Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Протокол допроса от 18 июля 1944 года, К.И. Богданович — Единственным признаком необходимым для водворения в концлагерь было принадлежность к русской национальности.

Отчёты, Справки, Протоколы, Акты

Дата: 18 июля 1944 г. Страна: СССР, Карелия Я, Зам. Начальника отдела НКГБ КФССР Капитан госбезопасности КАГАН, по поручению Чрезвычайной Государственной Комиссии Союза ССР по расследованию совершенных злодеяний немецко-финскими захватчиками на временно оккупированной территории, допросил в качестве свидетеля БОГДАНОВИЧ Кирилла Ивановича, 1915 года рождения, урож. города Ленинграда, русского, члена ВЛКСМ, по специальность учителя, в настоящее время работает инспектором Гор.ОНО, проживает в г. Петрозаводске, ул. Льва Толстого дом №16, который будучи предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний в соответствии со ст. 95 УК РСФСР, показал: При угрозе захвата города Петрозаводска противником, я вместе с другими советскими гражданами пытались эвакуироваться в советский тыл, переехав на барже через Онежское озеро. Вследствии сильного шторма нашу баржу выкинуло на мель, где мы в количестве около 500 человек мирных советских жителей были захвачены финнами. Это было в конце сентября 1941 года. Почти с этого времени я из свободного советского человека был обращен в «лагерника», в «гражданского пленного». Нас всех захваченных на барже финны направили в гор. Петрозаводск. Прожив там несколько дней, сравнительно свободно, нас стали постепенно рассортировывать по концентрационным лагерям, организованным финнами в черте города. Был издан приказ о том, что все мужчины в возрасте от 16 до 50 лет обязаны явиться с зимними вещами к коменданту. Однако не дожидаясь приказа полицейские хватали людей на улицах и направляли в лагеря. Так 20 октября был схвачен и я и помещен в концлагерь №2. Таким образом я являюсь одним из первых обитателей этого лагеря тюрьмы. Вначале нас было только 200 мужчин, потом количество населения лагеря увеличивалось за счет водворения туда русских людей из захваченных финнами районов Ленинградской области. Единственным признаком необходимым для водворения в концлагерь было принадлежность к русской национальности. Причем в лагерь помещали не только взрослое трудоспособное население, но и глубоких стариков и грудных детей и детишек не имевших родителей. Лишь бы было доказано, что они являются русскими. Случайно попавшие в лагерь несколько вепсов и карелов были впоследствии освобождены. К лету 1942 г. количество людей в лагере достигало 1500 человек. Установленный в лагере режим был исключительно жестоким. Все «лагерники», как нас официально называли, получали по 300 гр. Хлеба, состоящего больше, чем на половину из нес”едобных примесей, кроме того иногда давали по несколько гр.порченной колбасы или других продуктов. Рабочий день длился с 6 час. Утра и до 8 час. Вечера, причем вечерняя работа, производившаяся в зоне лагеря носила чисто издевательский характер. Нас заставляли производить совершенно безсмысленную работу. Мы перетаскивали с места на место тяжелые камни, переносили с места на место изгородь и т.п. Бесцельность этой работы была настолько очевидна, что люди шли на ее выполнение с ужасом. От непосильной каторжной работы и голодного существования в лагере с начала 1942 г. началась повальная смертность. Диагноз был один и тот же – истощение. За один год от истощения умерло свыше 300 человек, что составляет более 20 процентов от общего количества людей, находившихся в лагере. Если при этом учесть, что в течение 1942 г. около 500 человек было из лагеря взято в другие лагеря или освобождено, то процент смертности значительно возрастает. Этот режим издевательств и истребления советских людей был введен палачем в роли коменданта лагеря, офицером финской армии лейтенантом Тимо САЛОВААРА и его заместителем сержантом Вейко ЛИНДХОЛЬМ. САЛОВААРА лично избивал советских людей, за малейшие проступки, виновные избивались до полусмерти. Каждому финскому солдату из охраны лагеря разрешалось избивать людей по его усмотрению. Этим же САЛОВААРА были организована «будка» т.е. карцер, представляющий из себя холодное, неотапливаемое помещение, куда зимой проникал снег и люди по «приговору» САЛОВААРА заточались в этот карцер на срок от 3 до 60 дней. В лагере имели место вопиющие случаи издевательств над советскими людьми. 31 декабря 1941 г. из лагеря было увезено около 40 человек мужчин, которые подозревались в том, что они являются советскими военнослужащими. Никаких документальных оснований подкрепляемых эти подозрения не было. Всех 40 человек поместили в лагерь военнопленных на улицу Льва Толстого в гор. Петрозаводске, чтобы добиться признаний их всех по очереди подвергали страшным истязаниям и пыткам. По истечении 2-х недель, часть людей направили обратно во 2-й лагерь, а часть бесследно исчезли. На работы гнали всех без исключения, больных и здоровых, женщин и детей. Те, кто не подчинялись, жестоко избивались. Финскому солдату показалось, что рабочий КАЛКАСОВ Георгий слишком медленно идет на утренний развод. Он набросился на него и избил рукояткой пистолета. Все мы, содержавшиеся в лагере назывались «гражданскими пленными». Когда я по просьбе одного гражданина написал ему на имя коменданта заявление и указал от гражданина такого-то, мне было сделано замечание, что следует писать не от гражданина, а от «гражданского пленного». Это примерно все, что я могу рассказать о положении советских людей в период оккупации. Показания с моих слов записаны правильно и мною прочитаны. (БОГДАНОВИЧ) ДОПРОСИЛ: ЗАМ.НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА НКГБ КФССР Капитан госбезопасности: - (КАГАН) Источник: Проект "Места принудительного содержания населения в Карелии в 1941-1944 гг."
 
22

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных