Шрифт:
Размер шрифта:
Межсимвольный интервал:
Межстрочный интервал:
Цветовая схема:
Изображения:

Из отчета финских военных властей об эвакуации населения Восточной Карелии в Финляндию в связи с наступлением советских войск летом 1944 г.

Отчёты, Справки, Протоколы, Акты

Дата: 1 сентября 1944 г. Страна: Финляндия Июнь — сентябрь 1944 г. Население Восточной Карелии На территории Военного управления Восточной Карелии к началу эвакуации имелось местного населения всего 83 541 чел., из них 68 453 чел. проживало в населенных пунктах, 14 926 чел. — в переселенческих лагерях и 162 чел. — в концлагерях; 41 803 чел. относилось к национальному населению и 41 738 чел. — к ненациональному. ... возможности помощь в пути. Поскольку ветеринарный отдел Министерства сельского хозяйства из-за опасности внесения заразных болезней запретил ввоз скота в Финляндию, то тем, кто собирался уехать в Финляндию, следовало сдать домашний скот по квитанции официальным лицам Военного управления. Поскольку местное население Восточной Карелии не эвакуировалось, а следовало оказывать необходимую помощь отправляющимся в Финляндию только по собственной инициативе, то и организация эвакуации населения требовалась только частичная. Для руководства всей эвакуацией в штабе Военного управления Восточной Карелии был создан особый эвакуационный комитет под руководством майора В. Койвисто. Специальные отделы этого комитета должны были руководить и контролировать снабжение населения в связи с эвакуацией, следить за движением самостоятельно отправляющихся в Финляндию людей. В то же время следовало иметь связь с официальными лицами в Финляндии и сообщать им о направлении и времени движения населения, его численности. В соответствии с планами были организованы эвакуационные центры, основная часть работы легла на те из них, которые располагались ближе к границе, — Большие Горы и Колатсельга, а также частично Спасская Губа и Поросозеро. Всей эвакуацией, в том числе и переселением людей, в районах руководили районные начальники. ... Эвакуация населения по районам Заонежский район Из районов, находящихся под управлением военных соединений, Заонежье в географическом и транспортном отношениях являлось самым трудным для эвакуации. Из-за близости противника, который мог там помешать отступлению финнов, в первую очередь провели эвакуацию в Заонежье. Из 14 073 жителей района только 492 чел. относилось к национальному, а остальные 13 581 чел. — к ненациональному населению. Это обстоятельство, а также трудности с транспортом и нехватка времени обусловили то, что из района переселилось в Финляндию сравнительно мало народу — 118 чел., или только 0,8% всего населения. Из переселившихся в Финляндию граждан большая часть работала в Военном управлении на вспомогательных работах, в сельском хозяйстве, в медицинских учреждениях или переводчиками. Эвакуация гражданского населения из района была проведена частично вместе с финскими перевозками, частично в качестве возчиков в конных колоннах и со стадами скота. Конечным пунктом для эвакуированных являлся Йоэнсуу, а также для отправляющихся через Спасскую Губу — Суоярви и Пухос. Многие из тех, кто переселился в Финляндию, говорили, что пожелали последовать за финнами потому, что усвоили финские обычаи и не терпят советских порядков. Отношение населения к финнам в Заонежье до конца было доброжелательным. Например, районному начальнику лично заявляли: «Вы хорошие люди и относились к нам хорошо, заботились о нас, давали нам работу и питание». При прощании жители плакали и со всех сторон благодарили работников Военного управления и желали финнам счастья, Божьей милости и успехов. Кондопожский район Поскольку железнодорожных перевозок нельзя было организовать, то и из находящегося в подчинении военных соединений Кондопожского района эвакуация населения в транспортном отношении оказалась сложной. Из 5765 чел. местного населения 3404 чел. являлись ненациональным населением и 2361 — национальным. В Финляндию переселилось только 48 чел., или 0,8% всего населения района. Из Кондопоги отправившихся по собственной инициативе на своем транспорте направляли через Вороново в Спасскую Губу, откуда эвакуационный центр отправлял их дальше — через Крошнозеро в Суоярви. Все переселявшиеся этим путем использовали лошадей с повозками, но некоторые попадали в Финляндию вместе с воинскими подразделениями. Когда эвакуация началась, многие местные жители расспрашивали сотрудников Военного управления о ситуации и о том, что следует предпринять, чтобы попасть в Финляндию. Их успокоили, заявив, что проводимые мероприятия совершаются в целях предосторожности на тот случай, если местность снова станет местом сражений. В конце концов жителям предоставили самим свободно решать вопрос о переселении в Финляндию и указали способ, как туда можно попасть. Отправляющиеся в Финляндию вообще надеялись на помощь финнов. Шелтозерский район Находящийся под управлением военных соединений Шелтозерский вепсский район и примыкающий к нему Верхне-Свирский район доходили непосредственно до линии фронта, поэтому они находились под угрозой нападения противника. Это повлияло на время и характер эвакуации. Из проживающих в Шелтозерском районе 4766 чел. большая часть, или 4620 чел., была национальным населением и только 146 чел. относилось к ненационалам. В Финляндию переселилось 328 чел., или 6,8% всех местных жителей. Больше половины переселившихся в Финляндию из Шелтозерского района эвакуировалось вместе с действовавшим на укрепительных сооружениях Свирского рубежа вепсским полком (войсковое соединение Д-4602), который был переведен и размещен близ Йоэнсуу в Пунтаркоски. В указанном соединении насчитывается 199 восточных карел, большая часть которых из Шелтозера, и часть из Петрозаводского района. Тем кто отправлялся по шоссейным дорогам, указывался маршрут Петрозаводск — Матросы, двигавшиеся по этому пути использовали в качестве транспортного средства своих или данных им в распоряжение Военным управлением лошадей. Отправку в Финляндию жителей Шелтозерского района ограничивал действовавший до 19.06.44 г. приказ, по которому следовало препятствовать всякому эвакуационному движению на дорогах района. После устранения этого препятствия помощь жителям, которые по своей инициативе отправлялись в эвакуацию, затруднялась из-за отсутствия транспортных средств. Только в некоторых исключительных случаях удавалось снабдить людей лошадьми. Но когда позднее армия заявила о том, что ей требуются все имеющиеся в наличии лошади, то и этой возможности уже не стало. В исключительных случаях районный начальник подписал литеры на поезд примерно 20 жителям и организовал перевоз их вещей на машинах в Петрозаводск. Население района с самого начала знало, что финны уходят. Среди населения чувствовалось большое беспокойство за будущее, и переезд в Финляндию планировало гораздо большее число жителей, чем в конце концов выехало из района. Все время, пока шла эвакуация, местное население жило спокойно в своих деревнях, пока им не приказали уйти в леса подальше от шоссейных дорог. По наблюдениям районного и местных начальников народ был глубоко опечален уходом финнов. ... Прионежский район В Прионежском районе, который также находился в подчинении военных соединений, населения было 6400 чел., большинство из которых, 3609 чел., ненациональное население и остальные 2791 чел. — национальное. В Финляндию переселилось 148 чел., или 2,3% всего населения. В числе переселившихся значительную часть составляли освобожденные ранее из переселенческих лагерей и украинцы, вторую большую группу составляли карелы, бывшие на службе у финнов, но были среди них и русские. Самостоятельно отправлявшиеся в Финляндию люди могли присоединиться к эвакуационной колонне, если у них имелись свои лошади для перевозки вещей. Дополнительно часть жителей смогла выехать на военных машинах. Из отправившихся в Финляндию через Спасскую Губу прошло 72 чел., через Матросы — 45 и через Святозеро — 20 чел. Когда финны уходили, настроение населения было подавленным. Многие прощальные слова со слезами на глазах производили на уходящих финнов потрясающее впечатление. «Господи, помоги, чтобы вы вернулись скорее обратно», — слышали они от многих людей. Петрозаводский район На территории Петрозаводского района, которая находилась в подчинении штаба Военного управления Восточной Карелии, насчитывалось 7589 жителей, из них национального населения — 4229 чел. и ненационального 3360 чел. В Финляндию переселилось 487 чел., или 6,4% всего населения. Районный штаб на свой транспорт местное население не брал, за исключением, может быть, нескольких человек, которые, следуя совету, присоединились к конной колонне. Если у отправляющихся в Финляндию были свои лошади, то они присоединялись со своими повозками к колонне, но тем, кто не имел своего транспорта, приходилось отправляться в путь пешком. Всем, кто был на службе в районном штабе и кто этого желал, выдавались разрешения на поездку в Финляндию. Часть семей солдат национальных подразделений по разрешениям отправлялась по железной дороге. К этой же группе относились те женщины, которые были помолвлены или состояли в браке'с финскими гражданами. Но все-таки не все, получившие разрешения на поездку, уехали в Финляндию. Все отправившиеся в конной колонне были направлены в Сортавальский шюцкоровский округ по дороге Ведлозеро — Колатсельга. Некоторые из отправившихся вернулись с дороги назад, а часть свернула в лес, чтобы укрыться. Весть об эвакуации среди местного населения распространилась уже на раннем этапе (17.06.), после чего поступило очень много обращений в районный штаб для выяснения возможности переселения в Финляндию. ?Желающих переселиться было очень даже много, особенно среди национального населения проявлялась обеспокоенность возможностью переехать в Финляндию. Но это желание значительно поубавилось, когда населению пришлось объявить, что транспорта нет. Молодежь, которая прежде всего желала переселиться, не хотела расставаться с родителями, которые бы не смогли вынести трудности дороги, пройти ее пешком. Отношение жителей к официальным лицам все время было безупречным. Ни одного случая насилия или нарушения общественного порядка не произошло. Небольшим исключением из этого явились жители переселенческого лагеря № 6, которые в самый последний момент проявили неприязнь к охранникам, бросая в них камни. Довольно естественным следует считать то, что жители забирались в оставшиеся без хозяев жилища и учреждения, воруя из них вещи и портя их. Население проявляло очень трогательную благодарность к служащим управления. Жители удивлялись, как это финны, уходя, раздают продукты и пр., когда русские, напротив, уходя, забирали последнее. Буквально везде хвалили существовавшие во время управления финнов условия. В какой-то мере проявлялась все-таки и горечь по отношению к нам, поскольку мы их в некотором смысле предали, оставляя в Восточной Карелии. Многие молодые люди, которые обучались в Финляндии и состояли на службе у нас, горько плакали, когда приходилось из-за семейных привязанностей оставаться под властью большевиков, хотя им и хотелось в Финляндию. Из-за отсутствия транспорта невозможно было осуществить переселение стариков. Остающиеся в Восточной Карелии помогали и служили финнам до конца. Пряженский район В Пряжинском районе, который находился в подчинении штаба Военного управления Восточной Карелии, имелось 2002 местных жителей, из которых 1403 чел. национального населения и 599 чел. ненационального. В Финляндию переселилось 58 чел., или 2,9%. Почти все они уехали на военных машинах через Маньгу в Колатсельгу. Возраст отправляющихся составлял 18—30 лет. Настроение их было веселым, и чувствовалось, что они рады, что могут уехать в Финляндию. Даже единственная дочь в одной семье отправилась в Финляндию, оставив родных, которые по старости или болезни, при отсутствии транспортных средств или по другим причинам не могли поехать вместе с ней. В настроении оставшегося населения можно отметить, что карелы искренне сожалели об уходе финнов, в то время как настроение русских было неясным. Из находившегося на территории Пряжинского района Святозерского детского дома к родственникам были отправлены те воспитанники, у которых родственники жили в Пряжинском районе или в таких районах, с которыми еще имелась транспортная связь. Остальные 24 воспитанника были эвакуированы в Финляндию. ... Олонецкий район Олонецкий район, который находился в подчинении воинского соединения, почти полностью был национальным, т. к. из 9690 жителей ненационалов насчитывалось только 86. В Финляндию переселилось 395 чел., или 4,1% всего населения. Тем местным жителям, которые заявляли в районный штаб о желании поехать в Финляндию, выписывали разрешения на поездку. Местные начальники также выписывали такие разрешения. Большая часть людей, которая обращалась за разрешением на выезд, указывала, что едет в Финляндию к знакомым. Тех, у кого не было определенного места прибытия в Финляндии, направляли в Йоэнсуу, где они должны были заявиться в специальный отдел штаба Военного управления Восточной Карелии. Часть из тех, кто взял разрешения на выезд, не отправилась в путь. Большинство отправившихся в Финляндию поехало на поезде. Другая большая группа отправилась с конной колонной районного штаба через эвакуационный центр в Больших Горах, сюда присоединилось несколько семей на своем транспорте. Для эвакуации населения можно было использовать только дорогу Олонец (Тукса) — Нурмолицы — Кукшегоры — Верхняя Видлица — Большие Горы, поскольку использование дороги, идущей по берегу Ладоги в Видлицу, для этой цели запрещалось и из-за высадки десанта противника в ночь на 23.06.44 г. в Тулоксе было невозможно. Отправившиеся в Финляндию в основном состояли из молодых людей, т. е. из получившей образование уже во время большевистской власти молодежи, в чью благосклонность по отношению к финнам не верилось. Много имелось случаев, когда молодые члены семьи хотели и готовились поехать, но родители их не отпускали, и отъезд отменялся. Во время ухода финнов из Олонца настроение населения было печальным. И как ни трудно до конца его понять, все-таки твердо можно сказать, что местные жители были довольны нашим управлением и горячо желали, чтобы их территория осталась в наших руках. От многих мы слышали, что это время стало лучшим в их жизни. Начавшаяся этой весной в Олонце раздача земли стимулировала предприимчивость населения. Явно замечался рост материальной обеспеченности и благосостояния людей, например, огромное стремление к ремонту и строительству домов. Положение со снабжением удовлетворяло население. И хотя первоначальная норма отпуска зерна в некоторых случаях оказалась скудной, люди могли оценить другие продукты (масло, сахар и пр.), о которых они не могли и мечтать в военное время. Особенно хорошим было положение владельцев земельных участков, и оно постоянно улучшалось с увеличением количества скота. Кроме того, выдавалась и одежда, хотя и сравнительно мало. Единственно недовольная часть населения — это жители, эвакуированные осенью 1941 г. из долины р. Свири. Условия их жизни оказались более трудными, потому что они вынуждены были проживать в чужом окружении и потеряли тогда во время поспешной эвакуации часть своего имущества. Естественно, им хотелось в родные места. Их насчитывалось всего около 500 чел. Казалось, что чувство единства этой группы людей с остальным местным населением было слабым, потому что они достаточно обрусели, хотя и говорили еще на карельском диалекте. Из находившихся на территории района Олонецкой детской больницы и Рыпушкальского детского дома дети большей частью были оставлены в Восточной Карелии, и поступали в этом случае так же, как было ранее сказано по поводу расположенного в Пряжинском районе Святозерского детского дома. Из этих учреждений в Финляндию отправили 14 детей. ... Ведлозерский район Ведлозерский район подчинялся штабу Военного управления Восточной Карелии. Он простирался до финской границы и с самого начала был почти целиком карельским, ибо из 4843 его жителей ненациональное население составляло только 676 чел., и из них большая часть, или 612 чел.,были переселены во время военного управления из других мест (ненациональные переселенцы). Но, несмотря на довольно легкие возможности для переезда, в Финляндию переселилось только 105 чел., или 2,2% всего населения района. Учитывая расположение района и его национальный состав, отсюда переселилось в Финляндию неожиданно мало народу. Часть из них прошла через эвакуационный центр в Колатсельге и часть — через эвакуационный центр в Вешкелицах, но большая часть, минуя эвакуационные центры, — прямо на сторону Финляндии. В настроении жителей не произошло существенных изменений. Они относились к эвакуации удивительно спокойно. Вообще чувствовалось, что они хотели бы, чтобы финны продолжали оставаться в Восточной Карелии. Мы постоянно слышали отзывы о хороших условиях жизни во время пребывания финнов, в связи с чем чувствовалось, что многие уверены в том, что полученные привилегии кончатся сразу же, как только придут русские. Особенно ценилось то, что каждый мог свободно трудиться для развития своего хозяйства. Возможно, свои поля, коровы и пр. были так дороги им, что заставили остаться на месте. Особенно люди благодарили за снабжение продуктами, за то, что финны, и уходя, снабдили их большим количеством продуктов. Но, несмотря на все это, население спокойно оставалось на месте. По просьбе воинского соединения, переведенного на территорию Ведлозера, районный начальник уже после завершения собственно эвакуации 3.—4.07.44 г. побывал в Вешкелицах. Военные просили из-за угрозы боевых действий выселить некоторые деревни, и население из них было переведено в более отдаленные деревни, часть людей была взята на оборонные работы. Районный начальник побывал в деревнях близ Вешкелиц и убедился, что местное население находится на месте и спокойно, правда не уверено в будущем. Желания отправиться в Финляндию особенно не чувствовалось, скорее жители стремились на время боевых действий укрыться в лесах. В Финляндию тогда не поехали даже те, кого районный начальник звал поехать, предлагая транспорт. ... Поросозерский район На территории Поросозерского района, который подчинялся штабу Военного управления Восточной Карелии, время эвакуации продлилось, так как линия фронта стабилизировалась 4.09.44 г. и до заключения перемирия северные деревни оставались на финской стороне. Кроме того, район непосредственно примыкал к финской границе, чем облегчалась возможность эвакуации. В результате в Финляндию переехало значительное количество местных жителей. Из 550 чел., из которых только 3 являлись ненационалами, переселилось в Финляндию 100 чел., или 18,2%. Когда стало известно об эвакуации, местных жителей охватило большое беспокойство. Они стали выяснять и спрашивать о возможностях переезда в Финляндию, о транспорте и пр. Людям давались советы и наставления о том, что никто никого не призывает, но никому и не отказывают в переезде, и что значительной помощи в транспорте не будет. Сообщили, что любой свободен поехать, но он сам должен позаботиться о дороге и соблюдать правила, установленные Военным управлением. На тот случай, если бы народу отправилось много, давалось распоряжение двигаться в Финляндию по маршруту Поросозеро — Хингерваара — Лиусваара — Иломантси или Куутамолахти — Хингерваара — Лиусваара — Иломантси. На перекрестках этих дорог были установлены ясные указатели с текстом: «Движение гражданского населения в Финляндию». На каждом перекрестке стоял гид, который указывал направление движения и предотвращал, чтобы указанные колонны не пошли по дороге к Суоярви, где производились автомобильные перевозки. Кроме того, для гражданского населения имелось место для отдыха и питания в жилой избушке районной лесной конторы, а для скота, который брался с собой, — огороженное место. Когда оказалось, что народу отправляется неожиданно мало, местному начальнику дали распоряжение сагитировать поехать таких людей, которые были близки к Военному управлению или вообще к финнам, поскольку предполагалось, что если они останутся на месте, то будут преследоваться русскими. Так, предлагалось поехать старостам деревень, родственникам солдат, служивших в национальных подразделениях, и т. д. Но агитация не привела к ожидаемым результатам, так как большая часть вышеуказанных граждан осталась на месте еще тогда, когда районный штаб оставил свое местопребывание. Во многих деревнях население спряталось в лесах, ожидая окончания сражений. Для того чтобы принять, позаботиться и отправить дальше перемещающихся людей, районный начальник сообщал принимающим органам в Финляндии о численности колонн или групп и о времени их отбытия.Большая группа людей отправилась на автомашинах отдельных военных подразделений в Суоярви, тогда как отправившиеся на лошадях или пешком и взявшие с собой скот использовали указанную дорогу Лиусваара — Иломантси, местом сбора для них был Иломантси. Население северных деревень района использовало, особенно позднее, для передвижения северную дорогу на Лиесу, откуда их на поезде отправляли дальше. Переселенческие лагеря Восточной Карелии Когда финны захватили Восточную Карелию, в переселенческие лагеря поместили тех граждан Восточной Карелии, которые были переселены туда из других мест России и не относились, таким образом, к коренному населению территории., В период военного управления из лагерей освободили почти все национальное население, поэтому, когда началась эвакуация, из находящихся в лагерях 14 926 чел. имелось националов только 38, но и из них большая часть обрусела. Картину о положении в лагерях дает уже то, что из лагерей по своей инициативе отправилось в Финляндию 104 чел., или 0,7%, этот процент такой же, как в Заонежском и Кондопожском районах. Особенно много отправилось людей из лагеря в Святнаволоке — около 10%. Согласно поступившему распоряжению, следовало охранять лагеря Восточной Карелии до тех пор, пока последние легкие прикрывающие части не оставят места их расположения. Когда началась эвакуация, переселенческих лагерей имелось 8, в том числе 6 в Петрозаводске, один в дер.Святнаволок Мунозерского района и один в дер. Ильинское Олонецкого района. Во время эвакуации перевели из детского дома, расположенного в Корпела Петрозаводского района, 54 ребенка в переселенческий лагерь № 6, а также из расположенного в Шуе Прионежского района воспитательного заведения 20 чел. — в дисциплинарный лагерь. Закрыли различные трудовые лагеря, а лагерников отправили в свои лагеря. Из дер.Пууёки Прионежского района гражданское население 23.06.44 г. поместили в переселенческий лагерь № 3. В конце эвакуации вышел приказ о помещении в этот же лагерь всех мужчин-ненационалов г. Петрозаводска. 25.06.44 г. перевели из центральной тюрьмы и концлагеря в Киндасово 201 чел. в переселенческий лагерь № 2. Лагерников использовали на тех же работах, что и в обычное время, но дополнительно очень много на погрузочных работах. Лагерники получали обычное питание, все-таки продуктов было роздано столько, что их хватило до 8.07.44 г. Кроме того, плату они получали натурой, т. е. продуктами питания, такими как картофель, мука, так как финские деньги уже не имели для них цены. Отмечалось некоторое отличное от обычного поведение лагерников уже 19.06. Лагерники, видимо, уже знали об уходе финнов. Они заметили это по подготовке финнов к отъезду, и особенно жители переселенческого лагеря № 5 — по происходившему движению на вокзале. Лагерники боялись за свое будущее, и некоторые высказывали сожаление по поводу ухода финнов. Начальник лагерей, бывая в различных лагерях Петрозаводска, слышал от многих людей, что в лагере им жилось и работалось хорошо и что они будут тосковать по финнам. В переселенческом лагере № 3, разговаривая со старостами домов, он слышал, как один русский писарь-переводчик сказал: «Все так уважают финнов». Лагерники заявляли, что они боятся, что, когда город станет местом сражений, их убьют. Во многих лагерях старшие жители и старосты домов просили разрешения создать какие-либо защитные отряды, которые бы следили за порядком в лагере после ухода финнов, так как они боялись возможных беспорядков. С просьбой согласились, и лагерники сами приступили к организации таких отрядов и затем патрулировали на территории лагерей. Это мероприятие, по-видимому, положительно повлияло на поддержание хорошего порядка. Организованность в лагерях была до конца удовлетворительной, но в лагере № 6 встречались беспорядки и случаи бегства. В ночь с 25 на 26.06. здесь появились русские листовки. Лагерники сами объявили об этом, и не обратили внимания, по их заявлению, на «пропаганду». Начальник лагерей сделал 26.06. всем объявление о том, что все гражданские лица, которые будут обнаружены в городе, будут расстреляны как партизаны без предварительного следствия. Одновременно предлагалось всем лагерникам находиться на территории своего лагеря, где их неприкосновенность гарантировалась и где во всяком случае финны не будут вести сражений. Получив это объявление, лагерники обещали находиться на своих местах, и заявлений с просьбой о выходе из лагеря больше не поступало. 27.06.44 г. в 17.00 час. поступил приказ всей охране, находящейся в лагерях Петрозаводска, отступить, поэтому после 18.30 час. остались только некоторые военные полицейские следить за порядком. После того как охрана ушла, начальник лагерей находился в лагере № 5, он отметил, что там порядок сохранялся до самого конца. Когда он уходил, лагерники выкрикивали дружеские прощальные слова, так же как и тогда, когда уходила охрана. Следует еще заметить, что лагерники выражали удивление и благодарность за то, что им заготовили продуктов на столь продолжительное время, рассказывая, что русские солдаты, уходя в свое время, не оставили им продуктов ни на один день. Центральная тюрьма и концлагерь в Киндасово В центральной тюрьме в Киндасово на 20.06.44 г. имелось заключенных всего — 201 мужчина и 72 женщины, кроме того 7 детей. Из этих заключенных 19 было военнопленных и также 19 чел., осужденных финским надворным судом, перебежчиков и переведенных сюда из центральной тюрьмы Риихимяки, таким образом в Киндасово находилось только 235 чел., прибывших не из Финляндии. В районной тюрьме в Петрозаводске на тот же день имелось находящихся под следствием и задержанных — 20 мужчин и 12 женщин. Подозреваемые в незначительных преступлениях и находящиеся под арестом были уже 18.06.44 г. выпущены на свободу. Из центральной тюрьмы в Киндасово 25.06.44 г. на машинах были перевезены в Петрозаводский переселенческий лагерь все осужденные за незначительные преступления и часть осужденных за шпионаж.Так были переведены в переселенческий лагерь 109 мужчин и 43 женщины, или всего 152 заключенных и 4 детей. Из районной тюрьмы в Петрозаводске также перевели в переселенческий лагерь 5 задержанных и 4 находящихся под следствием. С согласия Главной квартиры были эвакуированы в Финляндию все остальные заключенные из центральной тюрьмы в Киндасово и находящиеся в районной тюрьме в Петрозаводске, из которых к местному населению относились 70 мужчин и 36 женщин, таким образом в Финляндию привезли всего 106 заключенных. Из вывезенных в Финляндию большая часть была осуждена за шпионаж, но были среди них и задержанные органами надзора и находящиеся в предварительном заключении. Добавим, что 7 заключенных просили права убежища в Финляндии. Из переведенных в Финляндию заключенных 9 чел. поместили в июле в концлагерь в Колвасярви. Находящихся в концлагере в Киндасово 37 мужчин и 12 женщин 25.06.44 г. перевезли вместе с остающимися в Восточной Карелии заключенными в переселенческий лагерь в Петрозаводск. Ухтинский район Ухтинский район, относящийся к Беломорскому округу, находился в подчинении у немецких войск. По заключенному 4.09.44 г. перемирию сразу же приступили к эвакуации района. Во время эвакуации в отношениях с местным населением придерживались тех же принципов, что и ранее в Олонце, но отсюда переселилось в Финляндию все-таки значительно большее количество жителей, или всего 324 чел., что составляет 53,8% от населения в 600 чел., полностью национального. Эвакуация Ухтинского района, в том числе и гражданского населения, его имущества и скота, проходила таким образом, что к 7.09.44 г. были переведены на запад от границы все передвигающиеся в Финляндию по трем дорогам. Со стороны Вокнаволока эвакуация гражданского населения проходила прямо по дороге на Раата в Хюрюнсалми. Люди могли взять с собой в грузовые машины значительное количество своего личного имущества. Со стороны Бабгубы население перевозили на моторных лодках в Хямелахти и оттуда дальше на грузовых машинах в Хюрюнсалми. Штаб Военного управления Восточной Карелии создал эвакуационный центр в Хюрюнсалми, где сходились дороги, идущие из Бойницы, Вокнаволока и Бабгубы. Указанный эвакуационный центр занимался отправкой людей дальше на финляндской стороне, закончив в основном свою деятельность 13.09.44 г. В середине июня 1944 г. из-за возможного нападения партизан население района было сосредоточено в деревнях Вокнаволок, Пирттигуба, Каменное Озеро и Бабгуба, где и находилось, когда началась эвакуация. В Хюрюнсалми на грузовых машинах привезли всего 260 чел., их отправили по железной дороге дальше в лагерь Алапиткя. Из Вокнаволока и Бабгубы в колонне со скотом прибыло 53 чел., владельцев этого скота по шоссейной дороге отправили в Алапиткя. Остальные переселившиеся в Финляндию прибыли в Алапиткя с последними финскими частями. Лошадей гражданского населения было эвакуировано 41. С разрешения Министерства сельского хозяйства из Беломорского округа жители смогли привести также крупный рогатый скот, который поместили в Алапиткя У карантинный лагерь. В Финляндию, таким образом, прибыло 118 коров, 2 быка, 21 телочка и 17 бычков. После карантина, когда ветврач определил, что весь приведенный в Финляндию домашний скот не болен, его передавали обратно владельцам, если они могли за ним ухаживать. Овец пришло 33, из них 30 было зарезано в Хямелахти, там же была зарезана и взятая с собой одна свинья. Скот из района эвакуировали стадами отовсюду, кроме Войницы, иногда использовались машины, например для перевозки овец. Из переехавших в Финляндию многие, в частности некоторые бывшие родом из дер. Толлорека, уже давно заявляли о своем желании поехать в Финляндию в том случае, если русские придут обратно. Следует заметить, что у многих из них имелись в Финляндии родственники. Молодые люди проявляли больше интереса к переезду, чем старшее поколение. Прощание с остающимися на месте происходило спокойно, хотя и слез проливалось немало. Остающиеся не проявляли по отношению к финнам враждебности. И, по-видимому, у многих только глубокая привязанность к родным местам повлияла на их решение остаться. Часто вопрос о переезде оказывался трудным, и люди заявляли, что если бы имелся приказ о переезде в Финляндию, они отправились бы туда без раздумий. Но поскольку решение принималось добровольно, они были растеряны. Какое-либо незначительное обстоятельство или случайность также могли повлиять на решение. Население, оставшееся в Вокнаволоке, по приказу немцев интернировалось в местной народной школе. Сначала его охраняли части гражданской обороны, после отхода которых немцы взяли охрану на себя. Переселившиеся в Финляндию граждане надеются, что будут жить мирно и не хотят, за исключением некоторых, возвращения на захваченную русскими территорию. По полученным сведениям, все переехавшие довольны организацией эвакуации и условиями в Алапиткя. Кестеньгский район Кестеньгский район, относящийся к Беломорскому округу, также находился в подчинении у немцев. 4.09.44 г. и здесь приступили к эвакуации, придерживаясь по отношению к населению тех же принципов, что и в Олонце. В Финляндию переселилось 79 чел., из них 17 чел. были привезены немцами, и таким образом все местные жители переехали в Финляндию. Эвакуация в Кестеньгском районе началась 4.09. и закончилась 8.09.44 г. Добровольно уехало в Финляндию 62 чел., но немецкие части после 13.09. насильно эвакуировали остальных 17 чел. Всем переезжавшим оказывалась помощь в транспорте таким образом, что дети, больные и нетрудоспособные старики перевозились на машинах в Куусамо, оттуда на машинах в Хюрюнсалми, дальше по железной дороге в Алапиткя. Военное управление выделило для перевозки имущества имеющихся в районе лошадей. Трудоспособная часть населения со своим имуществом и скотом была собрана в дер. Киимасваара, откуда одной колонной направились в Куусамо и Оулу, далее по железной дороге в лагерь в Алапиткя. У населения имелось с собой 34 коровы и 3 лошади. Другое имущество у каждой семьи размещалось примерно на одну повозку, и дополнительно одна автомашина с имуществом прибыла в Куусамо позднее. Для тех граждан, которые сразу отправились с нами, решение пришло легко, но для тех, кто сначала остался в районе, выбор оказался очень трудным. В пути, несмотря на трудности, настроение было бодрым. Чувствовалось, что центральный вопрос для людей заключался в том, что смогут ли они в Финляндии держать своих коров или их отберут. ... Всего из населения Восточной Карелии — 83 541 чел. переселилось во время эвакуации в Финляндию 2799 чел., или 3,35%. Национальное население из них составляло 2196 чел., или 78,5% и ненациональное население — 603 чел., или 21,5%. Мужчин насчитывалось 732, или 26,2% от переселившихся, женщин — 1264, или 45,2%, и детей младше 15 лет — 803, или 29,6%. Как было уже ранее сказано, жены и невесты финских граждан с их семьями занимали особое положение во время эвакуации. Из переселившихся из Восточной Карелии 2799 чел. значительная часть уже является финляндскими гражданами: часть из них, уже в Восточной Карелии вступив в брак с финляндскими гражданами, получила право гражданства, а часть, переехав в Финляндию, вступила там в брак с финляндскими гражданами. Деление переселившихся по национальностям видно из следующей таблицы: Начальник отдела но делам населения капитан Пааво Контио Источник: SA. Подлинник. Перевод с финского. (1995) По обе стороны карельского фронта 1941-1944 - Стр.541-553
 
131

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!Мы прочитаем Ваше сообщение в ближайшее время.

Ошибка отправки письма

Ошибка!В процессе отправки письма произошел сбой, обновите страницу и попробуйте еще раз.

Обратная связь

*Политика обработки персональных данных