боец Втюрина, и взвод сразу же занял оборону. Сначала к обороне приблизилась разведка противника. Впереди шёл человек невооруженный, весь в ремнях. В это время командир взвода Костылев скомандовал «Огонь!», и разведка была уничтожена. Противник начал обтекать нас и начал наступление. Взвод открыл огонь из всех видов оружия. Атака была отбита. В этом бою взвод уничтожил 7 человек и 2 ранено. Одного убил я сам. В первом бою бойцы вели себя прекрасно, за исключением Дервенева, который отказался переползти на другое место, хотя 2-й номер выполнил это приказание. Во втором бою наш взвод занял оборону и встретил основной удар противника. Нужно отметить, что сектора обстрела были плохие из-за густо растущего ельника, поэтому противник подполз 20-30 м. Бойцы не растерялись и встретили врага всей силой огня, особенно хорошо действовал тов. Топтун (убил трёх человек), бойцы Кузьменко, Аюпов, Неизвестных. В этом же бою опять проявил трусость Дервенев, увидя, что 2-й номер ранен, он хотел уезжать, но раненый вернул его. Всем взводом убит 21 человек, ранено 6 человек. Недостатки: 1) трусость (Дервенев); 2) плохо осуществлялась связь внутри взвода; 3) плохо действовал медбрат Богданов, не оказав помощь раненому Скворцову. Неверов, помощник комиссара по комсомолу: командир взвода тов. Малых даёт приказание Шишкунову, пулемётчику, открыть огонь по наседающему противнику. Тов. Шишкунов направил свой огонь, где противник делал переползание и были слышны команды. После трёх длинных очередей действие противника сразу же деморализовалось, и он перешёл к обороне. Командир отряда даёт приказание нашему взводу прорываться с левого фланга обороны. Команда была подана через связного Ижмякова, но такой команды тов. Ижмяков не передал, и наш взвод оказался сзади боевых порядков отряда, а отделение Муханова действовало с 3-м взводом. Во время второго боя наш взвод занимал оборону с правого фланга на стыке 1-го и 2-го взводов. Когда огонь противника был перенесён на наш взвод, в это время наш пулемёт не простреливал того места, откуда был открыт огонь, и пулемёт пришлось передвинуть на другое место, при этом убило пулемётчика Шишкунова и ранило бойца Агаджанова. Нужно сказать, что личный состав отряда действовал смело. Хорошо действовали бойцы Шишкунов, Лышенко, Игумнов и командир взвода Малых, который лично стрелял из пулемёта. Плохо действовали бойцы Ижмяков, Джандарев, Нарцисов. Потери противника: уничтожжено нашим взводом 12 человек и ранено 6 человек. Наши потери: 1 убитый (Шишкунов), ранено 2 человека (Агаджанов, Ропотова). Тарасенков: во время боёв я ознакомился с действиями всех взводов нашего отряда. При первом бое, когда стал подходить противник, боец Втюрина заметила противника и доложила устно, сразу отрядом была занята оборона, и открыт огонь по появляющимся целям. Противник обтекал отряд с трёх сторон. Главные силы нападали на 2-й взвод. При разведке стало ясно, что противник хочет отряд сковать до подхода основных сил, и оставил брешь, но были противопоставлены меры, и план противника был разгадан. Командир послал меня в 3-й взвод, чтобы атаковать противника и оттянуть силы, где мог отряд свободно отойти. При атаке противник не оказал никакого сопротивления, побросав рюкзаки, отошёл отряд свободно, без сопротивления. Пройдя почти целые сутки, отряд остановился на привал. Прошло 45 минут отдыха, показалась разведка и самолёт противника. Разведка была обстреляна. И мы стали делать немедленно отход. При отходе была замечена лыжня свежая, по-видимому, противник хотел проверить, прошёл ли отряд за границу. Отойдя от границы на расстояние 2 км, отряд сделал привал, с целью с места при-вала сделать разведку о прибытии групп к намеченной цели. Как пришли на привал, сразу была сделана оборона. Пройдя около двух часов, послышались голоса противника. Отряд занял оборону. Меня перекинули в 4-й взвод. Противник, главным образом, нажимал на 2-й взвод и 3-й взвод, и на правый фланг 4-го взвода, а также на 1-й взвод с левого фланга. О действии бойцов. Нужно сказать, что бойцы 2-го взвода действовали храбро и решительно, и убитых фрицев приходится больше на 2-й взвод. Но нужно сказать, что оборона была сгущенная. О действии 4-го взвода: когда пулемёт полностью не обстреливал правый фланг, я решил пулемёт передвинуть в другое место. При этом был убит 1-й номер пулемёта тов. Шишкунов, за пулемёт взялся сам командир взвода тов. Малых. Хорошо действовали бойцы Игумнов, Лышенко, Гай. Отрицательно действовали бойцы Ижмяков, Джандарев, Гулан. Вопросы: Толстухин: чем считаете, что оборона была сгущённой? Ответ: это видно потому, что на расстоянии 20-25 метров было расположено 6-7 человек. Гаевой: какую помощь оказал тов. Тарасенков 1-му взводу? Ответ: поставленная задача политрука перед бойцами мной была проверена и наблюдение лично за действием взвода. При отходе я действовал с 3-м взводом. Плотников о действии медсестер отряда: в 1-м взводе медсестра Боровских, в этом взводе медсестра оказала помощь раненому Слепину. В 4-м взводе был ранен Агаджанов, которому была оказана помощь мной. Во 2-м взводе было 2 тяжело раненых и один смертельно. Санитаром был боец Богданов, который помощи раненым не оказал и оказался трусишкой. Выводы: медсёстры с поставленной задачей справляются неплохо, и можно надеяться, это уже проверено мной в четырёх боях. Вопрос Подоплекина: почему такая обмороженность сейчас, когда зимой не было обмороженных? Ответ: это могло быть от резкой температуры воздуха в связи с потеплением. В отношении Белова могу сказать, что он обморозился сознательно. Зверев: я хочу сказать о действии некоторых товарищей. В первом бою личный состав действовал храбро, хорошо действовали пулемётчик Соловьёв, он отразил несколько атак противника, пулемётчик Сивен, когда у него заел пулемёт, он быстро устранил задержку и стал стрелять на ходу. Бойцы Сарабайцев и Толчеев, последний, будучи на посту, своевременно обнаружил противника. Боец Зубарев - бдительно следя за продвижением противника, Сарабайцев - который всё время боя стал вторым номером, отказался от сухарей и взял вместо этого патрон. Отважно действовала медсестра Васильева, во время атаки она с автоматом шла впереди бойцов. Наш недостаток - это допущение случаев обморожения в нашем взводе. Подоплекин. командир отряда. Заключение по совещанию. Задача нашего совещания состоит в том, чтобы оценить все хорошие стороны и подвергнуть критике наши недостатки. Приказ командования отрядом был не выполнен. Встреча с противником и бой — это было нашей второстепенной задачей, но и при выполнении этой задачи были допущены некоторые недостатки. Задача, стоящая перед группами Гаевого и Евсеева, была сложнейшей задачей. Перед посылкой этих групп было созвано совещание, где было указано на трудности и необходимость выполнения данной задачи. Всё было разобрано детально, но при выполнении задачи тт. Гаевой и Евсеев отнеслись несерьёзно. Выводы о том, что они пересекли несколько контрольных лыжней, не служат причиной невыполнения приказания - задачи. Сроки выполнения тоже не являются причиной невыполнения данной задачи. Сроками вам не ограничивалось выполнение задачи. Было запрещено выходить самостоятельно в свой тыл. Когда вопрос стоит о нарушении приказа командира, «решили» эту задачу не выполнять. При этом нужно было применить всю свою военную хитрость, всю военную выучку и выполнить поставленную задачу, а не решать, как не выполнить приказа. Выстрелы, которые вы слышали сзади себя, не являются фактами преследования. Нужно сказать, что командиры не сделали ничего для выполнения задачи. Гаевому и Евсееву было разрешено выбрать из бойцов наилучших людей для выполнения задания. Несмотря на это, приказ был не выполнен. Впредь нужно поставить перед собой так: приказ - это закон, невыполнение приказа - это нарушение закона, и влечёт за собой тяжёлые последствия. Нужно действовать рискованно, внезапно, проявлять инициативу и обязательно выполнить задание. Нам предстоят серьёзные задачи - воевать летом. Касаясь трёх групп, посланных на шоссейную дорогу, нужно сказать, что невыполнение этой задачи говорит о низкой подготовленности командного состава, и всё-таки пытаются найти оправдание. Необходимо исправить ошибку, допущенную при выполнении поставленной задачи, и впредь их ни в коем случае не допускать. О боях. Руководствовались следующим: во-первых, чтобы отойти от боя днём - значит, разбить отряд на части и понести ненужные потери. Решили принять бой, находясь на выгодных рубежах, и отойти, прикрываясь ночной тьмой. При встрече с разведкой действовали неумело. Нужно было отрезать отряд разведки и уничтожить. Нужно признать, что здесь была допущена недоработка. В третьем ?бою личный состав уже был измотан, не спали трое суток. Причём отнеслись халатно к устройству обороны. Нужно сказать, что нам было плохо наблюдать и просматривать впереди лежащую местность, и разведке трудно было вести разведку из-за густого леса. Нужно сказать, что к проявлению трусости рядового состава - к этому командно-политический состав отнёсся халатно. В основном большинстве рядовой состав данное боевое испытание выдержал неплохо. Впредь необходимо: 1) обо всех недостатках докладывать, советоваться с командирами, и изживать их; 2) нужно в этот отдых научить личный состав быстрому исполнению задания, помня, чем скорее будем действовать, тем победа будет обеспечена быстрее; 3) в отношении обмороженных необходимо признать недоработки медперсонала и впредь контролировать работу медсестёр. Д. Подоплёкин Источник: ГААО. ОДСПИ. Ф. 3773. Оп. 2. Д. 9. Л. 31-36 об. Рукописный подлинник. (2010) Архангельские партизаны в Карелии (1942-1944) - Стр.159-166
 
29

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных