Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Протокол допроса Липкиной Елены Семеновны о пребывании в плену у финнов.

Отчёты, Справки, Протоколы, Акты

Страна: СССР, Карелия Согласно Вашего задания сообщаю о своем пребывании в плену у финнов. Я, ЛИПКИНА Елена Семеновна родилась в дер. Вокнавалок, Калевальского района, 22/VI-1917 года. Самостоятельно работаю с 1937 года в дер. Бабье-Губе, Калевальского района до дня начала войны. 2/VII-41 года у нас в селе был проведен митинг. С докладом выступал Политрук Бабье-Губской погранзаставы тов: Веселов, в котором он разъяснил населению о необходимости эвакуации гражданского населения. Утром 3/VII-41 г. все население деревни выехало в направлении Лувозера. В дер. Бабья-Губа остались Пред. Сельсовета – ЛЕСОНЕН Степан Тимофеевич и НАУМОВ Афанасий Макарович. Этим лицам политруком тов. Веселовым было поручено сжечь Сельсовет, клуб и кооператив. Но ЛЕСОНЕН и НАУМОВ порученной задачи не выполнили, а поехали на Бабье-Губскую заставу и каким-то путем получили для себя продуктов и направились в дер. Нильгубу, что расположена в семи км. от Бьбьей-Губы. В дер. Лувозеро население Бабтей Гебы ожидало Председателя сельсовета – ЛЕСОНЕН. Но сам он не вернулся и поручения о поджоге не выполнил. К населению он прислал жену НАУМОВА Аф.М. – НАУМОВУ Марию и ЛЕСОНЕН Марию Ефимовну – воспитательницу детского сада. С ними ЛЕСОНЕН прислал письмо на имя моего мужа – НИКУТЬЕВА Федора Ивановича и Зам. Пред. Колхоза ЛИКУТЬЕВА Матвея Павловича, в котором всем предлагал вернуться в дер. Нильмгубу. В письме ЛЕСОНЕН доказывал, что мы уже окружены финнами. В письме он писал, что отправленные в дер. Лувозеро коровы и колхозники, сопровождавшие их вернулись обратно. По получении такого письма, которое было зачитано всем колхозникам, всеми единогласно было решено возвратиться в дер. Нильмгубу. Из Нильмгубы две женщины были направлены в дер. Лувозеро с заданием узнать – кто там имеется. В дер. Лувозеро они встретили тов. СОБОТУ, ранее работал нач. Бабье-Губской заставы, в последнее время был в Кондоках. СОБОТА /СУБОТИН/ направил к колхозникам НИКУТЬЕВА Д. Ив. И НИКУТЬЕВА Евгения Ив. С предложением немедленно выехать в дер. Лувозеро. По пути жена Пред. с/с. ЛЕСОНЕНА – ЛЕСОНЕН Анна Алексеевна уговаривала своего мужа, чтобы он не ходил, ибо его все равно, как она говорила убьют. По пути недалеко от д. Лувозеро нам повстречалась РУГОЕВА Ульяна Кириковна и МЕЛЕНТЬЕВА Ульяна Матвеевна – жители этой деревни. Первая из них работала в библиотеке. Они нам рассказали, что в дер. Лувозеро были финны и допрашивали нас о том, где находится остальное население и предлагали возвратиться на свои места. При этом она заявили, что финны нас окружили и уйти уже некуда. Все колхозники пошли в деревню, а мы Пред. Сельсовета ЛЕСОНЕН, мой муж НИКУТЬЕВ Федор Иванович, налоговой агент ТИТОВА Наталья Федоровна и Я -ЛИПКИНА остались в лесу, чтобы спрятать ящики с документами с/совета, налоговыми документами и почтовыми документами. В ящик с почтовыми документами я и мой положили свои документы. Я положила комсомольский билет, кандидатскую карточку в члены ВКП/б/, профсоюзный билет медработников и Осоавиахимовский билет. Мой муж – НИКУТЬЕВ Федор Иванович оставил свою кандидатскую карточку и другие документы. Моя меньшая сестра оставили свой комсомольский билет. Ящик нами были зарыты в лесу. По окончании этой работы мы выехали в д. Нильмгубу и прибыли 6 или 7 июля 1941 г. в деревне нас встретили: БОГДАНОВА Вера Михайловна и начала смеяться над нами, что мы остались в руках немцев, что мы – Я, мой муж и ТИТОВА не пойдем больше с жалобами на погранзаставу на соседей, что авторитет наш теперь и пропал и Вам, указывала она нас, нужно теперь закрыть рот грязным платком. Мы страдали за Вас, заявила БОГДАНОВА, теперь страдайте Вы. Сейчас Вас ждет смерть. Если я расскажу финнам, то Вас расстреляют. После такого заявления БОГДАНОВОЙ мы растерялись и думали, что пойдет и все расскажет финнам. Числа 8/VII-41 г. финны вызвали нас в дер. Бабью-Губу и предложили всем идти по домам. Через неделю финские солдаты провели среди нас собрание и предложили, чтобы немедленно приступили к уборке сена. На этом собрании выступал Пред. с/совета ЛЕСОНЕН. Он сказал так: колхозники Вас угнетал колхоз, от Вас забрали все имущество, Вас сделали бедняками. Но теперь Вам жить будет хорошо. Теперь будете жить единоличниками, как и раньше жили. Если Вы не будете слушать финнов, продолжал он, то таких лиц Военный трибунал будет стрелять. По окончании этого собрание мы все разъехались по домам и приступили к уборке сена. Дня через два после собрания финны арестовали моего мужа – НИКИТИНА Федора Ивановича. За ним приходили два финских солдата и сказали одевайся и все. Арест происходил ночью. В дер. Бабья-Губа финнов было всего 3 человека, а остальные помещались в лесу. Эти три солдата ночью также уходили в лес. После ареста мужа я попросила б/Зам.Пред. колхоза НИКУТЬЕВА Матвея Павловича, чтобы он спросил коменданта дер. Кондоки – ВЯЙСЯЯЕЯ, куда отправлен мой муж. Комендант ответил – муж в Суомосальме. Моя мать – ЛИПКИНА Мария Филипповна осталась в дер. Вокнаволок писала мне в письме, что мой отец ЛИПКИН Семен Николаевич оказал сопротивление финнам, не хотел отдать им колхозное имущество заявив им, что Вы – т.е. финны здесь временно, а поэтому не смеете трогать колхозное имущество. После этого финны его сразу-же арестовали. Через месяц примерно финны арестовали санитарку ТИТОВУ Наталью Федоровну, якобы за то, что она обещала отравить финского попа, заявив, пусть он не ходит нас дурачить. Церковь финнами была помещена в клубе. Пред. с/совета ЛЕСОНЕН финны вынесли благодарность за то, что он не выполнил распоряжение Соввластей о сожжении деревни. Пред. с/совета ЛЕСОНЕН ездил за теми ящиками, которые были нас оставлены в лесу и сдал их финнам. В последствии сам ЛЕСОНЕН был арестован финнами, но за то я не знаю. Финны допрашивали меня и других колхозников. Меня спрашивали о всех моих родственниках. Я все это рассказала. При допросе я сильно перепугалась и на допросе заявила, что кандидатом в члены ВКП/б/ меня сделали насильно. В процессе допроса финны обязательно спрашивали, кто начал войну финны или русские. Некоторая часть населения в дер. Бабья-Губа радовалась тому, что ликвидированы колхозы, что у каждого будет своя земля. Из таких лиц мне известны: 1. НИКУТЬЕВА Татьяна Артамоновна, ее сын офицер финской армии. Он приезжал к ней и привозил подарки. НИКУТЬЕВА заявила, что в войне виноват Советский Союз. 2. НИКУТЬЕВ Матвей Пвлович, 3. НИКУТЬЕВА Аксинья Павловна, 4. МЕЛЕНТЬЕВ Семен Артемьевич и его брат – 5. МЕЛЕНТЬЕВ Григорий Артемьевич. У этих последних двух имеются еще братья, которые проживали в Финляндии. У НИКУТЬЕВА Матвея на квартире проживал комендант дер. Кондоки. НИКУТЬЕВ Матвей Павлович и МЕЛЕНТЬЕВ Семен Григорьевич просили финнов, чтобы они до скончания войны разрешили выехать в Финляндию. Вначале финны им отказали. Что было дальше я не знаю. БОГДАНОВА Евдокия Михайловна из дер. Тетернаволок и ее сестра БОГДАНОВА Мария Михайловна также были довольны приходом финнов. Последняя являлась женой быв.Нач.заставы, который ранее был арестован. ФЕДОРОВА Мария Марковна просила у финнов отправить ее в Финляндию, так как по ее заявлению она ненавидит москалей. Из Финляндии к ней приезжал е жених и приносил подарки. По окончании уборку нас разбили по бригадам и часть направили в дер. Кондоки на уборку урожая, а остальных оставили в дер. Бабья-Губа. Я с бригадой попала в дер. Кондоки. В дер. Кондоки мне пришлось наблюдать жизнь финских солдат и их командиров. В разговорах с нами финские сержанты смеялись над нами и спрашивали, что мы будем кушать когда кончатся Ваши запасы муки. Сержанты нам сказали, что им известно, что среди нас есть коммунисты, но посмотрим если они будут агитировать, то расстреляем немедленно. Вы еще не знаете каких подарков, говорили они нам, мы Вас потихоньку будем воспитывать, чтобы Вы забыли про Советскую власть, которая Вас угнетала. Вы мол еще не понимаете, кто прав, кто виноват, но будете понимать. Финские солдаты распространяли среди нас газеты, журналы, в которых писалось про попов, церковь. По домам роздали иконы, организовали крещение детей и читку для них книг. Среди финских солдат, как это мне пришлось наблюдать, нет никакой дисциплины. Они все время ходили без дела, стреляли где вздумается, где попало бросали винтовки, пьянствовали, ругали Гитлера, не слушали своих Начальников. Нам солдаты говорили, что если бы им разрешили идти домой, то они немедленно-бы ушли. Нам было хорошо дома, говорили солдаты, мы лучше-бы работали, чем воевать. Офицеры финские очень гордые, с нами не разговаривали. Когда мы работали в д. Кондоки туда пришли партизаны. Ночью они перебили финских солдат и офицеров. Я и еще несколько женщин услышав стрельбу выбежали на улицу и попрятались в яме. Партизаны думали, что это солдаты, подошли к яме и бросили туда гранату, но она не разорвалась. Тогда они бросили вторую и та не разорвалась. После этого мы закричали, партизаны узнали, что это женщины и приказали выходить. С нами был спрятан один финский солдат, мы рассказали партизанам, они его вывели и расстреляли. После этого партизаны объявили кто желает идти с ними. Согласились я с сестрой, РУГОЕВА. С ними мы пришли в Шомбу. Подпись: ЛИПКИНА Елена Семеновна. Принял и отработал: НАЧ 1-го ОТД-НИЯ КРО НКВД РКФССР Мл.лейтенант госуд.безопасности: РАСТОРГУЕВ Источник: Проект "Места принудительного содержания населения в Карелии в 1941-1944 гг."
 
18

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных