Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Из протокола совещания командно-политического состава партизанских отрядов «Полярник», «Большевик», «Сталинец» о проведении второй зимней операции по разгрому гарнизона противника на р. Нарускайоки.

Отчёты, Справки, Протоколы, Акты

Дата: 28 января 1944 г. Страна: СССР Совершенно секретно ... Доклад командира соединения партизанских отрядов тов. Подоплёкина 28 января 1944 г. «О выполнении второй зимней операции с 10 по 23 января по разгрому гарнизона противника на р. Нарускайоки» Нам не удалось выполнить первый план по разгрому гарнизона Мартти, и я получил второй план, утверждённый полковником Федоренко, по разгрому гарнизона Нарускайоки. При совершении марша мы шли значительно лучше и быстрее, за весь поход не было случая нарушения дисциплины, а также не было нарушения маскировки. 14 января мы достигли лыжни, до гарнизона оставалось 7 км, но я не был убеждён, что здесь находится гарнизон. Высылаю разведку во главе с Невзоровым на 6 км. Возвратившись, тов. Невзоров доложил, что гарнизона поблизости нет. Тогда продвигаюсь вперёд по освещённой местности и посылаю дальше по лыжне в разведку моего заместителя Гонтаренко, но он мне доложил, что лыжни разошлись и признаков жизни не видно. Идти, с ходу громить гарнизон я не решился. Оставалось мало светлого времени, и я укрыл отряд в лесу. Спустя несколько времени из засады докладывают, что слышен лай собак. Стало ясно, что гарнизон поблизости. Спустя немного времени, появляется патруль в количестве двух человек. После послышался выстрел, очевидно противник заметил наличие лыжни. Тогда я принимаю решение форсированно идти на гарнизон. Партизанский отряд «Сталинец» должен зайти справа и ворваться первым в гарнизон, партизанский отряд «Большевик» слева и «Полярник» в центре. Мой приказ Сысуевым был не выполнен. Первым ворвался в гарнизон противника взвод Третьякова (партизанский отряд «Полярник»), который первый забежал в штаб и забрал документы. Особенно смело вёл в бой бойцов политрук Сивков, увлекая их личным примером. По отряду «Полярник» взвод Гаевого действовал хорошо и организованно, но здесь допущена ошибка со стороны командира отделения Петухова. Оставив без руководства отделение, он залез в землянку и начал собирать трофеи, причём, никому ненужные безделушки. Командир отделения Пилюгин старался быстрее выйти из боя, опережал раненых. О взводе Костылева. Взвод находился в резерве. Он опередил меня и оказалось, что взвод, как заявляет Костылев, перешёл в партизанский отряд «Сталинец» и стал эвакуировать раненых. Я хочу сказать, взвод Костылева, как резервный, действовал неправильно. Общие итоги по отряду «Полярник»: убито 28 солдат и офицеров, разбито 2 рации, телефон и несколько землянок, захвачены документы. Наши потери: 4 убитых и 1 пропал без вести. По отряду «Большевик»: отряд действовал слева. Первым ворвался в гарнизон взвод Холода. Сам Холод действовал отважно, но забывал о руководстве взводом. Взвод Новикова был в резерве, но действовал тоже не как резервный. Часть людей пошла за проволочное заграждение, остальные остались в лесочке и стали стрелять через наши головы. Я спрашиваю: «Почему стреляете?» Последовал ответ: «Наводим панику». Получился напрасный труд, глупо и бесцельно расходовались боеприпасы. В отряде «Большевик» получился очень печальный факт: был оставлен на поле боя, как после выяснилось, тяжело раненый Рубцов. Итоги по отряду: убито 21 человек солдат и офицеров противника, уничтожена одна лошадь и взорвано 2 землянки. По отряду «Сталинец»: отряд ворвался в гарнизон, когда в нём действовали 2 отряда. Взводы Жданова и Фёдорова действовали отважно. Взвод Дмитриенко действовал в резерве, но этот резервный взвод занимался не своей задачей. Итоги по отряду «Сталинец»: убито 27 человек солдат и офицеров противника, разбита 1 землянка, подорвана связь и подавлены 5 огневых точек. Свои потери: убитыми 8 человек, ранеными 5 человек. Недостатки по партизанскому отряду «Сталинец»: запоздали с ударом, оставили на поле боя 2 раненых: Жаркова и Фомина. После гибели командира Сысуева отрядом руководил тов. Потолицын. Я дал команду осмотреть и проверить весь личный состав. Мне Потолицын доложил, что личный состав в сборе, раненые с поля боя эвакуированы. Общие итоги Разгромлен 3-й опорный пункт немцев. В гарнизоне было 78 человек, большинство сержантов и ефрейторов. Потери противника: убитыми 64 человека. Захвачен 1 пленный. Уничтожена казарма, 4 землянки, 2 рации, 1 лошадь. Захвачены трофеи из вооружения: 1 автомат и винтовки. Наши потери: убитыми 15 человек, 1 пропал без вести и раненых 27 человек. После боя занялись выносом раненых. Прикрытие было недостаточное, и прикрывали командиры взводов. Например, командир взвода Третьяков стал вторым номером пулемётчика и лично прикрывал отход раненых. Общие недостатки 1. Несмотря на принятые меры по эвакуации всех раненых, теперь выяснилось, что на поле боя остались раненые товарищи, причём один из них мог сам выйти в наш тыл. Где он находился, сейчас я не знаю, не могу сказать. 2. Отряд «Сталинец» опоздал с наступлением, что очень отразилось на исходе операции. Если бы отряд зашёл флангом справа, потери личного состава были бы меньшими. 3. Резервные взводы действовали неправильно. Когда потребовалось прикрывать отход, их на своём месте не оказалось, они использовались не по назначению. 4. Медленный отход отрядов. С 17 до 23 часов мы эвакуировали раненых. Это объясняется тем, что отсутствовало руководство командиров взводов и отделений, и нам нужно внедрять личному составу чёткую оперативную организованность. 5. Трофеи не захватывались, особенно оружие, хотя такие возможности были. В дальнейшем это надо учесть и разъяснить личному составу о необходимости захвата трофеев. 6. Нарушалась маскировка, были случайные выстрелы у Любимского и у Лягуцкого. Хуже всего то, что произойдёт выстрел, и об этом никто не доложит. Выводы 1. Решение, принятое мной разгромить гарнизон не ночью, а в сумерки, оправдалось с полным успехом. В дальнейшем нужно действовать еще нахальнее и смелее, принимать резкие решения. 2. Моральный дух личного состава был на должной высоте. В этом бою мы приобрели богатый опыт, но не нужно допускать самоуспокоенности и бахвальства. 3. У нас очень плохая маневренность, такая маневренность в дальнейшем нетерпима. Нужно учить личный состав большей маневренности, воспитывать его на примерах доблести и геройства отдельных бойцов и командиров. Отмеченные на разборе недостатки нужно изжить при новых схватках с противником. Вопрос Кукконена: какая была поставлена ближайшая и последующая задача отряду «Сталинец» перед разгромом гарнизона? Ответ: ближайшая задача форсировать реку, разгромить гарнизон и сжечь постройки. Последующая задача: после разгрома гарнизона отойти на сборный пункт, находящийся в 1,5 км от гарнизона. Задача была доведена до всего личного состава отряда на исходном пункте. Вопрос: знали ли вы о точном расположении землянок и огневых точек? Ответ: не знал, таких разведданных не было. Вопрос: знали ли о точном расположении гарнизона? Ответ: по данным Невзорова я располагал, что гарнизон находится немного выше по реке. Вопрос: была ли послана разведка во время боя для установления возможного подхода сил противника? Ответ: я знал, что гарнизон далеко от других гарнизонов противника и подкрепление во время боя невозможно, поэтому такую задачу на разведку не ставил. Вопрос Явкина: была ли организована специальная группа по сбору трофеев и поджогу казарм? Ответ: специальных групп создано не было, но во время боя я лично отдавал приказание отдельным бойцам, и это входило в общую задачу. Вопрос Кукконена: в каком состоянии остался гарнизон и может ли он оставаться опорным пунктом в дальнейшем? Ответ: конечно, может, за исключением землянок, которые нужно ремонтировать. Вопрос Явкина: почему дан отход, когда гарнизон был полностью не разгромлен? Ответ: считаю, что гарнизон был полностью уничтожен, а что была стрельба со стороны противника - это вырвались отдельные группы, и огонь их был подавлен ... Тов. Гонтаренко, наполняющий обязанности командира партизанского отряда «Сталинец». Во втором походе разведка работала значительно лучше, чем в первом. Достигнув лыжни противника, соединение заняло оборону, откуда были высланы 3 разведки на север-юг-запад. Когда возвратилась разведка Жданова и доложила, что за болотом лыжни расходятся и имеются стога сена, тогда была послана разведка под командованием Невзорова, который, пройдя около 6 километров, ничего не обнаружил. Мы приняли решение продвинуться вперёд и подобрать место для привала. Продвинувшись около 7 километров вперёд по лыжне противника, остановились на привал. Утром 15 января, получив приказ от командира соединения, я с группой Трифонова вышел в разведку для установления наличия гарнизона. Продвинувшись к реке Нарускайоки, мы организовали засаду. Через непродолжительное время мне боец Шитов доложил, что на реку вышел финский солдат. Мною это было проверено и доложено командиру соединения. На место засады прибыли командир соединения, командир партизанского отряда «Сталинец» и начальник штаба соединения тов. Воронин. Здесь я получил дополнительный приказ оставаться на месте и продолжать вести наблюдение. Через непродолжительное время по западной стороне реки прошло ещё 7 солдат противника. Тогда стало ясным, что гарнизон расположен недалеко, т.к. слышен хорошо разговор, стук топора и лай собак. Командир соединения отдал приказ на разгром гарнизона. Во время выхода на разгром гарнизона мною было передано распоряжение начальнику штаба тов. Потолицыну и командиру отряда Сысуеву о создании специальной группы под руководством командира отделения Трифонова по захвату «языка», но последняя была оставлена в засаде и в бою не участвовала. При движении на гарнизон была медлительность, что вызвало опоздание отряда с началом боя. Личный состав взводов в бою действовал хорошо, смело и бесстрашно. Нужно отметить один из недостатков в отрядах: недостаточно ещё привито чувство взаимной товарищеской выручки. Это особенно бросалось в глаза при эвакуации раненых. Отдельные бойцы избегали раненых, и их приходилось выносить только командному составу, что в дальнейшем недопустимо. Калашников, командир отряда «Большевик». Я хочу сказать о марше. Я никогда не ожидал, что во время марша с озера Ковдор не будет никаких нарушений и отряды могут так быстро двигаться. Личный состав показал себя выносливым, способным совершать большие марши. 15 января я получил приказ от командира соединения на разгром гарнизона, соседом слева был партизанский отряд «Полярник». Ударным взводом был взвод Холода, а резервным взводом взвод Новикова. По приказу начальника штаба соединения 2-й взвод тоже ворвался в гарнизон. Этим я потерял управление отрядом, и нарушился замысел операции. Трофеи мы захватить не могли, хотя такие возможности были. Например, фельдшер Будниченко видел целую пирамиду оружия. Если бы был на месте резервный взвод, я мог бы послать 2 человек на сбор трофеев. Тов. подполковник Бондюк1 здесь очень интересуется убитыми. Мы ещё не научились снимать с убитых вещественные доказательства, хотя бы погоны или оружие. На это требуется немного времени, зато точно устанавливается количество убитых. Несмотря на усталость личного состава, а также на состав гарнизона, состоящий из отборных, хорошо обученных и наполовину награждённых германским правительством головорезов, личный состав с поставленной задачей справился блестяще. Насчёт эвакуации раненых. Правда, личный состав был измотан, но не нужно забывать, что ранение может получить каждый и взаимовыручка в бою должна быть на должной высоте. Это говорит о недостаточном воспитании бойцов. Были случаи, когда бросали раненых в пути, отказавшись их вести дальше. За такое поведение я разжаловал в бойцы политрука Субботина. Потери противника убитыми и ранеными 21 человек, разбито 2 дзота, убита одна лошадь и уничтожено свыше 140 метров сигнальной проволоки. Какие же можно сделать выводы? Отрицательные стороны: 1) Мы ещё не научили личный состав захватывать трофеи у противника. 2) Нет у нас командиров с дальновидностью. Например, пришлось лезть через проволоку и оставить на проволоке все масхалаты. Проще было иметь по паре ножниц на отряд, и преодоление проволоки прошло бы без всяких усилий. Но нужно сказать и о положительных сторонах операций. Личный состав действовал исключительно нахально и смело. В этом бою командиры и политруки были на своём месте, воодушевляли бойцов своим примером. Об этом свидетельствует факт выхода из строя многих командиров и политруков. Но, это является и отрицательным явлением. Мы не научили личный состав действовать в бою. Личный состав идёт вперёд, видя спину командира. Нужно приучить личный состав к тому, чтобы командир следовал за боевыми порядками. ... Подполковник, тов. Бондюк. Товарищи! В процессе разбора мне, а также и всем здесь присутствующим удалось вскрыть истинное положение ваших действий за время выполнения приказа Штаба партизанского движения на Карельском фронте. Я хочу последовательно, начиная с первой операции, вследствие которой вы должны были разгромить гарнизон противника в д. Мартти, и в дальнейшем я перейду ко второй операции - разгром гарнизона на р. Нарускайоки. Главное, на что хочу по первой операции обратить ваше внимание - это вследствие каких причин вы не сумели выполнить приказ по разгрому гарнизона Мартти: 1. Разведка под командованием начальника штаба Шмелёва, вышедшая для установления присутствия противника в избушке, из которой доносился стук топора и звон колокольчиков, до цели не дошла и задачу не выполнила. 2. Организованная засада на дороге под командованием командира взвода тов. Третьякова не имела никакого тактического замысла. Личный состав взвода не был нацелен на серьёзность выполняемой задачи, вследствие чего неожиданное появление трёх оленеводов вызвало замешательство в отделении тов. Гарбуза. Боец Белов, захватывающий пленного, перепугался настолько, что не снял винтовки с плеча и не подошёл к пленному до прибытия командира взвода. Отделение, видя, что остальные два финна поворачивают и уезжают обратно, не открыло огня на уничтожение, чем дало возможность безнаказанно уйти. 3. Противник, узнав о наличии партизанских отрядов в данном районе, бросил авиацию, которой вследствие демаскировки отрядов кострами удалось установить местонахождение отрядов после принятия решения о нанесении удара по гарнизону с другой стороны. 4. Встречный бой и, как следствие, большие потери в личном составе явились в результате беспечности командиров подразделений, которые вопреки уставным положениям пренебрегали мерами охранения на марше. Движение основных сил по заранее проложенной лыжне без головных дозоров привело к тому, что последние подошли в упор к засаде противника, а последний воспользовался вашим замешательством, нанося потери. Я также не могу, чтобы не остановиться на организации засады тов. Потолицыным, поскольку она была тактически расположена неверно, а поставленная задача боевому охранению в составе отделения смехотворна, что явилось причиной безнаказанного ухода группы финнов в количестве 15 человек. Содержание вам уже известно из выступлений. Кроме вышеизложенных вопросов, я также хочу остановиться на действиях тов. Явкина, поскольку его действия определены в рамках трусости. Я со своей стороны считаю, что если только мотивируясь материалами из выступлений, то здесь нет признаков трусости, а лишь тактическая безграмотность, повлекшая за собой невыполнение приказа командира соединения партизанских отрядов тов. Подоплёкина. Прежде чем дать характеристику положительным и отрицательным факторам, способствующим и тормозящим успешное выполнение по разгрому гарнизона Нарускайоки, я считаю возможным сам ход операции разделить на 3 этапа: 1. Атака. 2. Бой в глубине гарнизона. 3. Окончательное подавление сопротивления противника. Первый этап характерен внезапностью и стремительным движением вперёд. Преодоление минного поля и проволочного заграждения сопровождались единым порывом - уничтожить врага. Второй этап является этапом суммы положительных и отрицательных фактов, а именно: отряды «Большевик» и «Полярник» ворвались в гарнизон раньше, чем противник сумел оказать организованное сопротивление. Опоздание отряда «Сталинец», который должен был нанести удар с северной стороны, сказалось на дальнейшем ходе операции. Противник, не сумевший оказать первоначально организованного сопротивления, вынужден был оставить часть гарнизона и перейти в запасной опорный пункт, что севернее гарнизона, и повёл ураганный огонь, вследствие чего нанёс большие потери в командном составе. С потерей командного состава темп движения замедлился. Потеряв время, упустили инициативу. Разгром гарнизона не был доведён до конца. В гарнизоне не сумели захватить трофеи, кроме документов. Нанесённые потери в живой силе не можем уточнить. Отход был из рук вон плохо организован, вследствие чего оставили на поле боя трёх раненых бойцов: Жаркова, Фомина и Рубцова. Это преступное пятно ложится в первую очередь на командный состав. Нельзя также не отметить распространённого в широком масштабе воровства. Ведь дошло до того, что начали залезать в мешки командиров отрядов (тов. Калашникову). В этом вопросе и по сегодняшний день не приняты меры к ликвидации такого безобразия. Заканчивая свое выступление, я уверен, что в предстоящих операциях командный состав больше не допустит подобных отрицательных случаев, ибо они позорны своим содержанием, мешающие успешному разгрому врага. Разбор вёл подполковник Бондюк. Командир сводного соединения Подоплёкин Комиссар соединения Майзер Командир партизанского отряда «Большевик» Калашников Командир партизанского отряда «Сталинец» Гонтаренко Источник: ГААО. ОДСПИ. Ф. 3773. Оп. 2. Д. 20. Л. 1, 6-19. Машинописная заверенная копия. (2010) Архангельские партизаны в Карелии (1942-1944) - Стр.135-141
 
44

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных